РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог файлов
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 16.08.2017, 20:29

Главная » Файлы » Примечания » Записки Василия Михайловича Головнина в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах

Примечания
11.10.2013, 15:10

Примечания

1

на шлюпе «Диана»

2

Любопытно, что Генрих Гейне, рассуждая о нравственности в известном своем произведении «Людвиг Берне», пишет: «На заглавном листе «Путешествия в Японию» Головнина помещены эпиграфом прекрасные слова, которые русский путешественник слышал от одного знатного японца: «Нравы народов различны, но хорошие поступки всюду признаются таковыми» (Г. Гейне, Избранные произведения. ГИХЛ, М., 1934, стр. 46).(Прим. ред)

3

Д. И. Завалишин, Записки декабриста. СПб., 1906, стр. 49 – 50.(Прим. ред)

4

Д. И. Завалишин, Записки декабриста. СПб., 1906, стр. 245.(Прим. ред)

5

Шлюп «Диана» под моей командой отправлен по высочайшему повелению из Кронштадта в 1807 году с особенными поручениями, из коих главнейшими были открытие и опись малоизвестных земель восточного края Российской империи. В 1809 году он прибыл в Камчатку, а в 1810 плавал к западным берегам Северной Америки.

6

Почта на Камчатку шла через Охотск.

7

Джемс Кук – знаменитый английский мореплаватель; убит на Гавайских островах 14 февраля 1779 года (см. примечание на стр. 118). Его сменил капитан Кларк (Клерк), умерший в том же 1779 году.

8

Полуостров Сахалин. Французский мореплаватель, Лаперуз, обследовавший в 1787 году южный и юго-восточный берега Сахалина, принял его за полуостров. Знаменитый русский мореплаватель Крузенштерн, обследовавший восточные и северные берега Сахалина в 1805 году, также принимал его за полуостров азиатского материка. Островной характер Сахалина окончательно доказан русским моряком Невельским в результате экспедиции 1849 – 1852 годов.

9

Остров Мацмай. Мацумаэ (искаженное европейскими путешественниками в Мацмай или Матсмай), теперь Фукуяма – город на крайнем юго-западе острова Хоккайдо, у входа в Сангарский пролив со стороны Японского моря, первое постоянное японское поселение на Хоккайдо. По этому городу иностранные путешественники часто называли Мацмаем весь остров. Сами японцы называли его Езо (на старых европейских картах Иессо).

10

Остров Штатенландия (Земля Штатов). Южные Курильские острова были посещены в 1643 году голландским мореплавателем де-Фризом (правильно Врис, по-голландски Vries). Он был на службе у торговой Голландской Ост-Индской компании. Землей Штатов он назвал остров Итуруп в честь законодательного органа Нидерландской республики – Генеральных Штатов. Компанейская Земля, теперь остров Уруп, назван был де-Фризом в честь Голландской компании. Марикан, теперь Симусир.

11

Корейское море. Так европейцы называли Японское море.

12

Крузенштерн в веденном им журнале употреблял новый стиль.

13

Компанейское судно – в данном случае судно Российско-Американской компании.

14

Корабль капитана Крузенштерна.

15

«Сокращенные записки флота капитан-лейтенанта Головнина о плавании его на шлюпе «Диана» для описи Курильских островов, в 1811 году».

16

Два Чирпоя – острова Чирпой и Брат Чирпоев Курильской гряды, к северо-востоку от Урупа.

17

Немуро – рыбачий порт на восточной оконечности острова Хоккайдо.

18

Наш переводчик выражал этот вопрос: «С добрым умом или с худым умом вы пришли сюда?»

19

Урбитч – вероятно, селение Рубецу на западном берегу острова Итуруп.

20

Такое объявление я сделал для того, чтобы под видом отыскивания удобной гавани обойти кругом все их острова и сделать им точнейшую опись; настоящей же причины нашего к ним прихода никак невозможно было открыть японцам.

21

Сарачинским пшеном в то время русские называли рис.

22

Напиток саке делается из сарачинского пшена; вкусом не противен и не крепок, однакож от большого количества может опьянеть и приобыкший к крепким напиткам человек.

23

Мохнатыми курильцами русские называли айну.

24

Парки – верхняя одежда; у камчадалов делается из оленьих шкур.

25

Топорок – морской попугай.

26

Кунжа (кунжда) – крупная рыба семейства лососевых, до 10 килограммов.

Сарана – дикорастущая лилия, сладкая луковица которой богата крахмалом.

Черемша – дикорастущее пряное растение (черемша – «медвежий лук»).

27

Бобровые кожи. Головнин говорит здесь и ниже не о речных бобрах, а о так называемых камчатских, или морских, бобрах, о морской выдре, не имеющей ничего общего с обыкновенным бобром. В начале XIX века за шкуру «морского бобра» платили несколько десятков рублей (в начале XX века – от 600 до 1000 рублей).

28

Птицы, описанием соответствующей мавридори, я не мог прибрать в Бюффоновой «Естественной истории» и потому сообщу здесь описание ее: мавридори величиною с голубя, перья на спине и на верхней части крыльев черноватые и темносерые, часто перемешанные, а на брюхе и под крыльями светлосерые; крылья длинные, состоящие из двух частей, соединенных суставом. Когда они растянуты, между концами два фута восемь дюймов, а от конца носа до конца хвоста тринадцать дюймов; лапы о трех пальцах с едва приметными когтями, которые во всю длину соединены перепонкою, а сзади небольшой палец, более похожий на ноготь; лапы и перепонки цвета свинцового; нос острый, черный, на конце вниз загнутый, с двумя сверху дырами.

29

Звание, соответствующее нашему исправнику.

30

Исправник – начальник уездной полиции в царской России. (OCR: Примечание относится к подстрочному примечанию.)

31

Матросы первой статьи Дмитрий Симонов, Спиридон Макаров, Михаило Шкаев и Григорий Васильев.

32

Нифон (правильно Ниппон или Нихон) – официальное название всей Японии. Европейцы думали, что оно относится только к главному острову, который сами японцы называют Хонсю (или Хондо).

33

Аманат – (от тюркского «аман» – милость, пощада) – заложник.

34

Так звали лейтенанта Хвостова.

35

Матица – центральная балка русской избы.

36

Японцы обыкновенно протягивают большие свои невода вдоль берега в расстоянии от него сажен на 20 – 25 и более и оставляют оные на поплавках, пока рыба, идущая во время лова беспрестанно вдоль берегов, не зайдет в невод; тогда они, большим числом людей, вдруг притягивают концы оного к берегу.

37

Наша лодка имела, по крайней мере, около тридцати футов в длину и футов восемь ширины.

38

Аткис – вероятно, Аккеси, рыбачий поселок на южном берегу Хоккайдо, у залива Аккеси, между портами Немуро и Кусиро.

39

Японские постели состоят из одного большого одеяла, шелкового или бумажного, смотря по состоянию человека (нам давали бумажные), которое подложено ватою пальца на два и простегано изредка на живую нитку, чтоб можно было вату вынимать для мытья наволочки. Одеяла сии они сгибают вдвое и стелют на полу, который во всех японских домах и даже в хижинах покрыт мягкими соломенными матами, весьма чисто и красиво сделанными, и ложатся совсем нагие, завернувшись в пребольшой халат с широкими короткими рукавами, сшитый также из шелковой или бумажной материи и подложенный очень толстой ватой. Вместо подушек употребляют они разным образом из дерева сделанные штуки. Простые люди кладут в голову круглый кусок дерева, совершенно похожий на те, какие употребляются в простонародной у нас игре, называемой городками, с той только разностью, что японцы с одного конца наверху делают выемку для вмещения задней части головного черепа. Положив на сей обрубок голову, без всякой мягкой подстилки, спят они от привычки очень покойно. Лучший же или богатый класс людей употребляет вместо подушек очень красиво сделанные ящики вышиной дюйма в четыре, наверху коих привязана круглая подушка длиною дюймов в шесть или восемь, а толщиной в размере дюйма в два или в три В ящике хранят они вещи своего туалета, как то: бритвы, ножички, помаду, зубные кисточки, порошки и прочее.

40

Один раз только в маленьком селении поместили нас в пустом амбаре, где прежде хранилось пшено. Жар был пренесносный, и на полу ползало бесчисленное количество червячков, которые нас очень беспокоили.

41

Конвойные наши были солдаты княжества Намбу. Они все были в одном звании и хотя в некоторых случаях принимали приказы от старшего, но вообще в таких обстоятельствах, которые выходили из обыкновенного порядка, все делали с общего совета.

42

Намбу. Княжеская фамилия Намбу с XIV века владела северо-восточной областью острова Хонсю; ее резиденцией был город Ивате (теперь Мориока).

43

Мы тогда его считали чиновником по отличному платью и по почтению, какое оказывали ему наши конвойные; но после узнали, что он был солдат императорской службы, а не княжеской, следовательно против княжеских воинов имел старшинство и большие преимущества; почему они и уважали его, как своего начальника. Он даже занимал особенную комнату, и ел не вместе с ними.

44

Солдат императорской службы. Императором Головнин здесь и ниже называет сегуна, наследственного светского правителя страны (с начала XVII века – из фамилии Токугава), противопоставляя его «духовному императору» (тенно или микадо), не имевшему до 1867 года никакой реальной власти. Князья (даймио) подчинялись сегуну, и потому их солдаты были ниже по положению, чем солдаты на службе у сегуна. (OCR: Примечание относится к подстрочному примечанию.)

45

Японцы имеют свой чай, зеленый и черный. Последний из них очень дурен: кроме цвета, в нем нет ничего похожего на обыкновенный китайский чай, ни вкусу, ни запаху. Японцы пьют его, когда пить захочется, как мы квас, теплый или горячий, только без сахару, а зеленый чай пьют изредка, как лакомство. Сперва поджаривают или подогревают его на огне в бумажной коробочке, пока он не пустит крепкого запаха; потом кладут его в медный чайник кипящей воды; от этого чай их получает особенный вкус и запах, для нас очень неприятный, но японцам он нравится. Головного сахара у них нет, а лучший сорт песку привозят голландцы. Он продается весьма дорого в небольших круглых коробочках. Есть у них и свой сахарный песок, только он очень грязен, черен и не сладок. Японцы редко пьют чай с сахаром, а любят просто есть его: положив на ладонь ложку сахару, берут в рот, как маленькие дети. Когда мы потчевали своих караульных присылаемым нам в гостинец сахаром, то они всегда с большими комплиментами отговаривались, а ночью, лишь только мы засыпали, они все съедали дочиста.

46

Орандо – по-японски земля Оранская. Японцы так называли Голландию, потому что знали (со слов торговавших с ними голландцев), что во главе правительства Нидерландской республики стоят члены Оранского дома (с 1815 года – королевская династия).

47

Кабо – по-испански и португальски значит мыс. Как имя собственное («Мыс») до сих пор сокращенно употребляется для обозначения провинции (прежде колонии) Мыса Доброй Надежды.

48

Японцы употребляют два способа писания. Один китайский, в котором почти всякое слово означается особенным знаком. Знаки сии, по словам японцев, они заимствовали около тысячи лет назад в Китае, так что название какой-либо вещи хотя совершенно различна выговаривается на китайском и японском языках, но пишется одним знаком. Этот способ употребляется в лучших сочинениях, в официальных бумагах и вообще в переписке – между людьми хорошего состояния. Второй способ – алфавитом, в котором у японцев 48 букв и посредством которого пишет простой народ. В Японии нет человека, впрочем какого бы низкого состояния он ни был, который не умел бы писать сим способом, и потому-то они удивлялись, каким образом из четырех человек наших матросов ни один не умел писать.

49

«Алфавит, в котором у японцев 48 букв». Оба японских алфавита (слоговые азбуки), катакана и хирагана, в настоящее время применяются обычно в комбинации с китайскими иероглифами; последние обозначают корни слов, а знаки слоговой азбуки – окончания, частицы и другие служебные слова. Грамотность среди японцев-горожан в начале XIX века была распространена гораздо больше, чем в остальных азиатских странах, и, вероятно, больше, чем во многих европейских странах, но массы городской бедноты и крестьянства тогда были неграмотны. Обязательное обучение детей школьного возраста было введено только в последней четверти XIX века.

50

Мы тогда их считали чиновниками, но они были не что иное как императорские солдаты, о коих я упоминал выше.

51

Связывать веревками в таком обыкновении у японцев, как то мы после узнали, что в училищах мальчикам за леность или за шалости связывают в наказание руки назад на некоторое время, смотря по важности вины.

52

Везде по дорогам в японских владениях на каждых четырех или пяти верстах сделаны для удобства путешественника беседки или шалаши.

53

«…Навсем берегу, по которому мы шли, протягивающемуся почти на 1100 верст, нет ни одного залива, ни одной заводи или даже изгиба берега, где бы не было многолюдных селений». У Головнина сложилось неправильное представление о заселенности южного берега Хоккайдо, по которому конвойные вели пленных русских: те селения, которые он считал многолюдными, были, за малыми исключениями, временными рыбачьими поселками, оживлявшимися только в летнее время (дело было в июле). На всем острове в начале XIX века было несколько десятков тысяч постоянных жителей – японцев; даже через 60 лет (в 1869 году), по официальным данным, на Хоккайдо их было всего лишь 60 тысяч. Численность же айну (курильцев) и тогда не могла быть велика: на малолюдность их селений указывает ниже сам Головнин.

54

Раковины. Речь идет о съедобных ракушках.

55

«Кончаются курильские селения». Цепь селений айну кончалась у входа в Вулканический залив, там, где теперь стоит город Муроран. В 45 километрах к северо-востоку от него до настоящего времени сохранилась «показательная» деревня айну.

56

Во всей Японии нет другого строения, кроме деревянного. Японцы несколько раз говорили нам, что они могли бы строить каменные дома не хуже других народов, но землетрясения, часто у них бывающие, того не позволяют.

57

«Во всей Японии нет другого строения, кроме деревянного». В Японии в начале XIX века действительно было лишь несколько каменных зданий – замков

58

Курильцы острова Мацмая отчасти особенный народ от жителей других Курильских островов и имеют свой язык, в котором хотя и есть много курильских слов, но курильцы их понимать не могут. Алексей и жители островов Итурупа и Кунасири совершенно разумели друг друга, но с мацмайскими курильцами он объяснялся с большим трудом, а иногда и понимать их не мог; но в том, что все они некогда составляли один и тот же народ, нет ни малейшего сомнения: наружный вид, обычаи и множество сходных слов в их языках слишком достаточно о том свидетельствуют.

59

Когда японцы хотели известить нас о чем– либо, то всегда делали это с некоторой важностью и торжественно: сами становились в ряд против нас; переводчик их и наш Алексей становились на колени между ими и нами. Потом провозглашаемо было, чтобы все предстоящие молчали, и тогда уже старший из них начинал объяснять дело тихим голосом и медленно своему переводчику, тот – Алексею, а он нам.

60

Японцы на караулах часы бьют двумя сухими звонкими дощечками; сначала мы называли их трещотками. Дозоры такие ходили и на дороге вокруг домов, где мы имели ночлег. Долго нам неизвестно было, что они значили; но после уже мы узнали, что это патрули караульных, бьющие часы и осматривающие посты.

61

После мы узнали, что переводчика зовут Вехара-Кумаджеро.

62

Лекарь прозывался Того.

63

Я сказал это для того, что в жестоком нашем положении не хотел показать несчастным своим товарищам, что одного предпочитаю другим.

64

В Хакодате кормили нас очень дурно, а особливо сначала: обыкновенную нашу пищу составляли каша из сарачинского пшена, похлебка из простой горячей воды с тертой редькой, без всякой приправы, горсточка зеленого луку, мелко накрошенного, или вареных бобов, а иногда, вместо луку или бобов, кусочка по два соленых огурцов или соленой редьки. Изредка варили нам лапшу из бобовой муки, подавали гнилую треску или китовый жир вместо редечного супу, и раза два в пятьдесят дней дали по половине камбалы с соей на человека; есть давали три раза в день: в восемь часов поутру, в полдень и в четыре часа вечера; пить же давали теплую воду, а иногда очень дурной чай без сахара.

65

«Японцы фамилию мою произносили почти как Ховарин». В японском языке нет звука «л»; в иностранных словах он заменяется звуком «р».

66

У японцев левая сторона имеет преимущество, как у нас правая; мы везде это у них замечали, а после они и сами то же нам сказывали, но причины сего обычая объяснить не могли.

67

Этот вопрос немало сделал нам затруднения. Алексей, не умея выразить его по-русски, спрашивал нас: «Какой хвост у твоего имени?» Надобно знать, что на курильском языке хвост и конец называются одинаково. Мы не могли понять, что он хочет сказать, пока не вошла ему в голову счастливая мысль объяснить вопрос свой примером. Он сказал: «Вот меня зовут Алексей, и еще хвост у имени моего, Максимыч, а у тебя какой ич?»

68

«Уборы головные не входят в наши законы». Поручик Лаксман, служивший при Екатерине II и бывший в Японии в 1792 – 1793 годах, носил пудренный парик с косичкой, как тогда полагалось по форме. При Александре I этот «закон» в России был изменен.

69

Японские лекари нимало не заботятся, чтобы больные их наблюдали диэту; они всегда советуют им более есть, и чем более больные едят, тем они довольнее, ибо хороший аппетит, по их мнению, всегда есть верный признак скорого выздоровления.

70

Имя этого чиновника Отахи-Коеки.

71

Японцы большие охотники до редкостей: первая их страсть собирать какие-нибудь необыкновенные вещицы. При нас не было ни одного солдата, который бы не показал нам чего-нибудь почитаемого им редкостью; у некоторых хранились в нескольких бумагах складные матросские ножи, полученные ими от Лаксманова экипажа; другие берегли медные деньги наши или пуговки; иной хранил какую-нибудь бездельную ракушку или камешек и т. п.

72

По главному начальству сего чиновника над всей областью, должность его, конечно, соответствует тому званию, что в Европе называется губернатором; почему мы его и называли так, но у японцев он называется, когда о нем говорят с почтением, буйнио или, в обыкновенных разговорах, бунио и буниосо; почему впоследствии я буду называть его бунио.

73

Американские компанейские селения – промысловые поселки Российско-Американской компании на Аляске.

74

«Зачем русские строят такие крепкие суда, что они могут так долго плавать в открытых океанах?» В 1636 году правитель (сегун) Японии запретил своим подданным под страхом смертной казни посещать чужие страны и строить крупные суда, годные для дальнего плавания. Запрет этот существовал до шестидесятых годов XIX века. Воспитанные в таких традициях, японские чиновники, допрашивавшие пленных, считали, что и русские могли покидать свою родину и совершать дальние плавания только для выполнения очень важных правительственных заданий.

75

С самого того дня, как нас взяли, по сие время японцы только один раз в дороге вымыли наши рубашки, и то, по неимению мыла, очень дурно. Итак, легко вообразить себе можно, до какой степени ныне они были черны и даже гадки; следовательно, позволение вымыть их должны были мы почитать немаловажным снисхождением.

76

Ванну японцы сделали для нас в пребольшом чану, нагрев воду посредством вставленной в боку чана медной трубы с небольшой каморой вместо печки, в которой жгли дрова несколько часов сряду, пока вода не согрелась. Они посылали нас мыться по очереди, начиная с меня и до Алексея, и всех в одной и той же воде. Сначала нам показалось досадно; мы думали, что они в этом случае поступают с нами, как с презренными преступниками, которых восемь человек могут мыться в одной грязной воде, но успокоились совершенно с сей стороны, когда, к немалому нашему удивлению, увидели, что после всех нас в той же самой воде, не прибавляя ни капли свежей, мылись три или четыре человека из наших караульных солдат императорской службы. Звание сие довольно почетное в Японии. Из сего видно, что японцы нимало не брезгливы и не имеют отвращения к христианам, которых многие другие азиаты считают существами погаными.

77

То есть точно в то время, когда мы пришли к их берегам, как будто нарочно, чтоб подтвердить показание курильцев.

78

Не должно позабыть, что прежде сего слепой случай заставил нас попасть на число семь, говоря о судах, находившихся в Петропавловской гавани.

79

Японцы редьку варят в похлебке, как богатые, так и бедные люди; словом сказать, редька у японцев точно в таком же употреблении, как у нас капуста, а сверх того они солят ее и подают к кушаньям вместо соли, кусочка по два, которые с рыбой или со всем тем, что хотят посолить, прикусывают не по многу.

80

У японцев нет в употреблении носовых платков; они сморкаются и плюют в писчую бумагу, которую для сего всегда носят с собою в книжке или за рукавами; богатые люди употребляют лучший сорт бумаги, а бедные похуже; нам в Хакодате давали очень дурную бумагу; а в этом случае дали из лучшего сорта.

81

Вот для любопытных описание нашей тюрьмы. Надобно вообразить четвероугольный деревянный сарай длиною шагов в двадцать пять, шириной в пятнадцать, а в вышину сажени в две. С трех сторон у сарая глухие стены, в которых нет ни малейшего отверстия, а с полуденной – вместо стены, решетка из толстых брусьев дюйма четыре в квадрате и в таком же расстоянии брус от бруса. В этой решетке сделаны дверь и еще маленькая калитка; та и другая всегда на замке. Посредине сарая стояли две клетки, сделанные из таких же брусьев; они отделялись от стен и одна от другой коридорами. Одна из клеток была в длину и в ширину по шести шагов, вышиною же футов десять, а другая при той же ширине и вышине имела восемь шагов длины. Первая из них назначена была для нас троих, а последняя для матросов и Алексея. Вход в них был так низок, что мы принуждены были вползать; дверцы состояли из толстых брусьев и запирались толстым железным запором; над дверцами находилась небольшая дыра, сквозь которую нам подавали пишу. При задних стенах клеток были небольшие чуланчики, также из толстых брусьев, с небольшими отверстиями на полу в ящики для естественных нужд; смежные же стены клеток были обиты досками, чтоб мы матросов, а они нас видеть не могли; для этой же причины и между чуланчиками стоял щит. Подле же решетки сарая, с наружной стороны, была приделана караульная, в которой беспрестанно сидели по два солдата императорских войск. Они могли сквозь решетки видеть все, что мы делали, и глаз с нас не спускали. Весь сарай, в расстоянии от оного шагов на шесть или на восемь, окружен был высокой стеной с деревянными шпицами; для выхода из сего двора служили небольшие ворота прямо против дверей сарая; вокруг же первой стены находилась другая, поменьше; она окружала пространный двор, в котором подле ворот большой стены на одной стороне был караульный дом, а на другой кухня и комната для работников. Все это здание стояло между крутым и глубоким оврагом, в котором текла речка, и валом замка, от коего отделялось оно не очень широкой дорогой. Ночью тюрьма наша казалась еще ужаснее, ибо огня у нас не было, а горел только ночник из рыбьего жира в караульне и то в бумажном фонаре, от коего чрезвычайно слабый свет едва мог освещать сквозь решетку некоторые места огромного сарая.

82

Или, лучше сказать, соломенные подошвы, ибо японцы не носят ни сапогов, ни башмаков, а плетут из соломы или из травы подошвы.

83

Эдо – столица сегунов. После ликвидации сёгуната (1867 – 1868) резиденция императора была перенесена из Киото в Эдо, и город был переименован в Токио.

84

Так наш Алексей величал буниоса, ибо в том краю сим названием именуют камчатского областного начальника: должность эту с 1799 по 1812 год отправляли генерал-майоры.

85

Через несколько дней мы получили обещанные платья. Для нас троих сшито оно было из толстой бумажной материи, похожей несколько) на байку, вишневого цвета, которая по-японски называется момпа, на вате и бумажной подкладке, а для матросов из простой бумажной материи на бумажной же подкладке, также на вате, и одного покроя с нашим. Это платье было сшито так странно, что не походило ни на шинель, ни на капот, ни на тулуп, ни на сюртук, а кажется, всего тут было по частице. Алексею же дали халат на японский покрой.

86

Первый снег выпал в Мацмае ночью с 14 на 15 октября, но, пролежав несколько дней, опять сошел, а около половины ноября выпал настоящий снег и наступила зима.

87

Узнав, что Мур умел очень хорошо рисовать, они просили его, чтоб он изобразил на бумаге государеву шляпу.

88

Когда мы им сказали, что европейские государи не укрепляют своих дворцов и не ставят на них пушек, то сначала они не поверили нам, а после немало дивились такой, по мнению их, неосторожности.

89

Сказав им об овцах, надлежало Муру нарисовать барана, а потом козла; наконец, дошло дело до ослов, лошаков, до карет, саней и прочего; одним словом, японцы хотели, чтобы он изображал на бумаге все то, чего нет в Японии и чего они видеть в натуре не могли.

90

На ответ наш, что мы этого не знаем, японцы просили сказать хотя примерно. То же делали они и при всех вопросах, когда мы отговаривались незнанием, и даже упорством своим нередко сердили нас, требуя настоятельно, чтоб мы сказали им примерно то, чего мы совсем не знаем, например: число портов во всей Европе, где строятся корабли, или сколько во всей Европе военных и купеческих судов. Можно было сказать им наугад, но в таком случае надлежало все это помнить, ибо они все ответы наши записывали и спрашивали об одной и той же вещи раза во два и по три, только в разное время и другим порядком.

91

Японцы не употребляют ни ложек, ни вилок, а едят двумя тоненькими палочками; жидкое же кушание прихлебывают из чашки, как мы чай; почему в дороге еще курильцы с делали для нас маленькие деревянные ложечки, из коих одна теперь пригодилась нам на чернильницу.

92

У них перья не в употреблении, а пишут они кистями, которыми так скрытно нельзя было Хлебникову владеть; поэтому принуждены мы были прибегнуть к соломинкам, попавшимся на полу.

93

Надобно сказать, что он и прежде почти всякий раз, при свидании с нами, приветствовал нас вопросом о состоянии нашего здоровья, а иногда еще сверх того спрашивал, всем ли мы довольны, каково нас содержат и не делают ли нам каких обид.

94

У японцев огонь с очага ни летом, ни зимою не сходит от утра до вечера. Они беспрестанно сидят около него и курят табак как мужчины, так и женщины, а на очаге всегда стоит чайник с чаем, ибо чай есть обыкновенное их питье для утоления жажды. Когда нет чаю, они пьют теплую воду, холодной же воду никак пить не могут. Они даже вино подогретое предпочитают холодному.

95

Японцы между местом нашего заключения и настоящею тюрьмой делали различие: первое они называли оксио, а последнюю ро; разность же, по словам их, состояла в том, что в тюрьме нет огня, не дают ни чаю, ни табаку, ни саке (которую ныне стали нам давать через четыре или пять дней по две чайные чашки), а также и кормят гораздо хуже и даже кашу дают порциями, впрочем образ строения и строгость караула одинаковы. Мы сначала думали, что оксио значит место для содержания пленных; но после узнали, что в известных случаях они и своих людей в таких местах содержат. И так по всему можно назвать это место тюрьмою высшей степени.

96

Это был ярлык с японских вещей, которые взяты Хвостовым на Итурупе и привезены в Камчатку.

97

Мы трое в Европе считались бы среднего роста, но между японцами были великанами; матросы же наши и в гвардии его императорского величества были бы из первых. Итак, какими исполинами они должны были казаться японцам!

98

У японцев есть фамильные имена и собственные; только фамильное имя они ставят прежде, а собственное после; например: Вехара есть фамилия, а Кумаджеро собственное имя; говорят же и пишут Вехара Кумаджеро.

99

«Последняя их война с корейцами». Речь идет о корейско-японской войне 1591 – 1598 годов.

100

По выражению японского языка «белое сердце»; с дурными же свойствами человека они называют человеком с «черным сердцем».


Категория: Записки Василия Михайловича Головнина в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах | Добавил: alex
Просмотров: 98 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz