РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.08.2017, 05:13

Главная » Статьи » 1803-1806 "Надежда" Крузенштерн И.Ф. » Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах.

КРУЗЕНШТЕРН И.Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА В 1803, 4, 5 И 1806 ГОДАХ. ГЛАВА V. ИССЛЕДОВАНИЕ ВОСТОЧНОГО БЕРЕГА ОСТРОВА САХАЛИНА

ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА в 1803, 4, 5 и 1806 годах. По повелению ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА АЛЕКСАНДРА ПЕРВОГО, на кораблях НАДЕЖДЕ и НЕВЕ, под начальством Флота Капитан Лейтенанта, ныне Капитана второго ранга, Крузенштерна, Государственного Адмиралтейского Департамента и ИМПЕРАТОРСКОЙ Академии Наук Члена.

ГЛАВА V. ИССЛЕДОВАНИЕ ВОСТОЧНОГО БЕРЕГА ОСТРОВА САХАЛИНА

Надежда выходит из Авачинской губы. — Усмотрение Курильских островов. — Проход проливом Надежды. — Буря близ мыса Терпения. — Приход к берегу Сахалина. — Вид оного. — Описание мыса Терпения. — Сравнение между долготами, выведенными по хронометрам и по лунным расстояниям. — Величайшая погрешность, могущая произойти при сих последних наблюдениях. — Удобнейшие инструменты к взятию лунных расстояний. — Продолжение исследования Сахалина к N от мыса Терпения. — Гора Тиара. — Низменность здешнего берега. — Опасные мели в некоем от берега расстоянии. — Продолжительные туманы. — Достижение северной оконечности Сахалина. — Описание мысов Елисаветы и Марии. — Обретение Татарского селения у залива между сими мысами, названного мною северным заливом. — Описание сего залива. — исследование северозападного берега Сахалина. — Низменность оного. — Усмотрение противолежащего берега Татарiи. — Приход к каналу, разделяющему остров Сахалин от Татарии. — Принужденное назад возвращение. — Сильные течения у канала. — Предполагаемая близость устья реки Амура. — Остановление на якорь на северозападной стороне Сахалина в заливе, названном Надеждою.


1805 года Июль. 2 
Не благоприятствовавшая погода не позволяла нам прежде определить с точностию положения надводных камней, названных Каменными ловушками, открытых нами в последнее плавание у островов Курильских; а потому и желал я произвести то при настоящем случае. Итак мы взяли курс, чтобы прорезать сию гряду в широте 48°,30. До параллели Курильских островов держались по возможности к Камчатскому берегу ближе, дабы дополнить начатую нами карту сей части Камчатского берега. Я думаю, что карта сия от мыса Лопатки до Шипунского носа найдена будет верною, исключая, может быть, одну малую часть берега у мыса Лопатки, которую по причине наступившего вдруг тумана видели мы только несколько минут. Во время плавания нашего мимо мыса Лопатки и первых островов Курильских, действовало столь сильное течение в направлении SO 60°, что корабль увлекаем был оным в час около 1/2 мили. Каждой раз примечали мы в параллели сей течение от N, действовавшее то сильнее то слабее, смотря по отдалению от берега; почему и надобно искать причины того в направлении узкого пролива, разделяющего острова Поромушир и Сумту.

По четыре-дневном тумане, рассевавшемся обыкновенно на несколько часов около полудня, увидели мы 9 го числа Июля в 9 часов по полуночи, южной Пик на острове Оннекотане и Пик на Харамокатане; первой на NW 26°; а второй на NW 30°, в расстоянии около 70 миль. В сие время простирался от NW до SW над горизонтом столь густой туман, что можно бы почесть его за берег, если бы мы не были уверены, что в сем направлении никакой земли видеть не можем; столь обманчив был вид его. В полдень находились мы по наблюдениям в широте 48°,10 и долготе 204°,34,30". Чрез сии наблюдения узнали, что скорость течения к SW 1/2 S в последние 24 часа была в час по одной миле. Сие сильное течение сделало тщетным мое намерение найти надводные камни, которые долженствовали лежать тогда около 20 миль севернее. Скоро по полудни увидели мы Пик Сарычева на SW 85°; в 3 часа лежал он от нас прямо на W, почему широта его удобно была нами определена, и оказалась 48°,5,30"; в пред-идущее же плавание наше найдена была оная 48°,6,30", следовательно средняя есть 48°,6,00", которую можно принять за истинную. Долгота сего Пика есть 206°,47,30" W. Острова Харамокотан, Шиаткотан, Икарма и Черинкотан находились от нас в то же время на NW 15°; NW 24°; NW 43°; NW 53°. Малого острова Муссир, к коему мы в последнее пред сим плавание столь нечаянно приближились, в сей раз не видали, хотя он и лежит от острова Раукоке весьма близко; сему причиною малость его и низменность.

10–11 
В 6 часов вечера настал густой туман, продолжавшийся чрез всю ночь и вовсе следующее утро; ветр притом дул свежий от OSO и О. Положение наше было весьма неприятное; ибо мы находились близ опасных островов, у коих течение очень сильно. Еслибы действовало оно от S, то могло бы прижать нас к Каменным Ловушкам. Часто слышали мы шум разбивающихся волн; но не могли узнать, от буруна ли он, или от спорного течения произходит. В сем неприятном положении провели мы две ночи. Туман продолжался столь густой, что зрение не простиралось далее 10 ти саженей. Мы лавировали под малыми парусами; лот бросали очень часто; но последняя предосторожность у островов сих едва ли нужна; потому что и в 50 саженях от берега нельзя достать дна 150 саженями. Наконец туман рассеялся 11 го Июля в 4 часа по полуночи. Мы увидели острова Икарму, Черинкотан, Муссир и Раукоке, которые лежали от нас на NO 21°; NW 5°; NW 34°; NW 8l°. Острова Раукоке видно было только основание и часть возвышения. Пик Сарычева не показывался. Склонение магнитной стрелки найдено в сем месте 3°, 12 восточное. Благоприятствовавший ветр побудил меня решиться пройти между островами Раукоке и другим, ближайшим от него к S, то есть 12 м или островом Матауа. При сем случае надеялся я при бывшей весьма ясной погоде увидеть и другие южные острова Курильские. Нам и удалось действительно видеть, кроме Матауа, остров Рашауа или 13 й, и часть острова Кетоя млм 15 го. Последний есть тот самой, которой на Француских и Англинских картах Марикан называется. Между оным и другим, названным Голландцами землею Компании,[156] или по числу шестнадцатым, находится пролив де ла Буссоль. Острова Ушишира, или четырнадцатого, мы не могли увидеть. Он должен состоять, по описанию Палласа, из двух низменных островов, один другому прилежащих.
В 8 часов вышли мы из пролива, разделяющего Раукоке и Матауа, и взяли курс к W. Сей пролив, названный мною Надеждою, есть один из лучших между островами сей цепи. Он шириною в 16 миль и совершенно безопасен. Течение в нем имело направление к западу и было весьма сильно. Шум от спорного течения уподобляется точно шуму волн разбивающихся о камни. Птицы плавали во множестве по проливу.

В первые дни, по выходе нашем из Петропавловского порта, разнствовала долгота по счислению от истинной 1 1/2 градуса; но 11 го июля погрешность была только 6 минут.

Из сего видно, что нам удалося определить долготу Курильских островов в параллели, в коей мы оные сего дня проходили, почти без всякой погрешности, также и весьма не надежным способом т. е. корабельным счислением. Таковое редко бывающее между истинною и счислимою долготою сходство, могущее случиться от противных действие одно другого уничтожающих течений, не должно однакож в искусном и опытном мореплавателе рождать доверенность.

13–17 
рассеявшийся на несколько часов туман открыл нам горизонт будто единственно для того, чтобы нашли мы безопасной проход между Курильскими островами. В 10 часов помрачил он опять атмосферу и продолжался беспрерывно целые сутки. Ветр дул свежий от О, потом от SW, а наконец 13 го Июля от NW; он рассеял туман, и погода сделалась ясная. В сей день найдена широта 48°,21,28", долгота 212°,32,45", и мы узнали, что в последние два дня течение было SWtW 1/2 W в час полмили. Курс наш был прямо к мысу Терпения, для продолжения прерванного в сем месте испытания берегов Сахалина. Приближаясь к мысу приказывал я бросать лот часто, но дна не доставали. Июля 15 го в 10 часов пред полуднем в широте 48°,27 и долготе 214°,53, оказалась глубина 77-саженей, грунт крупной песок, а 3 мя милями севернее от сего места 72 сажени, грунт каменистый. Мы находились тогда от мыса Терпения и от Тюленья острова в 23 х милях. Множество тюленей и стада птиц окружали корабль во все утро. Мы конечно увидели бы берег при погоде более ясной. Туману не было, но видимый горизонт наш простирался только от 10 до 12 миль. По счислению находились мы от мыса Терпения точно на S, а потому и держали курс прямо к N. Нашедший густой туман в 3 часа по полудни принудил нас лечь в дрейф. В сие время широта места долженствовала быть 48°,50. Глубина найдена 100 саженей, грунт каменистый. В следующее утро туман прочистился. Я хотел воспользоваться благоприятствовавшими минутами и успеть в том, чтобы увидеть берег прежде наступления крепкого ветра, которой предвещаем был падением ртути в барометре; но терпение наше подлежало новому опыту. Мгновенно облака сгустились, дождь пошел сильной, ветр дул столь крепко, что мы должны были взять у марселей рифы; в полдень сделался настоящий шторм, которой в 6 часов вечера свирепствовал жестоко и разорвал марсели: мы оставались под одним фоком и штормовыми стакселями. Сей шторм начался от NO, потом отошел мало по малу к N, к NW, и наконец утих; он удалил нас на 50 миль от берега. Ртуть в барометре, опустившаяся на 28 дюймов 9 линий, начала подниматься в полночь. За сею бурею настала в следующий день прекраснейшая погода. После маловетрия, продолжавшагося несколько часов сделался ветр от S; и так мы поставив все паруса пошли к берегу, которой и увидели наконец в 8 часов вечера при захождении солнца, но только неясно, потому что сделался опять густой туман. Берег простирался от SW до WNW, Часть его, видимая на WSW, хотя не весьма возвышенна, однако же довольно отличается от пологостей, лежащих по обеим сторонам оного, к N и к S. Глубина найдена 65 саженей, грунт ил, расстояние от берега было около 10 миль. Не могши обозреть всей южной оконечности, мыса Терпения, лавировали ночью ж. Глубина увеличилась после до 100 саженей, а грунт был ил же.

18–19 
На рассвете увидели опять вчерашней плоской берег на W, а мыс Терпения на SW 17°. Ветр дул свежий от S; я надеялся осмотреть с точностию сию часть берега еще нынешним днем, и в сем намерении приближился к нему на 3 мили, где глубина оказалась 25 саженей; но густой туман и крепкий ветр, отошедший мало по малу к востоку, принудил нас удалиться опять от берега и ожидать лучшего времени. Глубина увеличивалась; в 6 ти милях на О от упомянутого плоского берега найдена оная 60, а двумя милями восточнее 75 саженей, грунт каменистый. Туман и пасмурная с дождем погода, переменяясь, продолжались до 10 часов следующего утра; после сделалось яснее. Мы немедленно пошли к берегу при слабом западном ветре и в 11 часов увидели Сахалин вторично. В полдень широта 49°,00, долгота 224°,44,15". В 3 часа увидели мыс Терпения на WSW; Тюлений остров на SW 1/2 S.

Мыс Терпения, лежащий по наблюдениям нашим в шир. 48°,52,00" и в долг. 215°,13,45", весьма низок. Он состоит из двойного холма, тупо оканчивающагося, от которого простирается низменная остроконечная пологость на довольное расстояние к S. На севере от мыса, берег так же очень низмен. Первая возвышенность в сем направлении есть вышеупомянутой плоской берег, лежащий в широте 48°,57. Он хотя по малому своему возвышению и не может быть далеко усмотрен, однакож делает мыс Терпения довольно приметным. Средина Тюленьего острова, окруженного каменьями, коих заднюю часть мы видели 24 Мая, и которая по причине льдов была пределом тогдашнего нашего к N плавания, лежит в широте 48°,32,15", долготе 215°,37,00", на SW от мыса Терпения, в 30 милях. О северовосточных и югозападных пределах рифа, окружающего сей остров упомянуто уже выше.

По определении положения сих двух важнейших мест юговосточного берега Сахалина, пошли мы к N вдоль берега, уклоняющагося в направлении своем от плоского берега несколько к западу. Скоро потом открылось великое в берег углубление, конца коего не досязало зрение и с саленга; почему я и велел держать на WNW и плыть до тех пор, пока не уверились, что оное не составляло пролива, разделяющего здесь остров. Сей залив находится в широте 49°,5 и окружен со всех сторон низкими берегами; я назвал его низкобрежным. Мне казалось вероятным, что в оной вливается большая река; на северном его берегу возвышается земля до посредственной высоты мало по малу к северу. Нигде не усматривали мы отличающагося места, которое могло бы служить к вернейшему снятию берега.

Дватцатый день Июля обещал нам лучший успех в наших исследованиях. Предъидущею ночью сделался ветр от SSW; мы взяли курс прямо к берегу, от коего находились в расстоянии около 10 миль, где глубина от 75 до 80 саженей, грунт каменистый. В 4 часа утра узнав, где находились, пошли на NW при прекраснейшей погоде, каковой давно уже не имели. Мы надеялись, что SSW ветр освободит нас от туманов, находивших вдруг и почти всегда при SO и О ветрах. Берег, коего направление от северной оконечности низкобрежного залива простирается до 49°,30 широты, NW 19°, имеет вид во всем единообразной с виденным вчера, далеко во внутренности только оного казались многие ряды гор по большей части высоких. Краи берегов вообще каменистые, белого цвета. Между двумя, довольно выдавшимися оконечностями, скрывается, может быть, хорошая пристань; но мы, находясь и в недальнем расстоянии, не могли в том увериться; ибо густой туман, расстилавшийся между оконечностями, тому препятствовал.

Судя по положению берега, заключать следовало, что здесь впадает в море речка. Я желал изведать с точностию сию часть; но как наставший первый ясный день не льстил нас в сих туманных странах надеждою на продолжение хорошей погоды, то я и не мог решиться употребить дорогое время на изведание, не обещавшее верного в чем либо успеха. Впрочем, чтобы подать мореплавателю после нас способ найти место сие без трудности, означаю я здесь широту и долготу оного 49°,29 и 215°,42. Оно находится на SSW в семи милях от оконечности, лежащей под 49°,35, широты и 215°,33 долготы, названной мною мысом Беллинсгаузеным, именем четвертого нашего Лейтенанта.

Прерывая описание дальнейших наших испытаний восточного берега Сахалина, которой удалось нам обойти и изведать первым из всех Европейских мореходцев, неизлишним почитаю я сказать здесь нечто об астрономических определениях, служивших главным основанием к составлению карты сего берега, утверждая притом, что оные заслуживают довольную доверенность. Оба наши хронометры No. 128 Арнольдов, и Пеннингтонов[157] со времени отбытия из Камчатки разнствовали один от другого только тремя секундами. С нетерпением ожидал я хорошей погоды, дабы посредством лунных наблюдений увериться, что причныою сего сходства была не одинакая погрешность обоих хронометров, как то случилось в плавание наше от островов Вашингтоновых к Сандвичевым. Июля 17 го учинили мы с Г. Горнером по шести вычислений расстояний луны от солнца. Среднее из моих показало погрешность хронометров 21,30", среднее же из вычислений Г. Горнера 27,45". Столь великая погрешность казалась нам невозможною, и мы приписывали оную лунным расстояниям показанным на сей день в Парижском календаре; Г. Горнер, вычислив долготу луны по Бирговым таблицам, нашел действительную погрешность календаря 57 секунд, которая произвела неверность в определении географической долготы 28,45", следовательно погрешность хронометров по моим наблюдениям была 7,15", по наблюдениям же Г. Горнера 1,00" восточная. Июля 19 го при благоприятствовавших обстоятельствах сделали мы с Г. Горнером по десяти вычислений, из коих каждое состояло обыкновенно из пяти и шести расстояний. Сим образом найдена опять разность между долготами по хронометрам и наблюдениям почти 20. Итак погрешность календаря и сего дня долженствовала быть немалою. Г. Горнер, вычислив и в сей раз по Бирговым таблицам, нашел погрешность в долготе луны 40 секунд, от чего и произошла разность в определении долготы 19 минут. Погрешность хронометров оказалась по наблюдениям Г-на Горнера только 15 секунд в градусной мере, а по моим 3,12" восточнее. Июля 20 го вычислили мы опять по пяти расстояний каждый; по моим вышла погрешность хронометров 9,49", по Горнеровым 15,30" восточнее. Наблюдения, произведенные 21 го Июля показали погрешность, только несколько секунд. Поелику наблюдения, учиненные 19 го Июля, суть вернейшие и числом превосходнейшие, при коих долгота луны вычислена была по Бирговым таблицам; то я и принимаю настоящую погрешность хронометров 1 1/2 минуты, как среднее число, найденное по моим и Г-на Горнера наблюдениям, которая в самом деле столь маловажна, что даже за ничто почтена быть может. Хотя тридневные наблюдения и показывали погрешность хронометров всегда восточнее, однако истинная погрешность может быть равномерно несколькими минутами и западнее; ибо наблюдения, делаемые на море подвержены гораздо большей погрешности.

Из всех инструментов, которыми подобные наблюдения производятся на море, почитаю я хорошей секстант лучшим и надежнейшим. Секстанты преимущественнее целого круга. Последний доставляет правда великую выгоду тем, что несовершенно верное разделение уничтожается почти вовсе многократным повторением наблюдений. Но сие преимущество теряет весьма много цены своей, если принять в рассуждение затруднительное оборачивание, даже и при самом удобном устроении, тяжелого инструмента; сверх того при Мендозовом круге с обращающимся нониусом, переменяемое привинчивание и отвинчивание трех скобок, крайне затруднительно; ибо при каждом измерении, обращаемый круг легко вперед или назад передвинется на несколько секунд, так что при всяком наблюдении столь же можно удалиться от точности, сколько желательно было повторением оных более к точности приближиться. Если же принять сверх сего в рассуждение, что погрешность секстанта может определиться до нескольких даже секунд, а в хороших инструментах оная совсем не изменяется; по малой величине радиуса, в окружном же инструменте и телескопа, нельзя дойти до такой верности; что при многих наблюдениях посредством круга, если и известно, что некоторые из сих наблюдений, по причине облака или чего либо другого произведены неверно, отменить оных не можно, и проч.; то не трудно увериться, что и в сем случае, подобно другим многим, преимущество умозрительного изобретения уничтожается практическими затруднениями. Г-н Горнер, с которым мы в начале предпочитали круг много, и часто рассуждали о совершенствах и недостатках оного, испытал на самом деле, что употребление хорошего Секстанта на море гораздо удобнее круга, которой мы потом вовсе оставили. На берегу, где точность доведена быть должна до полусекунды, может круг иметь впрочем свое преимущество; но устроение оного долженствует быть удобнее того, какой с обращающимся нониусом получен был мною в 1803 году от Г-на Троутона.

Мы в прекраснейшую погоду плыли к северу вдоль берега в расстоянии от 6 ти до 10 ти миль. Глубину находили от 70 до 80 саженей, грунт ил. Сахалин представлялся нам теперь в прелестнейшем виде; потому что мы в прежнее наше около берегов его плавание не видали ничего, кроме гор, покрытых снегом; суровой же вид обгорелых островов Курильских, кои мы недавно оставили, не увеселял зрение. Самая простая зелень, покрывавшая посредственной высоты горы, стоящие на берегу рядами, заставляла нас хвалить красоты Сахалина с живейшим чувствованием. Деревья вдали росту невысокого, а ближе к берегу только лесочки. Мы видели здесь многие в берег углубления, в кои, казалось вливаются малые источники. Сии места обещают удобное положение к населению; но мы не приметили ни малейших к тому признаков. Внутренность берега весьма единообразна; с трудностию находили мы отличные места. В числе оных была довольно высокая, плоская гора, отличающаяся тремя остроконечиями, стоящими на её средине, по коим и названа нами Тиарою. Она лежит в широте 49°,57,00", долготе 216°,14,30". От мыса Белинсгаузена до параллели горы сей простирается берег NW 30°.

Июля 20 го в полдень находились мы в широте 49°,57,02", долготе 215°,48,13". Наблюдения показали течение 14 миль в сутки к северу. Предполагаемая мною вышеупомянутая пристань лежала тогда от нас на SW 6°, а выдавшаяся на севере оконечность, названная мысом Римником и лежащая в широте 50°,10,30", долготе 215°,57,00", на NW 30°. В сие время расстояние наше от берега было 8 миль; глубина 60 саженей, грунт зеленой ил.

Благоприятствовавший нам по утру ветр переменился в NW ой, и был довольно свеж с крепкими порывами. Он принудил нас лавировать и приближаться чрез то к берегу на 3 и 2 1/2 мили, где находили глубину 40 саженей. Великая зыбь от N, произшедшая нечаянно в 6 часов при умеренном ветре, казалась быть предвестницею шторма. Ртуть в барометре, стоящая и до того еще очень низко, опустилась теперь с 29,35 на 29, 15. В 8 часов сделался действительно крепкой ветр от N, однако в 11 часов преобратился в умеренный. За сим кратковременным крепким ветром следовал густой туман, хотя ветр и оставался северной. На рассвете пошли мы опять к берегу, к которому при слабом северном ветре приближались медленно. В полдень лежала от нас гора Тиара на NW 75°, мыс Римник на NW 46°, устье речки или, малой залив прямо на W. расстояние от берега было около 10 миль. Найденная наблюдениями широта 49°,56,35", долгота 215°,43,50", десятью милями южнее и двумя восточнее, нежели выходило по счислению. Течение к северу благоприятствовало нам не долго. Течение к югу кажется быть здесь господствующим в сие время года; оно бывает даже и при южных ветрах. Сие стремление течения подало мне повод несправедливо думать, что остров Сахалин в широте 51° или 52° должен разделяться проливом, простирающимся от NW на SO. Долго я льстился тщетною надеждою к открытию оного.

Приближившись к мысу Римник на 5 или 6 миль, легли мы в дрейф. На рассвете 29 го Июля лежал он от нас на NWtW. Вместо того, чтобы найти за мысом сим великую губу или по крайней мере приметную перемену в направлении берега, что предполагать заставляли находящиеся от него на NW горы, увидели мы, что берег идет от сей оконечности в прежнем направлении NtW, и притом столь низок, что виден только в близком расстоянии. Сей низменной берег простирается далеко во внутренность и приметен особенно тем, что он на N гораздо гористее. Здесь видны прекраснейшие долины и холмы. они покрыты тучною травою, а сопредельные им горы высоким лесом. Сия часть Сахалина должна быть плодоносна и требует малого возделывания, которого следов однако мы нигде не приметили. Киты, сивучи и тюлени показывались во многих местах близ берега; бесчисленное множество птиц окружало корабль со всех сторон. В полдень находился от нас мыс Римник на WNW; высокая плоская гора на NW 48°; гора Тиара на SW 50°. В сем положении определена наблюдениями широта 50°,9, 4", долгота 215°, 59, 40". расстояние наше от берега в час по полудни было около 2 миль, где глубина 29 сажени. Как скоро начали мы держать курс от берега, вдруг настало безветрие, продолжавшееся до 3 х часов следующего утра. После сделался слабой ветр от SSO, которым поплыли мы вдоль берега на NNW, в расстоянии от ного на 4 и 5 миль, так что никакое место не могло скрыться от нашего зрения. Глубина была 35 саженей; бурун у берега везде весьма силен, коего шум слышали мы ясно. Несколько выдавшаяся в море часть берега, отличавшаяся темноватою зеленью, и низменная оконечность, заставляли меня сначала полагать, что здесь находится место для якорного стоянья; однако я скоро потом удостоверился в противном.

Близость, в коей находились мы от берега, позволяла видеть ясно, что нигде не было залива. В полдень лежал от нас высокой, очень плоской, мало по малу унижающийся мыс на NW 18°,30; южная оконечность, приметная по желтому своему цвету, мною полагаемой гавани, на NW 88°; высокая плоская, прежде мною упоминаемая гора на NW 11°. В сем положении корабля определена широта 50°,22,24", долгота 215°,54,42". расстояние от берега было 3 1/2 мили; глубина 26 саженей; грунт жидкой ил. Мыс, в полдень находившийся от нас на NW 18°,30, назвал я мысом Ратмановым, по имени старшего своего Лейтенанта. Он лежит в широте 50°,43,00", и долготе 216°,5, 45".

При слабом восточном ветре продолжали мы плыть к N. Ряды новых гор открывались, но ни одна из них не отличалась ни особенною высотою, ни видом. Берега здесь вообще утесисты и желтого цвета. В 5 ть часов по полудни находились мы в 8 милях от берега, где глубина была 26 саженей, грунт каменистый. Сия глубина и каменистый грунт подавали мне причину думать, что может быть от мыса, ограничивавшего наш горизонт на севере, так как и от мыса Терпения, простирается далеко в море каменистой риф. Такое, впрочем может не неосновательное, предположение, также мрачная, туманная погода и восточной ветр побудили меня удалиться к ночи от берега. В 6 часов по полудни прояснилось. Мыс Ратманов находился тогда от нас на NW 33°, в 14 милях; в то же время видели мы на W малой залив, в коем, судя по положению берега, должно быть хорошее якорное место. Вход сего залива шириною около мили, в середине его виден был большей камень. Сей залив лежит в широте 50°,35,30", в долготе 216°,08,00". В 7 часов показался весь мыс Ратманов, простирающий низменную свою оконечность весьма далеко в море. Продолжение берега к W видно было ясно. Направление его уклоняется гораздо более к западу, ибо от мыса Римника до мыса Ратманова берег шел NW 8°; а от сего последнего мыса взял направление NW 30°. Дальнейший виденный нами в 8 часов берег лежал на NW 34°, а мыс Ратманов в то же время на NW 43°. Ближайшее расстояние наше от берега было тогда около 10 миль, где глубина была 57 саженей.

Течение продолжалось многие дни уже от севера, со скоростию около мили в час; почему мы и продолжали плыть ночью под малыми парусами к N. В час пополуночи, находившись по счислению против мыса Ратманова, легли в дрейф; а на рассвете пошли прямо на W; но пасмурная и туманная погода не позволяла видеть берега. В 7 часов покрывал нас весьма густой туман. Глубина уменьшилась до 35 саженей; мы легли в дрейф. Ветр дул свежий от SO. В 10 часов туман начал рассеваться; но берег еще покрывался оным. Находясь от берега в расстоянии около 7 мил, что я заключал по глубине, уменьшившейся до 48 сажен, надеялись увидеть оной скоро и не желая потерять ни одной минуты при наступлении ясной погоды, которой скоро ожидали, плыли под малыми парусами прямо к берегу. В 11 часов увидели песчаной край берега, скоро потом приметили ясно со шканец и бурун у оного; но берег и высокие далее во внутренности земли горы покрывались еще мрачностию. Мы находились от берега едва в 3 х милях, где глубина была 25 саженей, грунт песок и раковины; тогда мы поворотили и легли в дрейф к востоку в надежде, что полуденное солнце рассеет туман. В сие время видны были только мыс Ратманов и севернейшая вчера уже виденная нами оконечность, также и вершины гор, лежащих между сими мысами далеко во внутренности острова. В полдень определена наблюдениями широта, 51°,5,57", долгота 215°,8,10". Мыс Ратманов лежал тогда от нас прямо на S, а севернейшая оконечность на SW 55°. Последнюю назвал я именем Астронома Делиль де ла Кроэра сопутствовавшего Капитану Чирикову в его Экспедиции к берегам Америки в 1741 году. Она лежит под 51°,01,30" широты и 216°,18,00" долготы. Туман висел еще над берегом; в 4 часа только начал рассеваться. Мы тотчас пошли тогда к берегу и приближались к нему опять на 3 мили. Кроме мысов Ратманова и Делиль, соединяющихся между собою низменным песчаным берегом и хребтом высоких гор, лежащих между оными далеко во внутренности, весь остальной берег был весьма не ясно виден. Итак мы принуждены были лечь в дрейф и ожидать не удастся ли осмотреть сии места еще до захождения солнца; но против ожидания нашего туман сделался еще гуще и ветр сильнее. Великая зыбь от О предвещала крепкой ветр от О, которой и последовал. Оставаться в близком расстоянии от берега при крепком ветре, дующем прямо на оной, было опасно, итак зарифя марсели держали сколько возможно ближе к ветру на OtN.

Примечания

156 Настоящее имя сего острова Шамашир. 

157 Карманный Арнольдов хронометр No. 1856 остановился в последнюю бытность нашу в Петропавловском порте.

Источник: Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1800 гг. на кораблях "Надежде" и "Неве", М., 1950
   


Источник: http://fb2lib.net.ru/book/147867#TOC_idp178376
Категория: Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах. | Добавил: alex (29.09.2013)
Просмотров: 163 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz