РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 16.08.2017, 20:11

Главная » Статьи » 1803-1806 "Нева" Лисянский Ю.Ф. » Из «Записок» приказчика Российско-Американской компании Н. И. Коробицина 1795-1807 гг.

ИЗ «ЗАПИСОК» ПРИКАЗЧИКА РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЙ КОМПАНИИ Н. И. КОРОБИЦЫНА 1795-1807 гг., Ч.7
ИЗ «ЗАПИСОК» ПРИКАЗЧИКА РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЙ КОМПАНИИ Н. И. КОРОБИЦЫНА 1795-1807 гг.
 
Описание Кантона.- Плавание из Кантона вокруг мыса Доброй Надежды в Портсмут. - Возвращение в Кронштадт.
 
Примечания китайского портового города Кантона.

     Город Кантон местоположение имеет на левом берегу реки Тигриса, на низменном месте, в широте N-ой 23-х градусах 8 минутах и во 110 градусах 42 минутах долготы восточной от грендвическаго меридиана, простирающейся по берегу реки Тигриса на растояние 6-ти миль италианских. Строение города генерально каменное, но, по обыкновению асиатцов, весьма тесно расположенное. Все во оном улицы шириною не более как 1½ сажени. Внутри онаго на растояние 2-х миль в каждом доме находятся с лица торговыя и разныя мастерския также и со съестными припасами лавки, почему большая часть города в расположении таковаго своего строения более походит на торговый ряды, где домовых жилых покоев снаружи совсем приметить нельзя. А в разсуждении таковаго расположения домов, их архитектуры, весь город не имеет приятнаго виду, кроме одних находящихся среди города на берегу реки Тигриса европейских факторий, которыя тольки и составляют хорошей вид городу приятностию своего расположения. Прочших же во всем Кантоне домов китайских расположение более подходит на каковыя либо чекхаузы или огромный кладовыя, магазейны, не соответствующия никакого внимания или любопытства.

     Укрепление города Кантона состоит из 6 каменных батарей или из крепостей, расположенных в разных местах при берегах и на островах реки Тигриса. Все же оныя в разсуждении артирелийских снарядов весьма мало достаточны, в случае же каковаго либо неприятельскаго нападения не могут быть соответственны к защищению безопастности города, а, при том неискуства китайцов в действии орудиев, и с достаточным оных количеством не в состоянии защищать себя противу и малаго количества искустных во употреблении онаго европейцов. Все таковыя китайския крепостныя их здания, кроме одного вида, не имеют соответственной надежды на случай защиты противу их неприятеля.

     Что ж касается до сухопутных и морских сил китайскаго войска, то, по несведению дистиплины военных действий, и многочисленныя их войска противу малаго числа просвещенных народов стоять не могут. Морския же их суда, по неискуству в своем строении, не тольки что  способны быть могут к военным действиям, но и достаточной к тому артирелии понесть, по слабости своего укрепления, не в состоянии. План строения оных и укрепление удивительно что позволяет еще быть в море, которыя не тольки что превосходили противу чухонских лайб своим строением, но едва ли еще по конструкцыи не более имеют недостатку противу оных к мореплаванию. Что ж касается до числа разности в конструкцыи строением, ежели счислить все, скольки случилось нам видеть в Кантоне, то примерно положить можно до 50 разных манеров, но при всем толь большем количестве разности конструкцый не приметно не одного судна с достаточными к мореплаванию качествами.

     Достойных замечания в Кантоне зданиев, кроме однех башен, называемых китайцами пагодами, более никаких не приметно, но и оныя находятся вне города в разных окрестностях и по большей части на холмах возвышенных. Строение оных составляет вид осьмиугольнаго столпа, имеющия вышину по 9 этажев, из коих каждой имеет вышины по 4 сажени, а во оных с двух сторон — N-ой и Z-ой — во всю вышину этажей находятся слухи, или окошки, а с прочших сторон на подобие таковых же окон зделаны тольки наружныя знаки. Внутри же оных башен, или пагод, находятся идоложертвенныя китайския кумирни их храмов, в коих в довольном числе находится разных страннаго виду и почти безобразных идолов с богатым по вкусу их украшением. Но, по причине жертвоприношения их разным курением, во всех их храмах неприятной бывает от того запах. Посреди же таковых храмов находятся четыреугольныя жертвенники, на коих наставлено бывает разных фруктов и продуктов из числа их произрастений и даже и из животных — бараны. Все таковыя жертвоприношения находятся, пока отуда уже не произойдет от оных неприятной и противной запах.

     Что ж касается до находящихся внутри города Кантона каковых либо казенных строений или начальничьих домов, то все таковыя их здания отделяются от города каменною стеною, куда уже никому из европейцов вход непозволителен; также и начальствующаго в Кантоне жентука из числа европейцов, пребывающих в Кантоне, едва ли кому видать случалось. Даже и из китайского кантонского купечества немногия имеют случай и позволение для свободнаго к нему входу; а ежели и бываеткто ко оному представлен в разсуждении каковаго либо дела, то во всио время перед оным должен стоять на коленях, изъясняясь о своем деле.

     Правление города Кантона и всей онаго провинцыи состоит под властию находящагося в Кантоне жентука, коего начальство, по правам китайским, стольки уполномочено над всеми его подчиненными, что по каковым либо неудовольствиям и капризам всякаго из подчиненных ему, как то: чиновников, купцов и всякаго звания и состояния людей, наказывает со всякой жестокостию и даже тирански, может лишить и жизни, в чем никто, кроме имеющих на то привилегии, каковой либо на жентука жалобы вышнему их начальству приносить не может, хотя бы то несправедливо был обижен или наказан. По таковым правам китайских узаконений многия по неправильным начальников разсуждениям и большей приверженности к интересу претерпевают безвинные наказания или во избежание онаго лишаются всего своего имения и остаются потом в большой бедности, из коей уже не остается способов или средств достигнуть первобытнаго состояния.

     В разсуждении таковой в начальстве китайскаго правительства наглости, купечество кантонское, равно и во всех местах Китая много имеют со стороны своих начальников и таможенных мандаринов разных притеснений и даже грабительства, и всякия требования своих начальников, во избежание каковых либо неудовольствий, принужденными находятся выполнять с раболепством, а сверхь сего еще за случающаяся наказания обязаны благодарностию своим начальникам, якобы за отеческое ндравоучение. А посему, соображая таковым китайскаго правительства наглостям, которыя приписать можно собственною онаго причиною многочисленной народов бедности, не имеющих средств к поправлению в недостатках своего состояния, а при том и по причине недостатка земли в сравнение толь многочисленнаго народов количества, множество онаго живет вечно со своим семейством на лодках по реке Тигрису и прочших местах на воде, снискивая себе нужное пропитание рыбною ловлею и работой у приходящих на кораблях европейцов.

     Но и оныя бедныя народы не избегают от грабительства своих начальников по окончании своей на европейских кораблях работы; при съезде со оных должны отдавать из полученной ими за оную платы некоторую часть своим мандаринам за позволение их о бытности на европейском корабле при работе. По причине таковаго от правительства народу угнетения нередко случаются в Китае междоусобныя бунты, каковыя и во время бытности нашей жителями островов Ладронских деланы многия на предместия кантонския нападения, чего и самыя кантонския жители довольно опасались. На случай таковых ладронских нападений отправлена была кантонским жентуком разной величины китайских судов ескадра, но, по неискуству и неспособности оных к мореплаванию, сомнительно, чтоб оною могло истребиться ладронское покушение, а при том и ожесточение народов в такой отчаянности делает храбрыми в своих предприятиях. Во время бытности нашей в Кантоне захвачено китайской ескадрой нескольки ладронских, отделившихся от своей партии, лодок, на коих находилось до 800 человек, коим по приводе с судов в Кантон всем обрублены были головы так, как бутто б курам. Оставшаяся же ладронская судов партия чрез сие более еще начала делать в разных местах кантонских предместий сильнейших нападением грабительств и раззорения жителям. Также опасались и европейския корабли нападения от оных.

     Комерцыя кантонская со всеми европейцами отправляется тольки 13-ю китайскими гоп-купцами, имеющими на то особенную от правительства своего привилегию. Кроме оных, прочшия, как из кантонскаго, равно и из прочших провинцый, приезжающия купечества во оную входить права не имеют, а все таковыя всякия привозимыя европейския товары покупают уже от кантонских гоп-купцов, равно и продажи своих товаров европейцам произвесть не могут; в разсуждении чего отправляющия в Кантоне европейскую комерцыю означенныя гоп-купцы большое имеют средство к настоянию как в покупке европейских, так и в продаже оным своих китайских товаров.

     Торгующих же ныне в Кантоне европейских факторий, из коих по обороту комерцыи первою почесть можно от англинской компании, а по оной — комиская контора англинскаго же агента Биля, чрез которую большой оборот отправляется индейской торговли. Также и Соединенных Штатов купечества или американцы довольно пространную имеют торговлю, от коих по делам комерцыи находится в Кантоне консул или поверенной. Тоже и датская компания имеет свою факторию. Что ж касается до голландцов и шведов, и от оных хотя находятся в Кантоне фактории, но в бытность нашу шведы того 1805-го году никакой комерцыи и кораблей в приходе не имели, из чего в Кантоне заметили сомнение о шведской компании. Голландцы же уже с 1792-го года никаких в Кантоне дел комерческих не имеют, но факторию еще содержат. Что ж касается до португальцов, то оныя торг свой отправляют в Макао, где довольное количество находится домами поселившихся португальскаго купечества, имеющих свое правительство, и свободное отправляют служение по обрядам своей религии, для чего имеют до семи католического исповедания кирок довольно изряднаго строения с хорошим внутри оных украшением. Что ж: касается до французов и гишпанцов, то оныя, по причине военных действий с Англиею, дела свои в Кантоне уже совсем прекратили. Случается иногда, что приходят гишпанския суда в Кантон, но уже не под своим, а под американским флагом, чрез коих и дела свои отправляют. Случается также и у голландцов, но уже весьма редко.

     Весь же оборот европейской в Кантоне комерцыи отправляется в год сумою от 25 и до 40 милионов гишпанских пиастров. Вывозимыя же из Кантона китайския товары получаются европейцами две части оных за привозимыя европейския товары и часть за личныя в пиастрах деньги. Индейцы же, датчане и шведы гораздо меньшую часть привозят в Кантон товаров, нежели чистых денег. За все же привозимыя европейцами в Кантон товары большее количество за оныя получаемо от китайцов чаями ниского сорта, прочшия же из числа бумажных китайских товаров, как то: китайка, баглепор, миткаль, кантонское полотно, и прочшия из числа китайских товаров покупают всегда за деньги. Англичане же, датчане и шведы, кроме чаев и китайки, прочших почти никаких из числа китайских товаров не получают.

     Цены же на привозимыя в Кантон европейския, равно и вывозимыя из онаго китайския товары, сообразно оных количеству, каждогодно имеют перемены, а особенно в китайских почти всегда бывает повышение. В разсуждении таковых обстоятельств китайцы, более надмеваясь и гордясь тем, почитая еще своею благосклонностию и расположением в отправлении таковой европейцам со стороны их позволительности в торговле, воображая, якобы оныя для всех европейцов есть необходима. По причине таковаго со стороны китайскаго правительства мнения, на все привозимыя европейския товары большая налагается пошлина, а сверхь оныя еще збирается из кораблей обмерныя по величине судов от 3000 и до 5000 гишпанских пиастров. Из числа же ввозимых европейцами товаров по случаю невыгодных в продаже оным цен, ежели случиться оныя вывозить обратно из Кантона на корабль, тогда уже должно заплатить вторично и двойную против ввозимой пошлину. Таковыя китайскаго правительства чрезвычайныя зборы пошлин можно почесть наглостию политическая грабежа, что нами собственно дознано на опыте.

     Предместия кантонския имеют хорошое местоположение с приятным видом, но хлебопашество оных в сравнение многочисленного народов количества мало достаточно, состоящее из сорочинскаго пшена и пшеницы, из коих первое составляет главную народов пищу. Из числа же огородных продуктов в Кантоне и предместиях онаго произрастает в довольном количестве: редисту и двух родов обыкновенная и сладкая картофель, ейновой корень, капуста, лук, чеснок, огурцы, тыква, арбузы и морковь. Фрукты же кантонския состоят из апельсинов, лимонов, сливов, ананасов, померанцов, яблоков и винограду, коими тольки наполнены все их сады, находящиеся в загородных мызах. Все же китайския, по вкусу их расположенныя, сады не составляют в себе дальняго внимания во всех своих произрастениях, как то: деревьях, равно и цветах, которыя в сравнение количества разности родов в произрастении не можно почесть соответственными противу находящихся в местах хорошаго климата Европы. Также и в наружном виде противу оных не имеют такой приятности в своем расположении.

     Скотоводство кантонских предместий состоит в посредственном количестве рогатаго скота. Большее же их скотоводство состоит в свиньях, козлах, баранах и из числа домовых птиц — гусей, уток и кур. Всякая же в Кантоне провизия, как то: хлеб, мясо и живность всякого рода животных — свиньи, бараны, гуси, утки, куры и даже зелень, — продается всегда на вес, в разсуждении чего китайцы к продаже всех своих животных два и три дня почти совсем не кормят. Перед самым же на корабль отвозом стараются как можно накармливать больше, чтобы тем увеличить вес во оных, и по привозе на корабли нетерпеливо спешат оных перевесить, чтоб употребленной оным корм не потерялся напрасно без своих выгод. Но по известности уже в том их искуства многия лишаются чрез медленность европейцов своих выгод.

     Художества китайския в Кантоне по всем частям разнаго их мастерства отправляются почти необыкновенно с большим искуством, а особенно резьба костяных, черепаховых и перломутовых разных вещей почесть можно редкой работой, равно и прочшия всех художеств мастерства, как то: серебряных и золотых дел, так же живописное, и даже довольно находится искустных часовых мастеров и хороших химиков.

     Фабрик в Кантоне находится не в большом количестве, выделываемыя же на оных, как то: шелковыя и бумажныя разныя материи, также полотна и китайка противу привозимых из Нанкина товаров не имеют такой доброты. Все же привозимыя из прочших провинцый разныя товары предпочитаются противу кантонских. Что же касается до чаю, то онаго в Кантоне и ближних его местах почти и в произрастении совсем не бывает, а вся онаго пропорцыя доставляется в Кантон из Нанкина и прочших южных провинцый, но в сравнение доброты и сортов онаго противу привозимых на Кяхту не приметно ни из одного сорту соответствующаго своей добротой как во вкусе, равно и в наружном его виде по причине крупной и неровной онаго крутки листьев. Все привозимыя в Кантон из разных провинцый товары доставляются на судах водою, для чего издавна устроены везде судоходныя каналы во облегчение затруднительнаго товаров доставления горами.

     28 января 1806 года в 10 часов утра подняли якорь, пошли с кантонской рейды по течению реки Тигриса буксиром. Оставшихся от нас на оной рейде судов: англинских компанейских кораблей 7-мь, разных индейских контратипов 5-ть, американских-6.

     31 января, вышед из реки Тигриса в Кантонскую бухту, но, по причине противнаго для выходу из оной ветра, к ночи остановились на якорь.
 
     1 февраля при тихом NО-ом ветре, оставя город Макао и берега предместиев кантонских, вступили в Китайское море, предприемля курс наш на ZО.

     С 1-го февраля по 14-ое продолжали плавание наше с переменным тихим ветром и ясной погодой.

     14 февраля при легком ветре перешли линию  екватора в третий раз, вступя из N-го в Z-ое полушарие. До 20-го числа имели плавание наше при переменном маловетрии, проходя ввиду довольное число островов.

     21 февраля вышли из Китайскаго моря в Ындейское Гаспарским проливом между островов Сумотры и Явой. При самом нашем выходе из онаго отпустили в море умервшаго у нас на корабле матроза Коноплева.

     С 21-го февраля по 12-ое марта, продолжая наше плавание в Ындейском море с пасадным ZО-ым ветром, а 13-го марта вступили в Южной океян, предприемля путь наш к мысу Доброй Надежды с попутствующим благоприятным ветром.

     3 апреля в 4 часа утра, пройдя меридиан С. Петербургской, совершили круг нашего вояжа. Сего же числа в ночи по причине мрачности разошлись с кораблем Надеждой, а при расвете другаго дня онаго не видно было в горизонте.

     С 4 апреля имели благополучной ветр, с коим продолжали путь наш поспешно к мысу Доброй Надежды однем кораблем, не имея в виду нашего спутника, корабля Надежды.

     10 апреля, обойдя мыс Доброй Надежды на вид в расстоянии 13-ти миль, проходя чрез банку, находящуюся при оном, на коей глубина происходила от 140 до 180-ти сажен. Погода продолжалась благоприятная с благополучным ветром, от коего предприняли путь нашего вояжа прямо к берегам Англии с пасадным ZО-ым ветром.

     29 апреля, в 6 часов утра, перешли равноденственную линию в долготе 16 градусов от грендвическаго меридиана, окончив плавание в южном пространстве океяна, а предприяв путь нашего окончательнаго вояжа в северном полушарии, спеша к предметам любезнаго своего отечества с благоприятным ветром.

     28 мая проходили Азорские острова, из коих видели Флорес и Корго и при оных до 5 разных англинских кресирующих преватиров, от коих мы получили сведение о военных действиях со Францыею, почему мы с того времяни большую имели осторожность в разсуждении каковых либо кресирующих судов француских, но по счастию нашему ни однаго из оных не видели.

     3 июня, в широте N-ой 25 ½ градусов и в 14 градусов долготы в 4 часа пополудни видно было солнечное затмение, продолжающееся более часу. Затмение началось с нижняго края и занимало третию часть солнца, во время коего солнце имело вид серповатой луны бледноватаго цвету, а затмевшая часть онаго совсемь казалась чорной.

     С 3-го по 15-е июня продолжали плавание наше к берегам Англии, лавируя при противном ветре с непостоянной погодой.

     16 июня, в 9 часов вечера, пришли на Портсмутской рейд. Положа якорь, остановились на оном, на коем находилось стоящих судов: брамвахтяной корабль 1-н, эскадрянных кораблей 3 и 12-ть фрегатов, купецких разных судов 35, еще таковых же в карантине 17-ть.

     Город Портсмут находится на низменном острову, лежащем по близости англинскаго берега. Строение онаго каменное, но не составляет приятнаго виду снаружи. Укреплен с моря двумя каменными батареями, а вокруг всего города зделан земляной с бастионами вал, и подле онаго находится выкладенной камнем канал. Внутри города находится 4 лютеранския хорошаго строения кирки и пространное для кораблестроения адмиралтейство с достаточным заведением находящихся при оном разных художеств. По случаю удобнаго при оном порта довольно находится хорошаго купечества, коим пространная отправляется торговля.

     17 июня, по причине военных действий с Францыею, для истребования от англинскаго правительства канвою, капитан наш уехал к находящемуся в Лондоне нашему российскому министру.

     1 июля, по повелению англинскаго правительства, для провождения нашего корабля до Дании назначен английской военной 18-ти пушечной шлюп, которой того же дня к нам был прислан.

     3 июля при благополучном ветре, подняв якорь, оставили Портсмут, пошли из Англинскаго канала, и с нами означенной англинской шлюп.

     5 июля мы вышли из канала в Немецкое, или Северное, море, предприемля путь наш к берегам Данни с посредственным переменным ветром. В продолжение 10-дневнаго нашего Немецким морем плавания не имели случаю видеть ни одного неприятельскаго судна.

     16 июля прибыли на датской Ельсинорской рейд, где, оставя провождающей нас англинской шлюп, пошли однем своим кораблем, предприемля окончательный путь нашего вояжа в Балтийском море, в коем, по причине непостоянных ветров и пасмурной с туманом погоды, плавание для нас противу прочших южного полушария морей казалось неприятным, а при том нетерпеливое желание по толь долговременном нашем вояже видеть свое любезное отечество, чрез что и малейшее задержание от ветру наносило для нас большое неудовольствие и даже самую скуку.

     23 июля поутру мы, приближаясь к предмету своего отечества, и нетерпеливо желали удовольствовать зрение наше оным. Тогда для нас и час казался за день. В 8 часов в какое мы пришли в восхищение, когда открылся Кронштат глазам нашим! Тогда всякой с восторгом и чувствительностию приносил благодарение всевышнему вождю, управляющему плавание наше. В ½ 9-го часу достигли мы Кронштатской рейды и в растоянии ½ мили от гавани встали на якорь. В 9 часов селютовали с корабля Кронштатской крепости 13-ю выстрелами пушек, на что и со оной ответствовано нам равным числом выстрелов; стены же Кронштатской гавани наполнены были множеством обоего полу зрителей, а корабль наш тот же час окружен был приезжающими из Кронштата шлюпками.

     В 10 часов мы, оставя поздравления приезжающих к нам гостей, уехали с капитаном на шлюпке в город к главному над портом командиру адмиралу Ханыкову, а от онаго капитан наш поехал к министру морских сил, а я на данной мне от адмирала Ханыкова казенной шлюпке отправился в С. Петербург в Главное правление Американской Компании с известием о прибытии нашем.

     1 час пополудни прибытием своем я несказанно оное обрадовал, для чего того же дня в вечеру было полное во оном собрание акцыонеров, в Петербурге находящихся, которыя, окружа меня, ласкали своими поздравлениями, а особенно любопытствовали все о успехе нашего вояжа и о комерцыи, отправляемой нами на первой случай с китайцами в Кантоне, о чем всякой любопытствовать интересовался.

     24 июпя с директорами компании приехал я из Петербурга обратно на корабль.

    25 июля корабль наш взошел в усть канал Кронштатской гавани, для выгруски из онаго товаров. Сегодня приезжали к нам из Петербурга министр комерцыи граф Николай Петровичь Румянцев и граф Строганов.
 
    26 июля, в 8мь часов утра, его величество государь император удостоил корабль наш Неву своим высочайшим присутствием, и угодно было его величеству осчасливить нас своим благоволением — остаться у нас на корабле фрыштикать, для чего изготовлено было часть оставшейся от вояжу служительской солонины, сухарей и воды, полученного нами в Кронштате при отправлении в вояж. Заготовление оной провизии нашей, а особенно збережение ея во время 3-х годичного вояжа его величеством одобрено. В продолжение же фрыштика я имел щастие быть удостоенным говорить с его величеством о китайской в Кантоне комерцыи и о товарах, полученных нами на вымен от китайцов. В 10 часов его величество отбыл с корабля нашего обратно в Петербург на шлюпке безо всякой церемонии. А 28-го числа ея величество государыня императрица Мария Федоровна с великими князьями Николаем и Михаилом Павловичем и великими княжнами Екатериной и Анной Павловной удостоили корабль наш своим присудствием и кушать изволили чаю. Побыв не более часу, изволили отбыть обратно в Петергов на шлюпке.

     С 29 июля началась выгруска из корабля товаров и перевеска оных в Петербург, что и продолжалось по 12-е августа. Все доставленныя на корабле нашем китайския товары по имянному его величества указу пропущены бес пошлины.

     13 августа по выгруске с корабля товаров, окончив всю на оном мою должность, распростясь со спутниками моими и кораблем Невою, того ж дня отправился в Петербург.
 
Источник: Русские открытия в Тихом океане и северной Америке в XVIII-XIX вв. М. АН СССР. 1944, стр.203 - 213




Источник: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Reisen/XVIII/1760-1780/Russ_otk_tich_ok_sev_am_18_19/1-20/19.phtml
Категория: Из «Записок» приказчика Российско-Американской компании Н. И. Коробицина 1795-1807 гг. | Добавил: kurkulevas (02.05.2013)
Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz