РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.07.2017, 01:34

Главная » Статьи » 1803-1806 "Нева" Лисянский Ю.Ф. » Из «Записок» приказчика Российско-Американской компании Н. И. Коробицина 1795-1807 гг.

ИЗ «ЗАПИСОК» ПРИКАЗЧИКА РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЙ КОМПАНИИ Н. И. КОРОБИЦЫНА 1795-1807 гг., Ч.6
ИЗ «ЗАПИСОК» ПРИКАЗЧИКА РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЙ КОМПАНИИ Н. И. КОРОБИЦЫНА 1795-1807 гг.
 
Плавание от острова Ситхи к китайскому порту Кантон. - Встреча с кораблем "Надежда". - Продажа в кантоне пушных товаров.- Закупка китайских товаров.
 
     В продолжение обратного вояжа из Америки к китайскому порту Кантону случившияся замечания
 
     26 августа в широте № 49 градусах 50 минутах и во 142 градусах 40 минутах W-ой долготы видели в море по близости корабля морскаго котика, державшагося вблизи корабля более получаса. По поводу сего замечания судить можно, что не в дальнем растоянии должно находиться каковым либо доныне еще неизвестным островам или при отливе воды обсыхаемым банкам, потому что виденной нами зверь на дальное растояние от берегов не отдаляется. Что же касается до ланткарты, то на оной никакими прежде нас мореплавателями ничево в разсуждении таковых замечаний не означено, также и по журналам. Нам же, в разсуждении таковаго замечания, заняться прииском неизвестности по случаю одного корабля и довольно с богатым грузом, также и в разсуждении упущения времени по части кантонской на первой раз расторшки обстоятельства не позволяли, почему и оставили замечание наше без любопытства, продолжая свой путь, не теряя удобнаго для нас ветра.

     С 27 августа по 2 октября продолжали плавание наше, держа курс к Z-ду при ZW-ых и NW-ых ветрах. Во все оное время замечательнаго ничего не случалось. Погода продолжалась непостоянная, а по большей части пасмурная и сырая.

     2 октября в ночи на крюсь брам рее поймали матрозы сидящую на оном птицу бусаго перьем цвету, величиною с маленькую чайку, всем расположением много на оную похожа, которая почти совсем на ноги не становилась, а всегда сидела. Мы, продержав оную до утра, отпустили.

     3 октября, продолжая плавание наше при легком N-ом ветре с хорошей погодой, в 9 часов пополудни, идя при том же ветре, не имея в виду никаких признаков, стали на мель. По первом корабля ударе, приведя корабль к ветру, но с форсу оной зделал еще два чувствительныя удара и стал уже неподвижно. Мы отдали все паруса, кинув лот, по которому оказалось глубины под шкафутом 2½, а у форштевня 2 сажени, и грунт каменистой. Вода же от времени уменьшалась отливом, отчего и корабль начал крениться на правой борт. В 10 часов, спустя с ростор гребныя суда, катер и баркас, на коем завезли с кормы корабля кабельтов с верпом, и начали по оному стягиваться с мели. Но корабль не мало не имел движения, вода же постепенно всио еще уменьшалась, почему не оставалось более другаго средства, как ожидать наполнения приливом воды. С полуночи вода начала несколько повышаться, а в 2 часа прибыло оной на 2 фута. Тогда начали опять стягиваться с мели, но не мало в том успеху ее имели. В 3 часа, по исполнении воды, корабль уже встал совсем прямо, но некак не может стянуться с мели, почему для облегчения корабля сбросили в моря находящаяся у нас на корабле 12 кононад или пушек, привязав ко оным концы вериовок с поплавники на случай знаку. Также и находящаяся на росторах запасныя спенги и реи спустили на воду. Но в 4 часа при расвете увидели к W-ту берег, а в 5 часов оной совершенно открылся, которой оказался остров, от коего мы находились в растоянии 1½ италианской мили, и со всех сторон увидели себя окруженных множеством сухих каменьев, грозящих нам неизбежную погибель. Но к избавлению нашему от оной много послужил нам защитою от ветра остров, за коим не могло произвесть сильнаго волнения и бурунов.

     4 октября в 6 часов утра корабль несколько тронулся. Мы тольки что начали ходить на шпиле кабельтов и ½ 7-го часу с помощиею течения от прибылой воды сошли с  мели, оттянувшись на глубину 3-х сажен, и для промеривания глубины к выходу остановились на верпе. В 7 часов нашел от W-та шквал, коим нас сдрейфовало с верпа. Тогда мы не находили другаго способу, как тольки отрубить кабельтов и на счастие под парусами пуститься в море. Тольки что успели поставить кливер и бизань, отрубя кабельтов, и чрез несколько минут нас кинуло шквалом вторично на мель, и, по причине зделавшагося от шквалу волнения, чувствительныя наносило кораблю о каменье удары. Тогда мы уже находились в отчаянии спасения нашего от бедствия, но, при всей толь отчаянной опасности, тотчас завезли другой кабельтов и для облегчения корабля сбросили в моря два запасныя каната. Собрав все свои силы, стали тянуться по завезенному кабельтову, и чрез полчаса помощию провидения божия избавились от предстоящей напасти: при волнений стянулись с мели, чем все мы стольки были обрадованы. Я первой скажу, что никогда в жизни моей не имел такого восхищения. С 9-ти часов утра и до 11-ти часу ночи, беспрестанно завозя кабельтовы, оттягивались по оным в море. В ½ 11-го часу для отдохновения команде по 25-ти часовой работе безо всякой пищи, на глубине 5 сажен, остановились к ночи на якорь, где надежда наша в разсуждении шквалов и от ветра также была еще опасна, но по счастию нашему в продолжение ночи ветер был тихий от NW-та.

     5 октября сброшенныя нами на мели с корабля пушки и два коната собрали всио и привезли на корабль. Сего дня ездили мы на яле на остров. По выходе нашем на берег онаго видели множество лежащих по берегу тюленей. Мы убили из числа оных двух из ружья и еще двух же находящимся у нас на яле крюком. При убитии нами перваго, прочшия на защиту онаго скакали на нас по берегу. Ежели б во оных мы имели нужду для пищи, то без ружья, палками или аншпугом, скольки угодно набить было можно. Чрез полчаса мы, оставя свой промысел, пошли на верхь острова, которой имел возвышения не более как 4-х сажен перпендикуляру, на коем, кроме небольшей травы, в прочшем никакого растения, деревьев совсем не находится, также и пресной воды ни малейшаго источника. Грунт сего острова состоит из каралистаго песку, при берегах же местами находится каменье. Длина всего острова простирается от NW-та к ZО-тy не более, как на 2, а в широту на 1½ италианских миль. От берегов же оной имеет возвышенность, а средина гораздо протеву оных ниже. В разсуждении таковаго его положения заключить можно, что оной при разных с моря ветрах составился из накидного волнением между каменьев песку. На нем находится множество разнаго рода птиц, похожих на чаек, уток и куличков, но совсем особеннаго роду, которыя стольки смирны, что сами летающия садились на головы и плечи, а седящих на земли, как кур, скольки угодно, можно паймать руками. Гнезда же оных находятся по всему острову из вырытых в песку нор, в разсуждении чего ходить на поверьхности острова весьма неприятно: при каждом почти шаге нога в птичьи гнезда проступается до полуколена и глубже. При берегах же моря находится множество черепах, величиною в диаметре от 2-х и до 3-х фут, и разнаго виду маленьких рыбок, из коих некоторыя имеют золотовидной цвет, величиною не более 4-х дюймов. Мы старались оную ловить, но ничего способнаго к тому при себе не имели. В 3 часа пополудни, по зделанному с корабля нам сигналу, взяв наш промысел, состоящий из 4-х тюленей и 10-ти черепах, возвратились на корабль, доставя команде из тюленьяго мяса свежую пищу, а для себя оставили черепах, которыя тогда же изготовлены были в супе, но, по причине неприятнаго запаху и горьковатаго вкусу, есть было нельзя. Тюленье же мясо всей командой употребляемо было в пищу с большим апетитом, но, по случаю жаркаго климата, на другой день оное уже испортилось.

     6 октября в 5 часов утра и до 9-ти вечера оттягивались от острова по завозам, но, по причине каралистаго грунта, задевании за оныя кабельтовых, много делано остановки. Величина же каралов, на дне моря находящихся: многия из оных были до 2-х сажен вышиною, которыя можно назвать морским кустарником. Сего дня в вечеру мы уже отошли на глубину 10-ти сажен, но по причине ночи остановились на якорь, где и простояли до утра. Во время ночи положенаго якоря конат, толщиною 14-ти дюймов, каралами перетиорло, но, по случаю продолжавшагося в ночи маловетрия, простояли на одном кабельтове.

     7 октября в 8 часов утра подняли на корабль перетершегося о каралы коната якорь, а в 9 часов при тихом N-ом ветре отдали паруса и при поднятии верпа кабельтов онаго дошел на апанор и, по причине завясшагося между каралов верпа, лопнул. Но, по случаю получившаго нами благополучнаго к выходу из такой опасности ветра, терять не разсудилось, почему, не медля не мало, наполнив паруса, пошли от острова в море. Верп же с концем оторвавшагося кабельтова оставили данью на дне моря. Благоприятствующая же нам стихия ветра более и более получала свою... 62 В 12 часов мы уже вышли из опаснаго места, оставя остров нашего бедствия, которой, по причине нискаго его положения, уже не был виден. Остров нашего бедствия, по наблюдениям капитана Лисянскаго, находится в широте N-ой 26 градусах 5 минутах и 173 градусах 29 минутах долготы западной от грендическаго меридиана. Мы, оставя оной, предприняли курс нашего плавания на ZW.

     12 октября в широте 21-го градуса 56 минут и в долготе 175 градусов 20 минут в 1 час пополудни видели к WZW-ту бурун, по причине коего и по случаю мрачной погоды легли в дрейф и пробыли во оном до 6 часов утра.

     12 октября в продолжение ночи в 7-ом, 12-ом и в 4-ом часу кидали лот, но на сте саженях дна не доставали.

     Но по поводу виденнаго нами буруна судить должно, что, по назначению англинскаго шкипера Гейнкса, должно быть подводной банке, которой хотя им широта и долгота места не определена совершенно, равно и нам к лучшему оной описанию, по причине пасмурной погоды, случай не позволил определить оной совершеннаго места.

     С 13-го октября по 3-е ноября продолжали плавание наше с NО-ым ветром на румб W. Во все оное время замечательнаго, кроме однех летучих рыб, более ничего не случилось.

     4 ноября прошли Мариамские острова, из коих видны были Тиниан, Сайпан и Агиган. Мы, проходя между проливом между Тиниан и Агиган: первой — в растоянии 2-х миль, на N, а последней — на Z в 4-х милях италианских.

     Остров Тиниан посредственную имеет возвышенность. С ZО-ой стороны берег онаго каменистой и утесистой. ZW-ая же сторона онаго местоположение имеет плоское, с приятным видом, по коему местами находится довольное количество кокосовых и банановых деревьев. На ZО-ом же берегу видели табун рогатого скота и свиней. От ZW-ого до ZО-го мысу берег имеет излучину, где от N-ых, О-ых и NW-ых ветров можно иметь довольное прикрытие на случай якорьной судами стоянки и, в случае надобности, по описанию английского мореплавателя господина Ансона,  можно получать пресную воду из находящихся при оном источников. Также и для освежения провизии из продуктов: кокосовые орехи, бананы, хлебной плод и прочшаго растения из кореньев, а в разсуждении скота, как то: быков, коров, свиней и кур, скольки угодно оных паймать или из ружей набить можно, потому что остров сей после разорения онаго гишпанцами не имеет теперь ни одного обитателя. Находящияся на острове Гуамме гишпанцы каждогодно на оной приходят судами и довольное количество бьют скота, мясо же оных заготовляют сушеным и отвозят на остров Гуамм. Широта Мариамских островов в 13 градусах N-го полушария.

     С 4-го ноября по 9-е число от оных имели плавание по долготе к W-ту с благополучным NО-ым ветром.
 
     9-го и 10-го ноября терпели сильной шторм с NW-ым ветром, а 11-го числа зделался тифун, или страшная буря с вихрем, в продолжение коего несло с волнения воду, как сильной дождь, причем не можно было различия иметь дня от ночи. Кипящее свирепеющим волнением море поднимало песок со дна своего и грозило нам отчаянностию и почасту кидало чрез корабль волны, коими выломило на подветренной стороне шкафута наделанных сверхь палубы два щита. Подветренной же борт корабля и палуба до самых люков покрыта была водою, а при убирке парусов грот-стаксель шкотом выбросило с корабля в море трех матроз, но волнением оных кинуло опять на шкафут, которыя еще успели схватиться за брошенные им с корабля концы вериовок и тем спаслись от жертвы свирепеющего моря. В 12 часов находящейся у нас за кормой корабля на боканцах весящейся ял разломало волнением на части и вместе с боканцами оторвало и унесло в море. С полудни буря еще делалась сильнее, отчего уже и в корабле наполнилось воды сверхь обшивки почти до фута, чем нас и более приводило в опасность. В разсуждении чего начали отлевать из корабля воду большой кетельц помпой, разделя людей на три смены, и беспрестанно качали помпу. По 2-х часовой качанием помпы работе люди наши стольки ослабели, что, находясь во весь день бес пищи, зделались совсем безсильны. Но по осмотре в трюме приметили в воде убыль. Так же, к счастию нашему, с 4-х часов полудни буря начинала нескольки укрощаться, а к полуночи довольно уже зделалось легче, и корабль несколько становился прямее. Самая же сильная буря продолжалась 18-ть часов.

     В 5-ть часов утра оная прекратилась. Тогда, поставя по силе ветра возможныя паруса, предприняли настоящей плавания нашего курс.

     12 ноября в 9 часов утра открыли люки, из коих пошел большой пар с неприятным запахом, почему начали разбирать для осмотру в трюме груз, коего оказалось на левой стороне подмокшим и уже сопрелым из числа пушных товаров, отчего произошло испарение и весьма неприятной и тяжелой запах, которой стольки был силен, что, находящихся при разбирке в трюме людей даже ело глаза, как сильным чадом, и более ¼ часа не можно было никак пробыть во оном. Многие и чрез сие время, выходя из онаго, чувствовали головную боль. Для очищения же толь неприятнаго и тяжелаго в корабле воздуха курили беспрестанно витриоль, а в палубе корабля держали жаровни, чем нескольки очищался воздух. Очищением же в трюме подмокшаго грузу происходила работа разбиркою половиннаго в корабле грузу с 12-го по 16-е число. По окончании всего онаго оказалось подмоченнаго и попрелаго: сброшенным в море из пушных товаров чего и сколько:

     Бобров морских — 90,
     Речных или русских бобров — 184,
     Соболей американских — 185,
     Лисиц чернобурых — 33,
     Лисиц красных — 481,
     Песцов белых — 224,
     Морских котиков — 29600,
     Хвостов бобровых — 86,
     Выдр — 151,
     Рысей — 71,
     Лисиц сиводушных — 313,
     Песцов голубых — 481,
     Норок — 64.

     Всего же сброшеннаго подмоченным в море суммою по цене на 80 000 рублей, при чем находилось со стороны капитана и офицеров состоящая из них же коммисия, которая для отчоту моего пред компанией может быть ясным свидетельством.

     18 ноября увидели лежащия при Кантонской бухте острова Лемские и Ладронския и от оных множество идущих под парусами мелких китайских судов. Мы сочтли оных за рыбаков, коим неоднократно делали сигнал флагом с выстрелом пушек для получения со оных лоцмана, из коих не одно судно к нам не подходило. По причине неполучения со оных лоцмана, продолжая ночь, лавировали в виду островов Ладронских.

     19 ноября подойдя к оным островам, [с] коих приехал  к нам компродор с лоцманом. От оных мы известились, что корабль наш Надежда стоит на якоре в Макао. Мы, получа на корабль компрадора и лоцмана, лодку отправили с известием к кораблю Надежде о прибытии нашем. Мы же, по причине противнаго ветра, до 21-го числа лавировали в виду островов, лежащих при входе в Кантонскую бухту. Сего числа в 7 часов вечера, подойдя к острову Макао, у коего остановились на якорь.

     22 ноября с капитаном нашего корабля ездили на шлюпке в город Макао, в коем нашли корабля Надежды капитана Крузенштерна и компанейскаго прикащика Шемелина. Кораблю же их, по случаю прибытия его под военным флагом, в Кантон иттить не позволено, а более по той причине, что оной не имел для кантонской торговли никаких товаров.

    23 ноября в 10 часов утра мы с капитаном возвратились из Макао на корабль, и с нами поиехали к нам на корабль капитан и прикащик корабля Надежды, которыя с нами остались на корабле иттить в Кантон. В 11 часов мы подняли якорь и пошли, лавируя, вверхь по реке Тигрису к Вампуа, а корабль Надежда остался до испрошения от кантонского жентука о позволении для входу оному на рейду Кантона.

     23-е, 24-е и 25-е ноября продолжался ход наш по реке Тигрису до Вампуа. До Боки Тигрису имели плавание, лавируя под парусами, а от онаго к Вампуа, по причине узкости реки, шли уже буксиром 40 китайских лодок. В 3 часа полуночи пришли [в] Вампуа на место якорьнаго стояния, где все приходящия европейския корабли имеют якорную стоянку, коих тогда находилось на оной рейде: англинских кораблей — 8, датских — 3 и Американских Соединенных Штатов разных судов до 15-ти, по близости коих и мы, положа якорь, остановились.

     26 ноября приезжал к нам на корабль из Кантона таможенной мандарин для записки о прибытии нашего корабля. Сего дня капитаны наши Крузенштерн и Лисянской уехали на шлюпке в Кантон для занятия на случай нашей расторшки фактории.

     Декабря 2-го капитан Лисянской приехал из Кантона на корабль, коим взята фактория и кладовыя на случай поклажи наших компанейских товаров.

     4-го и 5-го декабря происходила выгруска из корабля товаров, которыя для перевоски в Кантон погружены были на 4-х китайских ботах. Того же 5-го числа с капитаном Лисянским и я уехал с корабля в Кантон. Сего ж дня и товары наши все доставлены на ботах в Кантон, которыя по выгруске с ботов свидетельствованы были таможенным мандарином.

     С 6-го по 10-е  декабря  занимались мы разбиркою наших пушных товаров по сортам и добротам для лучшаго оных виду. По случаю нашей в Кантоне первобытности, для продажи наших товаров, равно и покупки китайских, оборот оной расторшки поручили в комисию английскому агенту Билю. По условию нашему со оным, положено за комисию по 5 процентов.
 
     13 декабря приходили к нам 8-мь китайских купцов смотреть наши товары, коими, по пересмотре оных, не было никакой торговли, которыя тольки что отбирали от нас сведение о требовании нашем за оныя каких имянно товаров, а при оном вызывались, что бес получения нами половинного количества чаями и торговать совсем не будут. Таковое их предложение о торговле наших товаров казалось для нас бескуражно, в разсуждении чего и по нерасмотрению еще нами в совершенстве кантонских торговых оборотов, равно и в получении половиннаго количества чаями отозвались несогласными. Сего числа, по позволению кантонскаго жентука, корабль наш Надежда прибыл из Макао в Вампуа, остановясь на рейде.

     17 декабря от агента или комисионера нашего Биля доставлена нам записка о ценах за наши товары, китайскими купцами назначенных, которые хотя и мало выгодны, но, в разсуждении тогдашних обстоятельств, не оставалось надежды в ценах за наши товары зделать какого либо настояния по той причине, что весь оборот с европейцами кантонской торговли состоит тольки из числа 13 китайских гоп-купцов, которые тольки и имеют право отправлять всю европейскую торговлю, прочшим же во оную из китайского купечества входить по правам китайского правительства не позволено, равно и по случаю привезенных американцами таковых же пушных товаров большого количества к настоянию цен нами за оные средства не оставалось.

     18 декабря, сообразуясь обстоятельствам тогдашней в Кантоне европейской торговли, решились заключить окончательную в продаже наших товаров с китайским гоп-купцом Локвои расторшку следующими ценами:
 
     бобры морские, за исключением 1-й доброты, прочшие все вообще 2-й, 3-й доброты, также матки и кошлоки — по 17-ти пиастров;
     хвосты бобровые вообще же по 170 пиастров за 100 хвостов,
     бобры речные — по 2½ пиастра,
     выдру — по 4 пиастра,
     лисицу красную, островную — по 120 пиастров за 100,
     песцы белые — по 1-му,
     соболи американские — по 1-му,
     рыси — по 3,
     котики — по ¾ пиастра.

     Прочшие же, как то: 1-й доброты морские бобры, чернобурую и сиводущатую лисицу, голубыя песцы и чорныя медведины, по нискости на оныя цен в Кантоне, за лучшее сочтли оставить для России.

     В продажу же в Кантоне пушных товаров поступило всего суммою на 191 631½ гишпанских пиастров, за которыя получено китайских товаров: чаев лучших на 80 000, китайки на 20 000, фарфору в посуде на 14 000, жемчугу на 3000. Всего же китайских товаров суммою на 117 000 пиастров. Оставшая же сумма 74 631½ пиастр получена личными пиастрами, из коей употреблено на покупку разных китайских галатирейных товаров 13 000 пиастров. Сверхь покупки издержек: пошлины с пушных товаров 2804 пиастра, за обмер обеих кораблей наших 8324½ пиастра, за коммисию господину Билю 9581 пиастр, за фактории и на содержание 2-х капитанов, 2-х прикащиков и за прислугу при оных 1700 пиастров. Корабля Невы офицерам жалованья и столовых, равно и команде жалованья 22 000 пиастров. Для корабля Надежды к обратному пути на случай экстренных издержек 7000 пиастров. Провизии для обеих кораблей как в бытность в Кантоне, равно и к вояжу заготовленной на 4226½ пиастров. Оставшая же от всех издержек сумма 600 пиастров оставлена для корабля Невы на случай экстренности.

     С 11-го января 1806 года по 22-е число того же месяца продолжалась перевоска из Кантона на корабли китайских: товаров и погруска оных в оба корабли.

     23 января, получа от кантонскаго жентука и таможенного гопу чоп, или пропуск, для кораблей наших, того же дня выехали мы все из Кантона на корабли наши, стоящия на рейде в Вампуа.
 
Источник: Русские открытия в Тихом океане и северной Америке в XVIII-XIX вв. М. АН СССР. 1944, стр.191 - 202

Продолжение


Источник: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Reisen/XVIII/1760-1780/Russ_otk_tich_ok_sev_am_18_19/1-20/19.phtml
Категория: Из «Записок» приказчика Российско-Американской компании Н. И. Коробицина 1795-1807 гг. | Добавил: kurkulevas (01.05.2013)
Просмотров: 189 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz