РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.07.2017, 01:31

Главная » Статьи » 1803-1806 "Надежда" Крузенштерн И.Ф. » Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах.

КРУЗЕНШТЕРН И.Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА В 1803, 4, 5 И 1806 ГОДАХ. ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ. ВВЕДЕНИЕ.
ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА в 1803, 4, 5 и 1806 годах. По повелению ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА АЛЕКСАНДРА ПЕРВОГО, на кораблях НАДЕЖДЕ и НЕВЕ, под начальством Флота Капитан Лейтенанта, ныне Капитана второго ранга, Крузенштерна, Государственного Адмиралтейского Департамента и ИМПЕРАТОРСКОЙ Академии Наук Члена.

ВСЕПРЕСВЕТЛЕЙШЕМУ, ДЕРЖАВНЕЙЩЕМУ,
ВЕЛИКОМУ ГОСУДАРЮ
ИМПЕРАТОРУ
АЛЕКСАНДРУ ПАВЛОВИЧУ,
САМОДЕРЖЦУ ВСЕРОССИЙСКОМУ
И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ,
ГОСУДАРЮ ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕМУ.


ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ ГОСУДАРЬ

Первое путешествие Россиян вокруг света, которым я по повелению ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА имел счастие управлять, заслуживает быть особо замеченным в летописях Российского мореплавания. ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО благоволили позволить мне издать в свет описание сего счастливо окончанного предприятия. Теперь, совершив сей труд, осмеливаюсь повергнуть оный к стопам ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ежели токмо простое повествование, чуждое всяких витийственных украшений не совсем недостойно Высочайшего Имени, которое имею позволение поставить в начале оного. Сие Всемилостивейшее позволение служит мне новым доказательством, что с начала путешествия до окончания оного я имел счастие быть удостоенным одобрения ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА.

Преисполненный неизреченною благодарностию за многоразличные знаки ВАШЕГО ВЫСОКОМОНАРШЕГО благоволения, с глубочайшим благоговением имею счастие называться,
ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ ГОСУДАРЬ!
ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА
Всеподданнейший
Крузенштерн.



ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

I. Как в самом путешествии, так и в таблицах, к оному приложенных, счисление времени принято Григорианское, по той причине, что вычисление всех наблюдений производимо было по Аглинским или Французским Эфемеридам, которые, как известно, сочинены по Григорианскому стилю. беспрестанное переведение сего нового стиля в старый, могло бы причинить погрешности, которых, не смотря на всевозможное внимание, трудно было бы избегнуть.

II. В самом путешествии я употреблял гражданское счисление времени, а в таблицах суточных счислений астрономическое, не разделяя часов на вечерние и утренние, но считая непрерывно 24 часа от одного полудня до другого. Так например 10 часов есть 10 часов вечера, а 22 часа 10 часов утра. Многие Аглинские мореходцы употребляли сие счисление в описаниях своих путешествий, хотя оное мне более привычным кажется в таблицах, нежели в историческом описании путешествия, поелику употребление гражданского счисления времени для всякого рода читателей внятнее.

III. Долгота места всегда считается от меридиана Гренвической обсерватории, который лежит от Санктпетербурского меридиана 2°, 1, 12",4 к западу. В плавании от Кронштата до Гренвического меридиана долгота считается восточная, потом к западу до совершения всего круга, а после опять до нашего прибытия в Кронштат восточная.

IV. Румбы, показанные в сем сочинении, все исправлены по склонению компаса, выключая где именно сказано, что помянутые румбы суть по компасу.

V. Мили, употребляемые в путешествии, также как и в таблицах, суть Италианские или морские, из коих 60 считается в одном градусе земного меридиана.

VI. Для измерения глубины приняты сажени, обыкновенно в море употребляемые, из коих каждая содержит 6 Аглинских футов.

VII. Высота барометра показана в Аглинских дюймах и десятых и сотых частях оного.

VIII. Ртутный термометр есть так называемый Реомюров, который между точками замерзания и кипячении воды имеет 80 градусов.

IX. Хотя в таблицах суточных счислений склонение компаса и стоит на ряду с прочими полуденными наблюдениями, но оное было всегда вычисляемо по утренним и вечерним наблюдениям азимуфов и амплитудов, и без большей погрешности может быть принято за склонение того места, которое означают широта и долгота.

Х. Действием морского течения, которое в таблицах суточных счислений в особом столбце показано, называю я разность между широтою и долготою по счислению и наблюдениям. Ежели сия разность столь мала, что не превосходит 4 или 5 миль, то без всякого сумнения приписать можно оную другим случайным причинам, а не течению, особливо есть ли приняв сию последнюю причину находить, что направление течения одних суток противно направлению в следующие сутки; таковые случаи означены в столбце течения словом нет. Но ежели несколько дней сряду разность между счислимым и обсервованным пунктом простирается все в одну сторону, в таком случае, хотя бы и сия разность была не более 4 миль, почел я приличнее приписать оную течению, нежели погрешностям в счислении корабельного пути,

XI. О истинной долготе приложено в третьей части особенное изъяснение.

XII. Карты, находящиеся при сем путешествии, сочинены под моим надзиранием, Астрономом Горнером и Лейтенантами Левенштерном и Биллингсгаузеном. Астрономическая часть снятия берегов принадлежит однакож больше Г-ну Горнеру, которой не упускал также участвовать в тригонометрических трудах Господ Левештерна и Биллингсгаузена. Все почти карты рисованы сим последним искусным Офицером, который в то же время являет в себе способности хорошего Гидрографа; он же составил и Генеральную карту.

XIII. Виды берегов и изображения предметов, касающихся до натуральной историй, в Атласе все рисованы Г-м Тилезиусом. Исторические виды также его работы, хотя Г-н Тилезиус и не был в должности живописца.[1] Как бы ни была принята ученая, особливо Географическая часть сего путешествия, но в художественном отношении всегда будет иметь свою цену большим и любопытным Атласом, приложенным к оному, и которым я обязан единственно трудам Г-на Тилезиуса.

ВВЕДЕНИЕ

Всеобщие примечания о Российской торговле в течении последнего столетия. — Известия о мореплаваниях и открытиях Россиян в Северной части Великого Океана. — Плавания Беринга, Чирикова, Шпанберга, Вальтона, Шельтинга, Синда, Крыницына, Левашева, Лаксмана, Билингса и Сарычева. — Начало торга Россиян пушным товаром. — Краткое об оном известие. — Происхождение Российской Американской компании. — Совершенное её установление подтвержденное Правительством. — Начальный повод к предприятию сего путешествия.

Между многими славными произшествиями, последовавшими в России со времен Петра Великого, открытия Камчатки в 1696 м и Алеутских островов в 1741 м годах, занимают не последнее место. Сии страны делаются важными, как потому, что оказали, хотя впрочем и в поздное уже время, сильное содействие свое в Российской торговле, так и потому, что особенно обратили на себя торговый промысл жителей России. Владение Камчаткою и Алеутскими островами подаст, уповательно, средство к пробуждению Российской торговли от дремоты, в коей искусная политика торгующих Европейских Держав старалась долгое время усыплять ее с удачным успехом. Последние взирают, может быть, не равнодушно на начальные покушения Россиян к свержению с себя бремени, налагаемого их наставниками, и к возделанию собственного поля, не приносившего им до того богатой жатвы. Сколь неизчерпаемые имеет Россия источники и пособия для своей торговли, оное известно всякому. Хотя и предлежат препятствия, затрудняющие Россию к соделанию себя торговою Державою; — препятствия, признаваемые от многих писателей даже непобедимыми, — однако оные в самом деле не такого свойства, чтобы в преодолении их должно было отчаяваться. Нужна только воля МОНАРХА, и труднейшие преграды разторгнутся.

бессмертной памяти Петр Великий, коего мудрые деяния и острый все объемлющий ум преобразили Россию, принял наилучшие меры для распространения торговли и призвал иностранных купцов в свое Государство. Купеческое состояние прежних времен по важной торговле, которую Россия тогда производила, было весьма знаменито; но оное в начале прошедшего столетия упало в своем достоинстве.[2] Кроме сего первейшие купцы не производили вовсе иностранной торговли, о введении коей в Россию старался ревностно Петр Великий вместе в заведением флота. Итак настояла нужда в учителях, для наставления в новой коммерческой науке, без которой непрерывные великия предприятия не могут быть удачными. Сверх того и для изтребления вредных предубеждений, обнаружившихся со стороны дворянства к купеческому состоянию, следовало призвать в Россию иностранцев, которые, не быв дворянами, обращали на себя внимание, а не редко и уважение МОНАРХА. Одним словом, купеческое состояние нужно было облагородить. ПЕТР Великий сделал начало. Преемники Его более или менее тому споспешествовали, хотя разные обстоятельства, не взирая на ревностные Государей желания к распространению Российской в иностранных землях торговли, и воспрепятствовали в успешном достижении сей славной цели; однако купеческое состояние делалось постепенно более и более уважаемым. Таковое, начатое Петром Великим преобразование своего народа предоставлено, по видимому, настоящему правлению. Теперь наступило, кажется, время к свержению ига, налагаемого на нас в торговле иностранцами, которые, приобретая в России на щет её великия богатства, оставляют наше Государство для того, чтобы проживать оные на своей родине, и таким образом лишают Россию капиталов, кои оставаясь в нашем отечестве разливали бы повсеместное благосостояние, если бы природным Россиянам предстояли средства, могущие оживлять общий дух и рвение. Но таковый общий дух и таковое рвение в Государстве, зависящем от воли единого, могут быть возбуждены только им же самим; в рассуждении чего правление Нашего благомыслящего Монарха, обращающего власть свою единственно на пользу своих подданных и изъявляющего ежедневно наилучшие доказательства человеколюбия и ревнвания ко благу Государства, отличается преимущественно. Целое столетие уже владеют иностранцы Российскою торговлею; но и еще потребно было бы, даже при всем возможном усилии, долгое время к изторжению некоторой части оной из рук их, еслибы владение Камчаткою и прилежавшими ей островами, равно и великою частию северозападного, мало по малу покоренного берега Америки, где северовосточные жители России производили беспрепятственно исключительную торговлю, не открывало и западным Российским обитателям пути к скорейшему в том успеху, нежели предполагает вероятность, средства, кои сделались столь важными, что настоящему правительству не можно оставить оных без внимания и не воспользоваться ими для достижения великого преднамерения.

Хотя я и не сумневаюсь, что читателям известно повествование о Российских открытиях и плаваниях в великом северном океане, однако, не взирая на то, полагаю, что помещение здесь краткого об оных известия почтено будет неизлишним.

В 1716 м году уже посылано было, по повелению Петра Великого, судно из Охотска в Камчатку для испытания прямого сообщения морем между первым и последнею, после чего и предпочтен навсегда путь водою трудному и продолжительному путешествию берегом. По повелению сего Государя изведывали также от 1711 до 1720 года и Курильские острова, а не задолго, пред смертию, последовавшею в 1725 году предположил он, так названную, первую Камчатскую Экспедицию, коей назначен был Комодор Беринг начальником. От прозорливости сего Великого Монарха не могло скрыться, что отдаленные сии страны должны соделаться некогда полезными для Государства; а потому и желал Он приобресть основательные об оных сведения. Ему весьма хотелось решить притом и вопрос тогдашнего времени: соединяется ли Америка с Азиею, и ежели не соединяется, то какое между ими находится: расстояние, в рассуждении чего просили ИМПЕРАТОРА, в бытность Его 1717 го года в Голландии, и о чем представляла ему Парижская Академия Наук, коея был Он сочленом. Беринг, имевший помощниками Лейтенантов Чирикова и Спанберга, совершил два плавания. Первое 1728 года к северу до мыса Сердце-Камень, лежащего в широте 67°, 18, которой, неправильно, почел он последнею оконечностию Азии; второе в следующий потом год к востоку, чтобы открыть берег Америки; но в сем успеть ему не удалося. Итак главное намерение обоих плавании осталось без исполнения.

ИМПЕРАТРИЦА АННА ИОАННОВНА повелела потом предприять второе путешествие, сделавшееся важным для будущей торговли чрез открытие Алеутских островов и берега Америки. Но от сей Экспедиции следовало ожидать еще больших успехов, поелику оная, сверх величайших издержек и раззорения Сибирских обитателей, долженствовавших доставлять материалы к построению судов, продолжалась около девяти лет. Беринг был начальником и сей второй Экспедиции, Чириков помощник его командовал при сем другим судном. Сии оба мореходца отправились в предлежавший им путь 1741 го года. Натуралист Штеллер сопровождал Беринга, a Астроном Делиль де ла Кроэр Чирикова. Последний открыл берег, Америки под широтою 56°, а первый, разлучившийся с сопутником своим во время бури, под широтою 58°, 28.[3] Берингово судно на обратном своем пути в Камчатку разбилось у острова, называемого ныне его именем, где сей прославившийся мореходец скоро потом умер.[4]

В 17З8 и 1739 м годах отправились к Курильским и Японским островам Лейтенанты Шпанберг, Вальтон и Шельтинг. Они, быв разлучены бурею во время последнего своего плавания, подходили к восточному берегу Японии, Шпанберг с Шельтингом в широте от 38°, 41, до 38°, 25, а Вальтон под 38°, 17, и держался берега до 33°, 48.[5] Курильские острова осмотрел Шпанберг до острова Эссо или Матмая, и по возвращении издал об открытиях своих карту, на коей показаны 22 острова, из которых, по неверном их означении, признать можно ныне только некоторые. В 1741 и 1742 годах плавали опять Шпанберг и Шельтинг для исследования: не под одним ли меридианом лежит Япония с Камчаткою? ибо сумневались о действительном бытии Шпанберга и Вальтона у берегов Японии и полагали, что они Корейской берег признали берегом Японии. Но сие вторичное плавание было безуспешно; потому, что в Шпанберговом судне оказалась течь и он скоро назад возвратился. Сопутник его Шельтинг исследовал при сем случае устье Амура. Найденная после справедливою разность между определенными Шланбергом и Вальтоном долготами Камчатки и Японии доказали однако, что они во время первого своего плавания доходили действительно до берегов Японии. Со времени Шпанберга до отправления Японца Кодою в его отечество с Г. Лаксманом посещаемы были Курильские острова до Эзо многими Российскими купеческими судами; но от сего не последовало ни приобретения в сведениях Географических, ни распространения торговли.

В 1743 и 1744 годах Лейтенант Хметевской описал берега от Охотска к Камчатке и кругом оной.[6]

В 1764 году послан был по повелению ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ Лейтенант Синд из Охотска для открытий между Азиею и Америкою. Он возвратился назад, в 1768 году открыв остров Св. Матвея[7] и большей остров Св. Лаврентия, названный Куком островом Клерка.[8]

В 1768 году вышли из Нижне-Камчатска Капитан Креницын и Лейтенант Левашев для точнейшего исследования цепи островов Алеутских и определения оных астрономически. Сии оба начальника исполнили вверенное им препоручение в 1768 и 1769 годах с довольным рачением и успехом. Креницын утонул, к сожалению, по возвращении своем в Камчатку.

В 1785 году предпринята новая Экспедиция, начальство над коею препоручено было Агличанину Биллингсу. Сего путешествия, окончанного в 1796 году, издано недавно два описания, из коих первое на Аглинском языке Секретарем Капитана Биллингса Зауером, а второе нынешним Виц-Адмиралом Сарычевым. Последнее содержит в себе главную цель сей Экспедиции, многие любопытные описания и подробности весьма важные и полезные для мореплавания. Оно известно всем читателям; а потому и нет надобности сообщать суждения о предприятиях, которые в нем описываются. Впрочем мне кажется, что сия Экспедиция не соответствовала ожиданиям, судя по усилиям и издержкам, употребленным для оной правительством в продолжении десяти лет. Между Офицерами Российского флота находились тогда многие, которые, начальствуя, могли бы совершить сию Экспедицию с большим успехом и честию, нежели как то учинено сим Аглигчанином. Все что сделано полезного, принадлежит Господину Сарычеву толико же искусному как и трудолюбивому морехедцу. Без его неусыпных трудов в Астрономическом определении мест, снятии и описании островов, берегов, портов и проч. не приобрела бы, может быть, Россия ни одной карты от начальника сей Экспедиции.

Третье путешествие Капитана Кука возбудило к деятельной промышленности дух Аглинских купцов. По возвращении его судов, бывших в Макао и доставивших известие о великой выгоде продажи Китайцам морских бобров начали посещать Аглинские купеческие корабли северозападные берега Америки. Таковы же последствия имели открытия Алеутских островов и северозападного берега Америки Берингом и Чириковым для Российских купцов за 40 лет прежде. Они начали плавать с сего времени туда сами собою для промысла разных зверей, а особливо морских бобров, которые променивали Китайцам с величайшим прибытком. Сим образом открыта Россиянами новая отрасль торговли, которая не взирая на недостаточные к тому пособия и чрезвычайные трудности., преодоленные единственно предприимчивым и терпеливым духом Россиян, оказалась столько выгодною, что число отходивших судов ежегодно увеличивалось. Я умалчиваю о плаваниях судов сих потому, что об оных говорит Паллас в новых своих северных записках, а Кокс в описании открытий Россиян с великою подробностию, и скажу только о том, что начавшиеся предприятия в 1745 году продолжались беспрерывно с великою выгодою.

Все роды звериных мехов, а особливо прекрасных морских бобров, сделались для изнеженных Китайцев необходимою потребностию. При малейшем уменьшении теплоты воздуха переменяют они свое платье и даже в Кантоне, лежащем почти под самым тропиком, носят зимою шубы. Итак торг пушным товаром мог бы приносить Российским купцам и еще гораздо большую выгоду, если бы правительство подкрепило их и спомоществовало к построению судов надежнейших, которые управлялись бы искусными начальниками. До сего времени малосведение и неопытность начальников судов были причиною, что из трех судов обыкновенно каждой год погибало одно. На и при сих обстоятельствах увеличивалось год от году число судов, отходивших на звериную ловлю, столько, что не взирая на последовавшее в сем промысле участие Агличан, Американцев и даже Гишпанцев, отправлялось часто из Российских восточных портов около 20 судов ежегодно. Таковое чрезвычайное умножение промышленников влекло за собою вредные последствия, которые без посредства купца Шелехова, положившего основание нынешней Американской компании, в скором времени разрушили бы совсем сию выгодную торговлю. Каждое, отправлявшееся на звериную ловлю судно, принадлежало особенному хозяину, которой не думал щадить ни Алеутов, ни зверей, приносивших ему богатства, словом они не помышляли о будущем, а старались только о поспешном наполнении судов своих, каким бы то образом ни было, и об обратном в Охотск возвращении. Морские бобры и другие звери при всеобщем таковом опустошении, долженствовали неминуемо изтреблены быть в короткое время. Торговля прервалась бы сама собою или по крайней мере остановилась бы на долгое время. Шелехов, предвидевший необходимость в ограничении разрушительного образа промышленности, старался имеющих участие в оной соединить в одно сообщество, чтобы управлять им по предположенному плану. Его о сем попечения долго оставались безуспешными; но наконец в 1785 году удалось ему соединиться с братьями Голиковыми. Они общими силами вооружили несколько судов, над коими предприимчивый Шелехов, отправился сам к Алеутским островам и завел селение на острове Кадьяке, которой по удобному положению своему в отношении к прочим островам сего ряда, к матерому берегу Америки и к самой Камчатке, служит и поныне местом складки товаров Американской компании. Продолжая многие годы выгодную промышленность обогатились они чрезмерно. Удачные успехи сего сотоварищества побудили потом и других многих купцов соединиться с Шелеховым и Голиковыми, и положить основание нынешней Американской компании: название принятое в самом начале сообществом Шелехова и Голиковых. Увеличившаяся компания, быв управляема Шелеховым, завела фактории почти на каждом из островов Алеутских, защитив оные от нападения Островитян малыми укреплениями. Главная контора её учреждена была в Иркутске по удобному положению сего города к сообщению с восточною и западною Сибирью. Умножившееся довольно сообщество все еще не обращало на себя внимания со стороны правительства. Производство торга было только терпимо, а не утверждено. Слух о беспорядочном образе промышленности и частных жестоких поступках Российских купцов с островитянами разнесся мало по малу почти повсюду и был виною, что ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ Первый положил рассторгнуть сообщество и разрушить его торговлю. Сия воля Монарха была бы конечно исполнена, без ходатайства Господина Резанова, того самого, которой отправился после с нами Посланником в Японию. Господин Резанов женат был на дочери купца Шелехова, за которою получил знатное имение, состоявшее в акциях компании, сохранение коего зависело от благосостояния Американского торга. Его деятельность и многие связи переменили обстоятельства и возбудили в Государе благоразположение к торговому сему сообществу столько, что он, отвергнув прежния представления, утвердил в 1799 году компанию и даровал ей многие преимущества. Главное правление Американской компании переведено потом из Иркутска в Санктпетербург, и тогда отрасль сия торговли представилась в лучшем виде. Начали принимать меры, которые соответствовали бы более предполагаемой пользе. Так например: компания отправила в Америку Агличанина, разумевшего кораблестроение и, мореплавание, начала снабдевать начальников судов своих лучшими морскими картами, описаниями путешествий, нужнейшими морскими и астрономическими инструментами и разными до мореплавания относящимися книгами. Но при таковом её состоянии озарилась она более всего в правление ныне благополучно Царствующего ИМПЕРАТОРА, который вдруг по восшествии своем на престол обратил на нее особенное Свое внимание. Он Сам сделался акционером. Знатные особы, ободряемые примером Его пожелали быть также участниками. Компания пользуясь Высочайшим ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Покровительством, и находясь под неусыпным надзором Господина Министра Коммерции Графа Николая Петровича Румянцова, могла тогда уверить всех, что управляющие оною с вящшим рвением и деятельностию будут стараться о восстановлении пренебреженной сей отрасли торговли. Директорам сперва предлежало помышлять о снабжении жизненными и другими важнейшими потребностями с возможною безопасностию и дешевизною своих колоний, которые начинали еще только возникать и в дикой, бесхозяйственной стране могли бы от недостатка в нужнейших пособиях разрушиться. К таковым потребностям принадлежит даже и хлеб, потому что ни на Алеутмких островах, ни на берегу Америки нет землепашества. Колонии следовало привести в лучшее оборонительное состояние от нападении Островитян, чему оные весьма часто бывают подвержены, прикащикам доставить все способы к построению лучших судов и к снабжению оных хорошим такелажем, якорями и канатами, от чего главнейше зависит безопасност плавания; сверх того определить на суда искусных и опытных начальников и Матросов. Но все сие не иначе могло быть с выгодою исполнено, как посредством сообщения морем колоний с Европейскою Россиею. До того доставлялось все нужнейшее чрез Якутск в Охотск сухим путем. Великое отдаление и чрезвычайные в перевозе всякого рода вещей затруднения, к чему употреблялось ежегодно более 4000 лошадей, возвысили цены на все даже и в Охотске до крайности. Так например: пуд ржаной муки стоил там и во время дешевизны, когда в восточной Европейской России продавался по 40 или 50 копеек, восемь рублей; штоф горячего вина, 20, а нередко 40 и 50 рублей; в равномерном к тому содержании и другие потребности. Часто случалось, что по перевозе оных уже чрез великое расстояние, были на дороге разграбляемы, и в Охотск доходила малая токмо часть. Перевоз якорей и канатов казался совсем невозможным, но необходимость в оных заставляла прибегать ко средствам, наносившим нередко вредные последствия. Канаты разрубали на куски в 7 и 8 саженей, а по доставлении в Охотск опять соединяли и скрепляли. Якоря перевозили также кусками, которые потом сковывали вместе. Столь труден и дорог был перевоз до Охотска! но из оного на острова и в Америку был стольже мало удобен и безопасен. Крайне худое построение судов, малосведение большей части управлявших оными, и опасное в таком состоянии плавание по бурному восточному Океану были главнейшими причинами, что суда с сими нужнейшими и сделавшимися столь дорогими грузами погибали почти ежегодно. Итак, чтобы производит сию торговлю с большею выгодою, и чтобы в последствии оную усилить, необходимость требовала отправлять корабли из Балтийского моря около мыса Горна или мыса Доброй Надежды к северозападному берегу Америки. В 1803 году сделан первой опыт в таковом преднамерении.

Хотя для публики и все равно, кто бы тот ни был, которой представил первое начертание к сему путешествию, однакож да позволено мне будет упомянуть здесь кратко об обстоятельствах, предшествовавших сей Экспедиции.

Малая обширность деятельной Российской торговли занимала многие годы мои мысли. Желание способствовать хотя несколько к тому, чтобы видеть ее в некотором усовершении было безмерно, но с другой стороны недостаток моих способностей чувствовал я в полной мере. Ни знания мои, ни положение не предъявляли ничего к тому благовидного. Служив в Аглинском флоте во время войны с 179З го до 1799 го года смотрел я неравнодушно на обширность их коммерции, наипаче же на важность Ост-Индийской и Китайской, которые привлекли особенное мое внимание. Участие Россиян в торговле морем с Китаем и Индиею казалось мне не невозможным. Торгующие Европейские нации участвуют почти все в оной; успевшие же в том преимущественно достигли высочайшей степени благосостояния, находя богатства в странах, обилующих разными естественными произведениями. Таковы были сначала Португальцы, потом Голландцы, а ныне Агличане. нельзя сомневаться, что бы и Россия не могла находить выгод своих в комерции морем с Китаем и Ост-Индиею, хотя она и не имеет в странах сих собственных владений. Главнейшее препятство к принятию участия в торговле с отдаленными сими странами состоит в недостатке способных людей к управлению мореходными судами. Офицеры ИМПЕРАТОРСКОГО флота могут одни быть к тому употреблены, но и сии, выключая некоторых из Агличан, не бывают никто в водах Ост-Индейских. Итак я, находившись в Аглинском флоте, вознамерился побывать в Ость-Индии и Китае. Граф Воронцов, Российский в Англии Посланник, доставил мне в скорости к тому случай и я отправился в 1797 году на военном Аглинском корабле в Ост-Индию. Пробыв там около года, пошел на купеческом судне в Кантон с тем намерением, чтобы испытать опасное плавание по Китайскому морю. До сего занимался я только мыслями об одной торговле Европейской России с Ост-Индиею и Китаем. Но повстречавшееся нечаянное обстоятельство представило мне случай обозреть сей предмет другом виде, и сему-то случаю приписываю я повод к предпринятию сего путешествия. В бытность мою в Кантоне в 1798 и 1799 годах пришло туда небольшое, в 90 или 100 тонов, Аглинское судно от северозападного берега Америки. Оно вооружено было в Макао и находилось в отбытии из Китая 5 месяцов. Груз, привезенный оным, состоял в пушных товарах, которые проданы за 60,000 пиастров. Я знал, что соотечественники мои производят важнейший торг с Китаем звериными мехами, но оные привозятся с островов восточного океана и Американского берега вопервых в Охотск, а оттуда уже в Кяхту, к чему потребно времени два года, а иногда и более. Мне известно было и то, что многие из судов погибали ежегодно с богатыми грузами. По сим причинам казалось мне, что Россияне несравненно с большею выгодою могли бы привозить пушной товар из своих колоний в Кантон прямо. Мысль сию, хотя и не новую, признавал я столь основательною, что, не взирая на то, что торгующие мягкою рухлядью никогда о том не помышляли, вознамерился по прибытии моем в Россию сообщишь ее правительству. Для сего на обратном пути моем из Китая в Англию сделал я начертание, которое хотел подать тогдашнему Президенту Коммерц-Коллегии Господину Соймонову, о коего сведениях в торговле и усердие к благонамеренным предприятиям для общественной пользы был я удостоверен. В сем начертании представил я, от каких выгод отказывается Россия, предоставляя всю непосредственную свою торговлю иностранцам. При сем привел и все возражения, которые обыкновенно против сего бывают представляемы, и покусился опровергнуть оные; и объявил притом свое мнение и о средствах к отвращению начальных в заведении собственной мореплавательной коммерции трудностей, каковых беспорно предстоит много, а особливо в рассуждении снабжения купеческих кораблей начальниками и Матросами. Для сего представил я, чтобы к 600 молодых людей из дворян, воспитываемых всегда в Морском Кадетском Корпусе для флота, прибавить сто из других состояний, которые хотя бы и назначены были служить на купеческих кораблях; но долженствовали бы учиться вместе с Кадетами. Из сих молодых людей, по приобретении ими теоретических знаний в училище, и потом опытов во время плавания на кораблях купеческих, могли бы оказаться некоторые хорошими мореходцами. Я полагал преимущественно, чтобы возложить на Капитанов флота обязанность обращать внимание на корабельных юнок, то есть мальчиков, и по открытии в котором либо оказывающихся дарований представлять о таковом для принятия его в Корпус. Сим образом можно было бы приобресть со временем людей весьма полезных для Государства. Кук, Бугенвил, Нельсон не сделались бы ни когда таковыми, каковыми явились в своем отечестве, если бы выбирали людей по одному только рождению.

Я описал тогда кратко Российскую промышленность звериными мехами, представил все трудности, с которыми борятся предприимчивые люди, в оной упражняющиеся, презирая всякую опасность, и присовокупил к тому, сколь великия могли бы произойти для России выгоды, если бы правительство некоторым образом подкрепило сию промышленность. На сей конец предложил я, что бы послать из Кронштата к Алеутским островам и к северозападному берегу Америки два корабля, нагрузив оные всякими к построению и оснащению судов нужными припасами, и отправить при сем случае к селениям Американской компании искусных кораблестроителей, разных мастеровых и учителей мореплавания, снабдив их морскими картами, книгами и астрономическими инструментами, словом привести купцов в состояние строить там хорошие суда,[9] кои бы управлялись искусными начальниками для того, чтобы отвозили после мягку. рухлядь в Кантон прямо, не прерывая впрочем торговли заведенной Российской фактории Кяхтенской, и по получении там нужных товаров возвращались бы обратно: долженствующие же приходишь в Кантон корабли из Европейской России по взятии там Китайских товаров заходили бы на обратном пути своем или в Маниллу или в Батавию, или к берегу Ост-Индийскому для закупки таковых, кои с надежною выгодою продаются в России. Чрез сие можно бы было достигнуть до того, чтобы мы не имели более надобности платить Агличанам, Датчанам и Шведам великия суммы за Ост-Индийские и Китайские товары. При таковых мерах скоро бы пришли Россияне в состояние снабжать сими товарами и Немецкую землю дешевле, нежели Агличане, Датчане и Шведы; потому что для них построение, оснастка и содержание судов стоит гораздо дороже и что они покупают товары за наличные деньги. нельзя не полагать, что Российская Ост-Индийская компания сделалась бы в последствии столь важною, что малые Ост-Индийские компании в Европе, как то Датские, Шведские и Голландские, не могли бы с нею никак равняться. В сем-то состояло содержание моего начертания.

По возвращении моем наконец из Англии в Россию хотел я подать лично начертание сие Президенту Коммерц-Коллегии Соймонову, но позволения на приезд в Санктпетербург не последовало. Между тем Господин Соймонов получил отставку, преемником сделался Князь Гагарин, наименованный тогда Министром Коммерции. Хотя Господин Соймонов и находился уже в отставке; но я, не взирая на то, все хотел еще подать ему свое начертание, ибо был уверен, что он, если одинаких со мною о том мыслей, имеет довольно еще сил к подкреплению представляемого и чтобы довести оное до исполнения. Однако он выехал по отставке из С. Петербурга, и скоро после в Москве умер. В сие время Граф Кушелев управлял Морскими силами, не могши лично представить ему моего плана, сообщил я оное ему письменно, но получил ответ, которой меня лишил всякой надежды произвести оный в действие. Старания мои возбудить в частных людях желание к такому предприятию, были равномерно тщетны. Может быть и удалось бы мне успеть в сем, если бы имел я позволение пробыть в Санктпетербурге большее время; но сего не последовало.

Наконец вошел на престол АЛЕКСАНДР Iй, и я начал помышлять опять о сем предмете. Коль скоро Адмирал Мордвинов заступил место Графа Кушелева, то не теряя времени привел я начертание свое снова в порядок, сделав в нем некоторые перемены, ибо двугодовое пребывание мое в России доставило мне о многом обстоятельнейшее сведение; но существенность оного осталась та же. Приготовив надлежащим образом, послал я оное в начале 1802 го года в Санктпетербург к Адмиралу Мордвинову, и вскоре получил ответ, что он находит начертание мое достойным внимания, и что будет всемерно стараться произвести оное в действие. Между тем он сообщил оное Коммерц-Министру, ныне Государственному Канцлеру Графу Николаю Петровичу Румянцову, которой также одобрил мое представление, и предложенные в оном способы к споспешествованию и распространению нашей Американской торговли показались ему столь основательными, что он принял в сем деле живейшее участие и действительно нужно было подобное рвение, каковое оказали Его Сиятельство Граф Румянцов, и Его Высокопревосходительство Адмирал Мордвинов, чтоб могло быть тотчас произведено в действие такое предприятие, которое по одной новости своей подвержено было великому противоуречию и многим препятствиям. Справедливость требует сказать здесь, что Его Сиятельство Граф Николай Петрович Румянцов был главный виновник сего путешествия: Ревностное его попечение об оном было неослабно с самого начала до конца. Да будет позволено мне изъявить ему чувствительную благодарность как именем моим, так именем всех моих подчиненных, за исходатайствование по возвращении нашем у ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА различных милостей, оказанных, Его ИМПЕРАТОРСКИМ ВЕЛИЧЕСТВОМ со свойственною Ему Щедротою всем участвовавшим в сей Экспедиции,[10] в числе коих важнейшим почитаю я повеление ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА напечатать описание сего путешествия на счет Кабинета.

По общему рассмотрению моего представления, Его Сиятельством Графом Румянцоам и Его Высокопревосходительством Николаем Семеновичем Мордвиновым, сие дело представлено было Государю и, в следствие Его повелении потребован я в июле месяце в Санктпетербург;[11] по прибытии моем туда объявил мне Адмирал Мордвинов, что ГОСУДАРЬ определил, чтоб я был сам исполнителем, своего предначертания. Сие неожиданное последствие привело меня в немалое смущение. Обстоятельства мои переменились и сделали принятие сей возлагаемой на меня важной обязанности несравненно труднейшим против прежнего. Более полугода уже прошло, как я разделял счастие с любимою супругою и ожидал скоро имяноваться отцем. Никакие лестные виды уже не трогали сильно меня. Я вознамерился было оставить службу, дабы наслаждаться семейственным счастием. Но от сего надлежало теперь отказаться, и оставить жену в сугубой горести. Чувствования мои воспрещали принять сие лестное поручение. Но Адмирал Мордвинов объявил мне, что если не соглашусь быть сам исполнителем по своему начертанию; то оно будет вовсе оставлено. Я чувствовал обязанность к отечеству в полной мере и решился принести ему жертву. Мысль сделаться полезным, к чему стремилось всегда мое желание, меня подкрепляла; надежда совершить путешествие счастливо ободряла дух мой, и я начал всемерно пещися о приготовлениях в путь, неиспытанный до того Россиянами.

Примечания

1  Академия Художеств доставила Экспедиции Живописца Г-на Курляндцова, которой при первом нашем прибытии в Камчатку, оставя корабль, возвратился сухим путем в С. Петербург.

2  Купцы, производившие в России главной торг под именем гостей, пользовались прежде весьма многими преимуществами, которых лишились они мало по малу. Их употребляли для посольств и приглашали к столу Царскому; долговые их требования предпочитались требованиям других заимодавцев. Сии гости не платили никаких почти повинностей, свободны были от постоя, в случае нужной присяги могли не являться лично и производишь оную чрез своих служителей. Они не судились никем, кроме Государя и избранного для того боярина, и проч.

3  Зри Миллерово собрание Российских повествований часть 3. стр. 198.

4  Я не упоминаю здесь о путешествиях, сопрягавшихся с планом сей Экспедиции, но не имевших непосредственной связи с путешествиями открытий в великом северном океане.

5  Зри там же на странице 163, 176.
 
6  Зри предуведомление путешествия Капитана Сарычева.

7  Мыс прямой, названный так Куком, означенный под 60°, 17 широты и 172°, 36 долготы, есть конечно мыс острова Матвея, которой Кук назвал остров Гор.

8  На карте Синдова плавания, находящейся при известном Коксовом описании открытий Россиян показаны между 61 и 64°, прямо на юге от Берингова пролива, многие острова, открытые будто бы Синдом, которого и путевая линия между оными означена. Но плавания Кука и Сарычева в странах сих доказывают, что оные острова существовать не могут, и что они должны быть одинакого происхождения с островами Св. Макария, Св. Стефана, Св. Феодора и Св. Авраама, которые давно уже на картах более не означаются. Вероятно, сии острова не иное что суть, как остров Св. Лаврентия, которой Синд признал разными островами.
 
9  Затруднения в построении судов в Америке, на островах, или в Охотске, как то узнал я после опытом, столь велики, что даже и при доставлении потребных к тому материалов из Европейской России морем, нельзя не почитать лучшим и выгоднейшим; если для производства торговли в тамошних странах посылаемы будут туда малые суда не посредственно из портов Балтийского моря. Выгода от доставления на оных товаров может довольно вознаграждать изждивения, употребленные на построение и оснастку. Таковые плавания приносили бы великую пользу и тем, что могли бы образовать хороших Матросов для Компанейских судов в Америке, где столь велик недостаток в искусных Матросах, что одни не сведующие промышленники употребляются на судах. Вообще непрерывное сообщение между Европейскими Российскими гаванями и Американскими селениями Компании, особливо же торговлю в Кантон почитаю я единым средством, могущим привести в цветущее состояние торговлю Российско-Американской компании, если только правительство почтит за нужное удержать заведенные компаниею селения при берегах северозападной Америки, и за полезное усилить свою непосредственную торговлю. Но прежде сего нужно кажется сделать некоторые перемены в самом образовании Американской компании.
 
10  Все чиновники сей Экспедиции повышены следующими чинами. Командующие кораблями Надеждою и Невою награждены Орденом Св. Владимира 3-й степени, получили по 3000 рублей, Лейтенанты и главные Медицинские чиновники по 1000, Мичманы по 800, и прочие чиновники соразмерно их жалованью, пенсионы по смерть. Иностранные ученые награждены пенсионом по 300 червонных в год, нижние чины награждены отставкою и пенсионом от 50 до 75 рублей.
 
11  Летом 1802 го года приехал в Санктпетербург живший в Гамбурге Агличанин по имени Макмейстер, и предлагал свои услуги Американской компании. Он соглашался отвести корабль с товарами в Американские её селения, и будучи кораблестроителем, хотел; чтоб препоручили ему строить суда в Америке для компании; сверх того предъявил план о заведении на Курильском острове Урупе селения, которым обязывался управлять сам многие годы, и учредишь там Китовую ловлю. Сей прожект возбуждал тогда в Директорах Американской компании великое внимание. По долговремянных его переговорах с Директорами компании, не успев в своем намерении, возвратился он осенью обратно в Гамбург. Сей Агличанин мог бы без сомнения сделаться для компании весьма полезным. Он казался предприимчивым, очень искусным в мореплавании и человеком хороших свойств и образа мыслей.

Источник: Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1800 гг. на кораблях "Надежде" и "Неве", М., 1950



Источник: http://fb2lib.net.ru/book/147867#TOC_idp178376
Категория: Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах. | Добавил: alex (21.09.2013)
Просмотров: 634 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz