РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.10.2017, 11:43

Главная » Статьи » 1803-1806 "Нева" Лисянский Ю.Ф. » Лисянский Ю. Ф. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах

ЛИСЯНСКИЙ Ю. Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА НА КОРАБЛЕ "НЕВА" В 1803-1806 ГОДАХ. ГЛАВА 3.
ЛИСЯНСКИЙ Ю. Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА НА КОРАБЛЕ "НЕВА" В 1803-1806 ГОДАХ.
 
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
 
ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ «НЕВА» ОТ ТЕНЕРИФА ДО ОСТРОВА СВ. ЕКАТЕРИНЫ
 
Отплытие из Тенерифа.— Остров св. Антония.— Переход через экватор.— Оба корабля «Нева» и «Надежда» отправляются для отыскания острова Ассенцао.— Мыс Фрио.— Остров Алваредо.— Остров Св. Екатерины.
 
     Октябрь 1803 г. Лишь только отдали мы марсели 27 октября, нас посетил тенерифский губернатор. При отъезде на берег, корабль «Надежда» салютовал ему девятью выстрелами, на которые равным же числом выстрелов ответствовано было и с городской крепости. Я же, с своей стороны, проводил его, поставив людей по вантам и приказав прокричать «ура». По окончании этого обряда, оба корабля при тихом южном ветре снялись с якоря.
 
     Миновав Канарские острова, мы оставили умеренный климат и страны, наслаждающиеся чистой атмосферой. С 30-го числа духота воздуха сделалась весьма приметной, отчего каждый из нас чувствовал некоторое стеснение. А потому. я приказал давать команде иногда виноградное вино, а иногда в их грог мешать лимонный сок, которым мы запаслись достаточно в Санта-Крусе. Мы должны были оставить употребление тёплого платья и всячески старались укрыться от зноя. Широкая парусина была развешена над шканцами; я запретил матросам быть на солнце без нужды или спать на открытом воздухе.
 
     Попутные ветры дули тихо и постоянно, так что мы почти не трогали парусов, поставив их надлежащим образом. Большие касатки (Касатка — морское млекопитающее из отряда китообразных (семейство дельфинов). (Прим. ред.)), акулы и дельфины беспрестанно окружали корабль. Последние нравились всякому своей красотой и проворством, а особенно когда им предшествовали лоцманы (Рыба величиной с макрель, полосатая. Она почти всегда плавает перед морскими хищниками и потому называется лоцманом).
 
     6 ноября в 5 часов утра мы увидели к югу в 20 милях [37 км] остров Св. Антония (один из островов Девердских или Зелёного мыса (47)). Ориентируясь на середину острова, я измерил несколько высот по хронометрам, из которых No 50 показал долготу 25°11', пенингтонов 25°45', а No 136 — 26°23'. Я переменил ход первых двух, так как изменение в их ходу не малое. Меня оно не удивило бы, если бы случилось с одним только пенингтоновым хронометром, потому что он подвергался необыкновенным движениям при переноске в обсерваторию на Санта-Крус. Но No 50 привёл меня в изумление. Признаюсь, что на новый ход я решился очень скоро, потому что No 136 остался без всякой перемены. К этому надо присовокупить и то, что суточное сравнение часов, которое я вёл и записывал в особый журнал, также весьма согласно с ежедневными наблюдениями.
 
     Не имея никакой другой цели быть на виду Зелёных островов, кроме поверки своих хронометров, от острова Св. Антония мы взяли такой курс, чтобы, подвигаясь к югу, можно было удалиться и от берегов. Так как юго-восточные ветры дули тихо, то корабль «Нева» не мог пройти всей гряды островов до 10-го числа и находился тогда только под 13°35' с. ш. и 27°13' з. д.
 
     Если нет никаких особенных причин, то гораздо лучше оставлять острова Зелёные по восточную сторону и не подходить даже к острову Св. Антония ближе 10 или 12 миль [18 или 22 км], так как нередко случается, что когда в море дует свежий пассатный ветер, то у берегов бывает совершенная тишина. Некоторые суда, плывя к мысу Доброй Надежды, оставляют острова Св. Антония, Св. Луции и Св. Винцента с западной стороны, но многие из них платят за это весьма дорого. В 1797 году я был на военном английском корабле «Резонабль». Капитан его вздумал было пройти между островами. Но корабль, войдя в середину между ними, ввиду совершенной тишины или безветрия, совсем остановился. А потому, потеряв целый день, мы очень радовались, что нам удалось выбраться назад. Правда, плывя по восточную сторону островов Зелёного мыса, можно выиграть 150 миль [280 км], идя к мысу Доброй Надежды. Но если принять во внимание тихую погоду, противные ветры и часто возникающие между островами течения, можно видеть, что нет никакой причины подвергаться явной опасности. По моему мнению, при выходе из Ламанша, все острова, как-то: Дезертиры, Мадеру и Тенериф, лучше оставлять с восточной стороны, если нет никакой крайней надобности к ним заходить.
 
     16 ноября, достигнув северной широты 6°00' и западной долготы по хронометрам 21°08’, мы потеряли северо-восточные пассатные ветры. Наступили переменные ветры и несносная погода. Она началась еще вчерашнего числа шквалами с громом и молнией и сопровождалась дождём, который беспрестанно нас мочил. Поэтому мной было приказано развесить жаровни с калёным углем на палубе и накурить купоросной кислотой (48). Эта погода продолжалась от 25-го числа. В это же время мы вошли в северную широту 1°34' и западную долготу 22°37’. Тогда начал дуть свежий юго-восточный ветер и очистил атмосферу. В продолжение прошедших девяти дней мы имели много работы, так как каждую минуту были готовы бороться с сильными вихрями, которые находили часто и всегда сопровождались проливным дождём. От столь ненастной погоды была, по крайней мере, та выгода, что мы накопили около 30 бочек воды, для мытья платья и для варки елового пива, эссенцией (Эта эссенция делается из еловых шишек и держится весьма долго во всяком климате) которого я запасся в довольно большом количестве.
 
     Неудивительно, что при столь жестокой погоде мы почти ничего подле себя не видели, кроме тропической птички (Видом она походит на небольшую чайку, кроме хвоста, который издали кажется как бы одним округлённым пером. Прежде, хотя я видал их много, но всегда на дальнем расстоянии, а эта летала мимо нас весьма близко. Подле глаз находятся у неё черноватые пятна, перья на спине буроватые, всё остальное белое) и нескольких дельфинов. Последние, подобно морским разбойникам, немилосердно гоняли бедную летучую рыбу (49), которая, не зная, куда укрыться от неприятеля, то погружалась в воду, то выпрыгивала на воздух. Но этим они только утомляли себя и напоследок, выбившись из сил, становились жертвой своих гонителей. Одна из них взлетела к нам на корабль. Она походила на сельдь, длиной в 10 дюймов [25 см], но голова у неё несколько круглее и толше, нежели у сельдей.
 
     26 ноября. В 10 часов утра перешли экватор, а в полдень, по наблюдению, были мы под 10' ю. ш. и под 24°09' з. д. по хронометрам. Удостоверившись в этом, я немедленно приказал поднять на своём корабле флаг, гюйс (50) и вымпел (51) и, подойдя к своему товарищу, поздравил его с благополучным прибытием в южное полушарие. В это время мои матросы были расставлены по вантам и прокричали несколько раз «ура». То же самое было произведено и матросами корабля «Надежда».
 
     27 ноября. Вчерашний обряд служил только введением к сегодняшнему празднику. Поутру после парада команда и офицеры собрались на шканцы. Поздравив их с благополучным прибытием в южную часть света, я пил вместе с прочими.
 Переход через экватор    
     Так как еще ни один русский корабль, кроме «Невы» и «Надежды», не проходил экватора, то, желая отметить столь редкий случай, я приказал на каждую артель зажарить по две утки, сделать по пудингу и сварить свежий суп с картофелем, тыквой и прочей зеленью, которая у нас сохранилась от самого Тенерифа, прибавив к этому по бутылке портера на каждых трёх человек. В 3 часа пополудни сели мы за стол, в конце которого пили опять. В это время был поднят военный флаг, и производилась стрельба из всех пушек. Вечером вся команда выражала своё удовольствие песнями, и мы проводили время в приятных разговорах и в воспоминаниях о своих родственниках и знакомых.
 
 
     Мореплаватели, совершавшие путешествие вокруг света, тщательно занимались наблюдением морских течений. Будучи уверен, что такие наблюдения, наконец, когда-нибудь доведут нас до важных открытий, я с начала своего плаванья начал брать дневную разность между вычислениями и наблюдениями, и поставил себе за правило в соответствующих местах этих записей помещать мои рассуждения. Со времени отплытия нашего от Канарских островов до прибытия в полосу переменных ветров или в северную широту 6°, морское течение было направлено к югу и к западу. Потом оно переменило направление на северное и восточное и продолжалось до 1°34' с. ш., когда подул юго-восточный пассатный ветер. С этого времени морское течение устремилось большей частью к западу и продолжалось до самого экватора. Из взятых разностей между указанными переменами направления воды видно, что корабль «Нева» на всём упомянутом пространстве увлекло течением около градуса к югу и на столько же к западу.
 
     После перехода экватора, юго-восточный пассатный ветер постепенно усиливался, по мере того, как мы подвигались к югу, и в то же время отклонялся всё более к востоку. Следовательно, он весьма благоприятствовал нашему плаванию.
 
     5 декабря мы были под 16°30' ю. ш. и под 31°18' з. д. Ветер перешёл в северо-восточную четверть. Поутру я измерил несколько расстояний луны от солнца, по которым полуденная долгота оказалась 30°38'. Следовательно, от показанной хронометрами она отличалась на 40'. Но так как на верность лунного наблюдения полагаться нельзя, то вероятно, что мы в это время находились близ пункта, указанного хронометрами.
 
     Сегодня капитан Крузенштерн был на моём корабле и предложил мне итти отыскивать остров Ассенцион (52). Я тем охотнее согласился на это предложение, что не нужно было далеко уклоняться от настоящей дороги. Главное намерение этого предприятия заключалось в том, чтобы решить сомнительный вопрос, существует ли остров Ассенцион или нет? Итак, оба корабля взяли надлежащий курс.
 
     9 декабря. До 9-го числа старались мы делать свои поиски. Но видя, что все принятые нами меры становятся тщетными, и удостоверясь совершенно, что около 20°30' ю. ш. и между западными долготами 30°  и 37° острова Ассенцион совсем нет, мы решились продолжать свой путь. Заключая по ветрам, тогда дувшим, что мы в скором времени можем притти к гавани, я начал заранее приготовляться к наливу воды, для чего и велел собрать все бочки и принял все возможные меры, чтобы во время пребывания нашего в Бразилии предохранить команду от болезней.
 
     12 декабря. Во всю минувшую неделю ветры большей частью дули северные и довольно свежие, почему мы и имели весьма успешный ход. В 5 часов утра в 80 милях [55 км] на западе показался мыс Фрио.
 
     Мы находились тогда у глубины 40 сажен [73 м], грунт был ил с песком. Его появление ожидали мы наперёд, так как накануне были окружены бабочками разных цветов, а к вечеру достали лотом дно на 55 саженях [100,6 м], грунт ракушки, крупный песок с камнями и кораллом. На рассвете небо покрылось туманом, так что нельзя было делать астрономических наблюдений. Впрочем, по произведённому мной вчера наблюдению, я мог заключить, что хронометр No 136, на который я более всех надеялся, несколько отстал. Пролежав на юго-западе до четырёх часов пополудни, мы легли к юго-востоку (53). Так как ветер стал около 10 часов сильнее, то мы взяли по два рифа у марселей (54). Приближаясь к берегам, я пытался, не достану ли чего со дна, и для того неоднократно опускал дрожд (Так называется сетка с железными граблями, которой в Англии ловят устриц), но без успеха: изловил только несколько дюжин животных, похожих на речных раков, длиной около 1/5 дюйма [в 4 или 5 мм]. Они весьма проворны. Около нас было их такое множество, что, когда мыли палубу, то в каждое ведро попадалось от 5 до 10 этих животных. Дельфины также окружали нас весь день. С корабля «Надежда» убили одного из них, который, как говорят, имел в длину до 3 футов [1 м] и был весьма вкусен.
 
     Итак, сегодня благополучно и в совершенном здравии достигли мы Америки. Плавание наше от экватора было довольно поспешно. Кроме ветров, этому способствовало и само морское течение. С 27 ноября оно подвинуло корабль «Нева» на 62 мили [115 км] к югу и на 75 миль [139 км] к западу. Направление же его было юго-западное в продолжение юго-восточного пассатного ветра, или до 15° широты, а потом, при северных ветрах, переменилось на северо-восточное и продолжалось до самого берега.
 
     13 декабря. Ветер дул южный, небо было ясное. Поутру измерил я десять, а вечером восемь высот для хронометров и, находясь весь день в виду мыса Фрио, нашёл, что NoNo 50 и 136 показывали около 70 миль [130 км] восточнее, особенно последний, считая, что долгота мыса западная 41°43'. Вчера вечером найдено по азимуту склонение компаса (55) 4°00', а сегодня 5°10'.
 
     Около захода солнца ветер повернул к востоку, и мы легли курсом к острову Св. Екатерины.
 
     14 декабря. Берегов еще не было видно; в полдень делали измерения на южной широте 24°14' и западной долготе 42°17', по хронометру No 50, который оказался вернее прочих, и по пеленгам мыса Фрио. Так как сегодня солнце было в зените, то мы измерили высоты его на обе стороны и потому нашли наклонение горизонта (56) 4'38".
 
     16 декабря. Полагая, что мы находимся недалеко от берега острова Св. Екатерины, перед обедом привязали канаты к якорям и легли в дрейф около 8 часов вечера с намерением удержаться до утра на одной глубине, которая была 30 сажен [55 м], а грунт точно такой же зеленоватый ил, как у мыса Фрио.
 
     17 декабря. Перед рассветом мы опустились на юго-запад и в начале пятого часа увидели на юго-юго-западе небольшой, но высокий остров. Вскоре потом открылся другой гористый остров на западе-юго-западе. Чем ближе мы подходили, тем больше открывали новых высот, а в 8 часов с половиной появился весь берег. Полагая, что к югу надлежало быть острову Алваредо, я повернул корабль на северо-запад и пошёл вдоль берега на расстоянии 7 миль [13 км]. Глубина по нашему пути была 25, 23 и 22 сажени [46, 42 и 40 м], грунт — крупный песок с цельной ракушкой и мелкий песок с такой же примесью. Около 10 часов наступила пасмурная погода. Не имея полуденного наблюдения, мы лавировали у берега до самого вечера, а на ночь поворотили в море. Дул северо-восточный ветер. Направляясь к востоку до 10 часов, мы имели глубину от 20 до 22 сажен [от 36 до 40 м]. С того времени по румбу северо-северо-восток к северу она начала увеличиваться и за полночь была уже 30 сажен [55 м], грунт везде тёмный, зеленоватый ил. 18 декабря. С утра небо казалось яснее вчерашнего, но при этом некоторые берега не были видны. В полдень найдена южная широта 26°59'. Лишь только начал я спускаться на широту острова Алваредо, как увидел, под берегом судно, за которым и погнался, но после того, как я прошёл около 8 миль [15 км] на юго-запад, мне показалось, что оно находится слишком близко от берега. Поэтому я принуждён был лечь (57) к кораблю «Надежда». В 3 часа подошёл я к Крузенштерну для переговоров и решил с ним осмотреть берега к югу. Через час наступила самая тихая погода; берега закрылись туманом, и над горами, лежащими южнее, загремел гром. Приняв это за признак наступающей бури, я приказал убирать паруса. И в самом деле, около 4 часов налетел вихрь с дождём, который вскоре потом обратился в шторм. Поэтому и оставили мы только грот-марсель (58), зарифленный всеми рифами, фок и бизань, прочее же всё закрепили. В 10 часов ночи нечаянный случай сблизил было нас с кораблём «Надежда» так, что если бы он немного замедлил спуститься, то конечно столкнулся бы с нами. Об этом приключении мне сказали лишь тогда, когда уже оба корабля почти касались друг друга бортами, однако же, к счастью, разошлись без всякого вреда. Я убрал фок (59) и придержался к ветру (60), а корабль «Надежда» поставил фор-стеньги-стаксель (61). Чувств наших при этом описывать нет нужды. Скажем только, что как офицеры, так и матросы показали величайшую расторопность, которая спасла корабль почти от неизбежной гибели.
 
     20 декабря. С полуночи ветер начал понемногу стихать, однако всё еще дул крепко и отнёс нас в море так далеко, что только 20-го числа на рассвете мы увидели опять землю и в полдень пришли на то же место, где находились третьего дня. В 2 часа пополудни измерил я расстояние между солнцем и луною, по которому западная долгота вышла 48°20'. В то же время хронометры показывали: пенингтонов 48°4', No 50 47°31', No 136 46°33'. В 4 часа пополудни приехал к нам лоцман и подтвердил, что остров, который мы считали островом Алваредо, есть точно он самый (На некоторых картах этот остров показан лежащим по южную сторону острова Св. Екатерины; однако это неверно). Всю ночь лавировали под парусами.
 
Остров Св. Екатерины     21 декабря. Вместе с восходом солнца приближались мы к берегам, а около 6 часов пополудни стали на якорь у крепости Санта-Крус. Корабль «Нева» проходил между Алваредо и Галом. Итти этим проливом без лоцмана я бы никак не отважился, так как Лаперуз в своём путешествии называет его весьма трудным. Но опыт показал совсем обратное. Я никогда не видывал лучшего пролива. Проходя всю ширину его, мы не нашли менее 21 сажени [38 м] глубины; грунт был везде ил. Для того, чтобы удостовериться еще более в безопасности этого пролива, я послал подштурмана на ялике промеривать глубины. Он нашёл у самых бурунов Гала 14 сажен [25,5 м], а около Алваредо — 11 сажен [20 м], грунт темноватый ил. Для судов, идущих в гавань Св. Екатерины, нужно только войти в середину между означенными островами, а потом править к юго-юго-западу и держаться на глубине не менее 5 сажен [9 м], если корабль будет большой. Мы было вошли на глубину 4 1/2 сажени [8,2 м], но, держась к западу, тотчас прибавили до 5 сажен [9 м]. Глубина от Алваредо уменьшается постепенно до крепости Большого мыса, где она найдена нами в 5 сажен [9 м], грунт мелкий песок. С этого места до Санта-Круса глубина увеличивается до 6 сажен [11 м], грунт ил. Я остановился почти на том же месте, где некогда стоял корабль Лаперуза. При нашем приближении к Санта-Крусу, где живёт комендант, на всех крепостях были подняты португальские флаги. Едва успели мы стать на якорь, как к нам приехал офицер, который, получив от нас сведения, кто мы, откуда идём, куда и зачем, тотчас отправился опять с донесением к губернатору. Мне весьма было приятно видеть его  удивление, когда он услышал, что русские идут вокруг мыса Горна. Положив простоять в этой гавани несколько дней, чтобы запастись водой и подкрепить силы людей, находившихся на корабле «Нева», которым впоследствии надлежало предпринять немалый труд, я желал, насколько возможно, избавить их от излишней работы. Но при осмотре такелажа (62) вышло совсем иначе.
 
     Обе мачты, грот и фок, были так повреждены, что непременно надлежало поставить новые. Не имея никаких возможностей сделать это своими силами в скором времени, я прибегнул к помощи губернатора, который принял нас весьма ласково и обещал помочь во всём. Тотчас приказал он городовому тимерману доставить нам нужные для корабля деревья. Но, при всём старании португальцев, на исправление корабля «Нева», употреблено было около месяца. Между тем, мы заботились о заготовлении других необходимых вещей и запаслись водой. Португальцы доставили на оба корабля дрова. Эта услуга была для нас тем важнее, что рубка дров и доставка их, по причине знойного времени, могла бы расстроить здоровье матросов. Притом и сами леса наполнены опасными гадами.
 
     1804 год
 
     1 февраля. Поставив на корабль «Нева» две новые мачты, мы уже 1 февраля были готовы к отправлению в дальнейший путь. Обе мачты сделаны были из дерева олио (Здесь растёт три рода олио: чёрный, белый и красный. Первый из них самый крепкий, но весьма тяжёлый, второй — хрупкий, а третий — самый удобный для мачт. Цветом он красноват, растёт в великом множестве по берегам. Он столь высок и прям, что может быть употребляем на цельные мачты для самых больших кораблей. Доставлять этот лес весьма трудно, потому что нет удобных дорог. Деревья, полученные нами, срублены были в 2 милях [3,7 км] от берега, но на доставку их к морю пришлось употребить семь дней (63)), которое хотя и не такое гибкое, как сосна, и целой третью тяжелее её, но чрезвычайно крепкое. Чтобы эти мачты имели надлежащую тяжесть, я велел сделать их на метр короче прежних, а потому фок-мачта была длиной в 59 футов [18 м], а грот-мачта в 63 фута [19 м]. Мы могли отправиться в путь 1 февраля, но так как губернатор и многие наши знакомые из жителей города желали нас посетить, то и пришлось простоять на якоре до 4 февраля. Губернатор с несколькими офицерами на короткое время посетил оба корабля. При этом, в знак уважения к нашему посланнику, который прибыл вместе с губернатором на корабль «Надежда», была произведена с крепости пушечная стрельба.
 
     В то время как мы занимались приведением «Невы» в состояние, годное к продолжению дальнейшего плавания, астроном корабля «Надежда» Горнер, устроив свою обсерваторию на острове Атомирисе, на котором находится крепость Санта-Крус, проверил мои хронометры. По его наблюдениям, они весьма ощутимо переменили свой ход. Замеченная в хронометре No 136 чрезвычайная перемена меня весьма удивила, и я не знал, чему её приписать. Горнер снял несколько лунных расстояний, по которым и определил, что обсерватория его находилась под 48°00' з. д. и под 27°22' ю. ш. Весьма жаль, что мне самому не удалось заняться здесь астрономическими наблюдениями. Поэтому, взамен этого упущения, постараюсь сообщить читателям что-нибудь другое, могущее обратить на себя их любопытство и внимание.
 
     Остров Св. Екатерины находится близ бразильских островов и принадлежит Португалии. В длину он простирается не более 30 миль [55 км], а самая большая ширина его около 10 миль [18 км]. Леса острова наполнены плодовыми деревьями, а поля, почти без всякой обработки, производят весьма полезные растения. Первое население острова образовали, как говорят, выходцы из окружающих мест. Ныне живет на нём множество семейств, по собственному желанию переселившихся из Европы. Число жителей, по сообщению губернатора,  простирается до  10 143.  Между  ними  находится  около
4 000 негров. Эти несчастные хотя и содержатся здесь, подобно прочим местам, в неволе, но, кажется, в лучшем состоянии, нежели в Западной Индии (64) или в других европейских колониях, в которых мне случалось быть самому. Португальцы успели почти всех своих невольников обратить в христианскую веру.
 
     Вся военная сила этого острова состоит из одного тысячного полка строевых войск и трёхтысячного корпуса милиции. Первые разделяются на отряды. В то время, когда один из них несёт стражу, все прочие занимаются хлебопашеством. Однако это бывает только в мирное время. Главный город острова, в котором живёт губернатор, называется Ностра-Сеньора-дель-Дестере. Он построен близ берега, в том месте, где остров отстоит от материка только на 200 сажен [366 м], и содержит немалое число жителей. Путешественники могут запасаться в нём всякой провизией и весьма хорошей водой. Европейская и индийская пшеница, сарацинское пшено, сахар, ром, кофе и плоды находятся там в великом изобилии. К этому следует прибавить, что многие из указанных продуктов весьма дёшевы.
 
     Эта часть Бразилии производит хлопчатую бумагу, кофе, сарацинское пшено, самые крепкие деревья и множество других весьма полезных и дорогих вещей, но не имеет никакой торговли с иностранцами. Поэтому, при всех своих выгодах, она находится в бедности. Если бы португальское правительство позволило жителям острова Св. Екатерины торговать прямо с Европой, а не через Рио-де-Жанейро, то они скоро могли бы приобрести великое богатство. Когда там при всевозможном угнетении находится множество драгоценных произведений природы, то чего же надлежало бы ожидать без этого угнетения? Нет сомнения, что Португалия знает о всех вышеуказанных выгодах. Но, давая преимущество одному Рио-де-Жанейро, она, конечно, имеет особенные немаловажные к тому причины
 
     Но так как нет почти ни одного места на земном шаре, которое не имело бы каких-либо недостатков, то и остров Св. Екатерины не совсем их лишён. На нём, подобно всему бразильскому берегу, находится великое множество змей и вредных насекомых. Хотя здешние жители и имеют надёжные средства излечения от их укусов, однако, чужестранцам надлежит быть весьма осторожными. Я нередко удивлялся многим из наших спутников, которые не подверглись никакому несчастному случаю, каждый день гоняясь за бабочками. Здесь их несметное множество, и наипрекраснейших в свете. Губернатор же уверял меня, что посылаемые им курьеры в Рио-де-Жанейро, во избежание укуса ядовитых змей, лежащих иногда поперек дороги целыми стадами, принуждены бывают скакать на, лошадях верхом с возможной скоростью. Лишь только настанет вечерняя заря, повсюду слышен ужасный шум. В одном болоте лягушки издают голос, подобный собачьему лаю, в другом будто колотят часовые в доски, в третьем скрипят, а в четвёртом раздаётся чрезвычайный свист. Мне часто случалось проходить мимо таких мест, где были слышны все указанные голоса. Таково, например, болото, находящееся близ губернаторского дома, и многие другие. Офицеры наши назвали их адмиралтействами. В самом деле, иностранец, проходя ночью мимо этих мест, легко может подумать, что там с большой поспешностью занимается работой тысяча человек.
 
     Я не знаю, находятся ли около берегов этого острова морские змеи, как у Коромандельского (65) берега или в других местах жаркого климата, где мне случалось бывать. Напротив того, могу уверить в существовании аллигаторов (род крокодилов, водящихся в Америке), ибо мы сами поймали одного молодого и отослали его на «Надежду» к натуралисту Тилезиусу, который весьма искусно срисовал его, а кожу положил в спирт. Хотя это животное имело в длину не более аршина [0,7 м], но чешуя на нём была так крепка, что пробить её острогою мы никак не могли и потому принуждены были втащить его на корабль петлёй.
 
     Из насекомых более всех забавляли нас огненные мухи, которых находится здесь два рода. Одни походят на обыкновенных мух с тем отличием, что у них нижняя часть зада издаёт блеск или некоторый свет. Другие подобны продолговатым козявкам. На голове они имеют два жёлтых круглых пятнышка, производящих в темноте удивительный свет. Взяв в руки трёх из них, можно читать книгу ночью. Мне самому случалось однажды с помощью такой мухи отыскать в темноте платок. Этими светящимися насекомыми столь наполнены здешние места, что от вечерней до утренней зари повсюду бывает довольно светло. К ним  можно причислить также и червя, похожего на гусеницу, середина которого имеет блестящий жёлтый цвет, а голова и хвост — красно-огненный.
 
     Кажется, что укреплений в гавани и городе наделано гораздо больше, нежели требуется, и притом ни на одной батарее нет порядочной пушки. Почти все они, кроме употребляемых для салютования, лежат на козлах.
 
     Жители острова Св. Екатерины вежливы и принимали нас везде с великой любезностью. Я согласен с мнением Лаперуза, который называет их чрезвычайно честными и беспристрастными, хотя есть между ними, как и во всех других местах, люди противоположных свойств.
 
     Гостеприимство и помощь, оказанные нам губернатором острова Св. Екатерины, Франциском Шевером Курадо, обязывает меня изъявить ему торжественную мою благодарность, тем более, что его обхождение с нами основано было не на расчёте, но на искреннем к нам расположении. Он не только с охотой удовлетворял все мои запросы, но и сам всячески старался занять меня предметами, заслуживающими особенного внимания любопытного путешественника.
 
Народные пляски на о. Св. Екатерины (Рис. Телезиуса)     Проводя большую часть времени на берегу, я имел случай видеть, каким образом здешние жители, как белые, так и чёрные, празднуют святки. Первые забавлялись увеселениями по обычаю европейских католиков, а последние — по африканским обрядам. Разделясь на разные партии, они веселились до самого крещения, занимаясь по улицам пляской и представлением своих сражений. Не знаю, когда эти люди имели отдых, ибо они шумели повсюду как днём, так и ночью. Впрочем, мне нигде не случалось видеть столь тихих и порядочных невольников, как на этом острове. Во всё время моего пребывания я не видал ни одного пьяного или развратного человека.
 
     Природных американцев видеть нам не случалось. Они, по словам губернатора, не имеют никаких сношений с португальцами. Как меня уверяли, американцы всех вообще арапов считают за обезьян и, встречаясь с ними, подчас убивают.
 
     Кажется невероятно, чтобы могли существовать люди столь ограниченных понятий. Басня эта, по мнению моему, выдумана для того только, чтобы удержать арапов от побега.
 
     Главную пищу здешних жителей составляет корень маниок (66), а потому его разводят в большом количестве. Он весьма здоров, питателен и на вкус приятен. Из него делается мука, которую можно употреблять с молоком или с водой, наподобие толокна, и для печения хлеба. Белизной своей он не уступает нашему крупчатому, но на зубах жёсткий.
 
     Корабли, имеющие нужду в починке или в снабжении жизненными припасами, должны предпочтительнее останавливаться на том месте, где мы стояли на якоре, нежели у Бон-Порта или близ города. Кроме безопасности от ветров и хорошего грунта, вода находится здесь очень близко. В окрестностях можно лучше достать все припасы, которые мы, по нашему неведению, заказали в Ностре-Сеньора-дель-Дестере. Водой можно там запасаться или подле острова Атомириса или в местечке, называемом Св. Михаил, которое гораздо удобнее, но невыгодно по своей отдалённости.
 
     Когда мы пришли к этому острову, то погода была весьма умеренная. Но с половины января сделалось теплее, вплоть до самого нашего отправления. Термометр на корабле всё время показывал от 21 до 29° (67). В последнем случае жара была несносная.
 
     Хотя около этого времени ветры дуют здесь, вообще, с северо-востока (На острове Св. Екатерины ветры бывают периодические. С мая по ноябрь дуют южные, а с ноября по май — северные), но бывают также и южные ветры с дождём и продолжаются до двух суток. С нашего прибытия последние дули изредка, а после случались чаще и несколько мешали нам в работе.
 
     Приливы и отливы при острове Св. Екатерины невелики, если только ветры умеренные. Первые идут с северо-востока, а последние с юга. Повышение и понижение уровня воды в обыкновенное время бывает около 3 футов [1 м], а в прошедшее полнолуние отмечено было в 5 футов [1,5 м].
 
     Полагаясь на чужие слова, я весьма опасался этой местности, однако же, опыт доказал, что бояться было нечего. Занимаясь непрестанно работой с утра до вечера в такое время, когда солнце находилось почти в самом зените, мы не чувствовали ни малейшего расстройства в своём здоровье. Несмотря на это, надлежит остерегаться на первый случай употребления воды и сна на открытом воздухе. В первые две недели на моём корабле было от трёх до шести человек больных, которые страдали резями в животе и чувствовали небольшую лихорадку. Но всё это проходило через двое или трое суток. Кажется, что чай, который я велел давать матросам каждое утро, и слабый грог, вместо воды, были для них весьма полезны.
 
     Комментарии
     47 Острова Зеленого мыса расположены в Атлантическом океане между 16°45' и 15°15' с. ш. и 22°40' и 25°25' з. д. в 570 км от Сенегальского берега Африки. Острова большей частью мало плодородные, некоторые из них совершенно бесплодны и безводны. Таким бесплодным островом является Сан-Висенте, обладающий прекрасной естественной гаванью, где расположен Порто-Гранде — важный порт для судов, идущих в Бразилию. До сооружения Суэцкого канала транзитное значение островов З. мыса было особенно велико.
 
     48 Купоросная кислота — старинное название серной кислоты.
 
     49 Летучие рыбы характерны для тропиков. Они обладают способностью выпрыгивать из воды и затем лететь на расстояние до 150 м планирующим полётом над поверхностью моря. При полёте опорные плоскости образуют широкие и длинные грудные плавники, а спинной и подхвостовой плавники представляют собой выравнивающие рули.
 
     50 Гюйс — флаг, поднимаемый на носу военных кораблей первых двух рангов во время стоянки на якоре. Гюйс поднимается ежедневно, одновременно с кормовым флагом в 8 часов утра и спускается с заходом солнца.
 
     51 Вымпел — длинный, узкий флаг, с рассечённым в форме двух клиньев концом. Поднимается на грот-мачте всякого военного корабля, находящегося в кампании, если на нём нет брейд-вымпела, т. е. широкого, короткого флага, поднимаемого командирами крупных соединений, например, дивизионов. В иностранных флотах брейд-вымпел присваивается командирам, не имеющим адмиральского чина.
 
     52 Остров Ассенцао [Ассенцион], или Вознесения, расположен в Атлантическом океане к югу от экваториальных берегов Африки на 7°57’ ю. ш. и 14°21' з. д. Таким образом, предположение Лисянского о том, что этот остров не существует, было неверным.
 
     53 Лечь на такой-то курс или румб значит повернуть судно на заданный курс, румб или оставаться на нём.
 
     54 Взять два рифа у марселей значит частично уменьшить площадь марселя, закрепив два ряда рифов, т. е. приделанных на нём завязок.
 
     55 Склонение компаса — угол между истинным меридианом места и магнитным меридианом.
 
     56 Наклонение горизонта — угол между плоскостью истинного горизонта и направлением на видимый горизонт.
 
     57 «Лечь к кораблю «Надежда» — взять курс к этому кораблю.
 
     58 Грот-марсель — второй снизу парус на грот-мачте.
 
     59 Фок-мачта — передняя мачта на корабле. Фоком называется также прямой парус, самый нижний на передней мачте. Он привязывается к фока-рее. Бывает также косой фок — треугольный парус на одномачтовых судах. На других судах он называется стакселем.
 
      60 «Придержаться к ветру» — итти ближе к линии ветра.
 
      61 Фор-стеньги-стаксель — косой парус впереди фок-мачты, натягивающийся между концами фор-стеньги и бушприта (см. ниже).
 
     62 Такелаж — все снасти на судне, служащие для укрепления мачт, рей, стеньг и прочего и для управления ими и парусами.
 
     63 Определить точно ботаническую принадлежность упоминаемых деревьев невозможно. В Бразилии широко распространёнными деревьями, сходными с описываемыми, являются виды рода Caesalpinia (из сем. Leguminosae). Caesalprinia echinata — краснее дерево, С. melanocarpa — дает чёрную древесину.
 
     64 Западная Индия, или Вест-Индия, — общее название островов, расположенных между Северной и Южной Америкой в районе Мексиканского залива и Караибского моря (Большие и Малые Антильские острова) и в Атлантическом океане (Багамские острова). Название Вест-Индии связано с ошибкой Колумба, который принимал открытые им острова Вест-Индии за индийские.
 
     65 Карамандельский берег — юго-восточное побережье Индостана от мыса Кальмер на юге до реки Кистны на севере.
 
     66 Маниок — вечнозелёный кустарник высотой в 1,5—5,0 м, из семейства молочайных. Из клубней маниока приготовляют муку и крахмал, из которого делают крупу тапиоку.
 
     67 Во время всего путешествия Лисянский употреблял термометр Фаренгейта. Показания его перечислены в градусы Цельсия.
 
 Источник: Ю. Ф. Лисянский. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах. М. ОГИЗ. 1947

Продолжение


Источник: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Reisen/XIX/1800-1820/Lisjanskij/frametext11.htm
Категория: Лисянский Ю. Ф. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах | Добавил: alex (05.05.2013)
Просмотров: 306 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz