РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 17.12.2017, 01:35

Главная » Статьи » 1815-1818 "Рюрик" Коцебу О.Е. » Коцебу О.Е. Путешествие в Южный океан и Берингов пролив

Путешествие в Южный океан и Берингов пролив. Глава XII. Плавание от Радака к острову Св. Лаврентия

Плавание от Радака к острову Св. Лаврентия

(Продолжение)

23-го мы оставили о. Олот при ясной погоде и крепком ветре от ONO и направились к тому проходу, которым проникли внутрь этой группы. К западу от Айрика находится, по рассказам островитян, широкое отверстие между рифами, которое я обозначил на карте так, как мне указали его с корабля. В 9 часов мы прошли через проход подле о. Кавен, а отсюда взяли курс к юго-востоку в недалеком расстоянии от подветренной части этой группы островов, которую я назвал Аракчеевою, в честь знаменитого генерала. Из-за крепкого ветра мы зарифили марсели. По полуденному наблюдению мы нашли широту 8°35′40″ с. Долгота по хронометрам 170°56′20″в. В это время с салинга увидели на SO большой остров, именуемый дикарями Пиген, образующий NW оконечность группы Аур. В 2 часа этот остров лежал на О от нас; мы находились под ветром в спокойной воде и шли вдоль рифа на небольшом расстоянии, чтобы открыть какой-либо проход. Пройдя 1 милю, мы нашли один, шириной около 50 саженей, но с такими излучинами, что было трудно пройти им; тем не менее желание исследовать его превозмогло всякое опасение: ветер несколько поутих, погода была благоприятная, мы поставили все паруса и пробрались счастливо. Частыми поворотами мы миновали несколько коралловых мелей, которых прежде не заметили; вскоре могли мы осмотреть всю группу, которая показалась самой меньшей в этой стране. Мы приблизились к острову, который образует SO оконечность группы и называется Аур; около него стали на якоре в 5 часов пополудни. В середине группы мы часто бросали лот и находили глубину от 23 до 25 саженей, грунт — живой коралл; на нашем якорном месте была глубина 18 саженей, хотя мы стояли не далее 50 саженей от берега.

Едва мы бросили якорь, как четыре большие лодки отвалили от Аура и приблизились к нам на 50 саженей; остановясь, дикари с величайшим вниманием рассматривали корабль. Мы заговорили с ними на их языке, тотчас их страх исчез, а некоторые отважились взойти на шканцы, где их удивление равнялось с обнаруженным другими дикарями. Упоминание наших знакомых на Отдии и Кавене увеличило их доверие; после этого отважились взойти на корабль два начальника, которые были сильно татуированы и казались весьма знатными вельможами. Мы заметили, что жители Кавена смелее здешних.

Особенно обратили на себя наше внимание два дикаря, которые были иначе татуированны и, как заметил Шамиссо, говорили особенным языком; мы спросили, здешние ли они жители, они отвечали: «нет» и начали на своем языке предлинное повествование, которое мы, к сожалению, нимало не поняли. Один из этих чужестранцев, человек лет около 30, среднего роста и приятной физиономии, чрезвычайно мне понравился; одарив сперва «тамонов», я дал и ему несколько обломков железа, которые он принял, правда, с благодарностью, но не с такой радостью, как прочие. Он прилепился ко мне, а когда солнце закатилось и гости собрались нас оставить, то отвел меня в сторону и, к величайшему моему удивлению, изъявил желание остаться здесь и никогда меня не покидать.

 Каду, житель Каролинских островов Портрет работы художника Л. Хориса

Я никак не мог верить, что он выдержит у нас более одного дня; удивляясь его внезапной привязанности, я оставил его у себя. Получив от меня это позволение, Каду обратился к ожидавшим его товарищам, объявил свое решение остаться на корабле и разделил между начальниками железо, которое я ему перед этим дал. Удивление, выраженное на всех лодках, превосходит всякое описание; тщетно дикари старались отвлечь его от принятого намерения, он был непоколебим; наконец, возвратился его друг Эдок, долго с жаром говорил с ним, а когда увидел, что все убеждения остались безуспешными, то хотел увести его насильно, но Каду оттолкнул его от себя; после этого лодки отвалили. Не понимая причин его решения, я подумал, что он, может быть, хочет обокрасть нас ночью и тайно оставить корабль; поэтому я велел удвоить ночную вахту и постелить ему около меня на шканцах, где я ночевал, спасаясь от сильной жары. Каду счел большой честью, что его положили около «тамона» корабля; невзирая на все старания развеселить его, он был молчалив, ел все, что ему подносили, и спокойно лег спать.

Я сообщу здесь в совокупности все, что он в разное время рассказал о своей участи. Каду родился на острове Улле [Волеаи], принадлежащем к Каролинским островам, отдаленном отсюда по крайней мере на 1500 английских миль к W и известном на картах только по имени, по случаю отправления в 1733 г. патера Кантовы с Ладронских [Марианских] островов миссионером на острова Каролинские. Он оставил Улле с Эдоком и двумя другими дикарями на снабженной парусом лодке, намереваясь заняться рыбной ловлей у одного отдаленного острова; жестокий шторм занес этих несчастных в неизвестные места; они целые 8 месяцев блуждали по морю и, наконец, в самом жалком положении привалили к о. Аур. Самое замечательное в этом путешествии то, что оно совершено против NO пассата и поэтому должно обратить на себя особое внимание тех, которые полагают, что заселение островов Южного моря шло от W к О. Каду рассказывал, что они все время шли под парусами, как только позволял ветер, и лавировали против NO пассата, полагая, что находятся под ветром своего острова; поэтому понятно, что они этим способом прибыли к Ауру. Время они исчисляли по луне, связывая при каждом новолунии узел на назначенной для того веревке. Так как море изобилует рыбой, а у них имелись нужные для рыбной ловли снасти, то они менее страдали от голода, чем от жажды; хотя они не упускали ни одного случая собрать про запас дождевую воду, однако часто терпели недостаток в пресной воде. В таких случаях посылали Каду, как искусного водолаза, с кокосовой скорлупой, имевшей малое отверстие, на глубину моря, где вода менее солона; но если это средство и смягчало нужду в воде, то, вероятно, было причиной крайнего истощения людей.

Когда они увидели о. Аур, то вид берега уже не радовал их: до такой степени притупились их чувства. Давно уже не имели они паруса, лодка была предоставлена на произвол ветра и валов, и они спокойно ожидали смерти, когда жители Аура поспешили на нескольких лодках на помощи несчастным и перетащили умирающих на берег. В это время «тамона» на острове не было, имевшиеся у несчастных железные предметы искусили спасителей, которые собрались их умертвить, чтобы разделить между собой добычу, но в это время подоспел «тамон» о. Аура Тигедиен и спас им жизнь. Впоследствии Каду предложил своему избавителю все свое богатство, но этот последний великодушно отказался принять его и взял только какую-то малость, а своим подданным угрожал смертью, если они причинят какую-либо обиду этим бедным чужестранцам. Каду со своими товарищами поселился в жилище Тигедиена, который по-отечески заботился о нем и полюбил его за природный ум и доброту сердца. По его исчислению прошло уже 3–4 года со времени его прибытия сюда. Когда наш корабль прибыл сюда, то здешние жители поспешно призвали Каду, занимавшегося в лесу, ибо от него, как от человека, много путешествовавшего и умного, они ожидали получить объяснение этого чудесного явления. Он уже прежде рассказывал им о кораблях, которые хотя и бывали у Улле, но ему были известны только по слухам; он даже назвал двух людей — Луи и Мармола, пришедших с большого острова Британии. Будучи настроен в пользу белых людей, он уговаривал островитян отправиться на корабль, чему они сначала противились, поскольку верили, что белые люди едят черных.

Для нас осталось загадкой, откуда взялось такое мнение, так как, кроме древнего предания, что в незапамятные времена мимо группы Кавен прошел большой корабль, они не имели никакого понятия о европейских кораблях, за исключением того, что им сообщил Каду. Наконец, его обещание наменять для них железа побудило их отправиться на корабль, а он, как читателям уже известно, остался у нас. Осторожность, из-за которой мы присматривали за ним ночью, была напрасна; он спал спокойно и утром встал в добром и веселом расположении духа.

24-го. Уже вчера мы объявили островитянам, что по причине острого кораллового грунта, опасного для якорных канатов, намерены отправиться сегодня к острову Стабуал, лежащему в 8 милях от Аура и образующему NO оконечность группы. Мы нашли население на восточной части этой цепи островов значительней, чем на прочих группах; в пути мы не встретили никаких мелей и в 10 часов достигли о. Стабуал, вблизи которого бросили якоря на 8 саженях глубины, грунт — мелкий коралловый песок. Остров этот имел приятный вид и, судя по множеству жилищ и лодок, казался весьма населенным. Группа Кавен была видна с салинга. Пять лодок, следовавших за нами от Аура, остановились теперь у корабля; на них находились три «тамона»: Тиураур, Лебеулиет и Тигедиен, благодетель Каду. Этот последний, которому мы подарили желтую шинель и красный передник, гордо прохаживался в этом наряде и не входил ни в какие разговоры со своими товарищами, которые с удивлением смотрели на него со своих лодок. Тщетно кричали они: «Каду! Каду!» — он не удостаивал их и малейшим взором и гордо прогуливался по шканцам, умея всегда поворачиваться так, что его великолепный наряд бросался им в глаза. Когда я узнал, что на лодках находятся три «тамона», то поручил Каду пригласить их ко мне; поскольку дикарей было очень много, то я не мог им всем дать разрешение взойти на корабль. Такое поручение Каду посчитал особой честью и, обратившись с кратким приветствием сперва к Тигедиену, привел его на шканцы и представил мне как знатнейшего из всех «тамонов». Этот старик со снежно-белыми волосами на голове и бороде, высокого роста и крепкого сложения, но согнувшийся от старости, имел доброе и почтенное лицо. Он подарил мне несколько свертков «могана»; в продолжение нашей беседы Каду пригласил на корабль двух других начальников, которые также были весьма стары. Одежда «тамонов» мало отличалась от одежды прочих дикарей; первые были только гораздо более татуированы и носили на шее украшения из рыбьих костей, заменяющие у них, как я позже узнал, ордена. Каду, желая придать себе некоторую важность, водил гостей по шканцам, объяснял все замечаемые ими чудесные вещи и держался так, что можно было подумать, будто он имеет ясное понятие о том, что старался растолковать; он особенно распространялся насчет мелочей и доводил дикарей до смеха.

Когда они увидели, что матрос понюхал табаку и спросил об этом Каду, который сам подобное еще никогда не видел, то он нимало не пришел в замешательство и взял табакерку в руки, начал смело рассказывать подлинную повесть, вероятно, довольно любопытную, ибо они слушали его с большим вниманием; но когда он, желая сделать им эту вещь еще понятнее, сам понюхал табаку, то кинул табакерку и стал ужасно чихать и кричать, испугавшиеся слушатели его разбежались; однако же при этом случае он нашелся вскоре и сумел искусно обратить происшествие в шутку. Толкование его о пушках показало, что они ему известны, ибо он сказал, что если островитяне отваживаются что-либо украсть, то пушками сбивают у них все кокосовые и хлебные деревья; он добавил, что когда у Луи и Мармола, во время пребывания их у Улле, было похищено что-то с корабля, то они не переставали сбивать деревья, пока украденное не было возвращено. Надо полагать, однако, что, за исключением этого небольшого раздора, помянутые два путешественника обошлись с жителями хорошо, ибо Каду с большим уважением относился к белым людям, почему и остался у нас столь охотно. «Тамоны» и теперь старались отклонить его от принятого намерения, но он покачал головой, обнял меня и сказал: «Я остаюсь у тебя, куда бы ты ни пошел!»

Мы узнали, что здесь есть «тамон», по имени Ламари, в подчинении которого состоят все группы от Аура до Бигара; он находился в отлучке для сбора войска, с которым хотел напасть на лежащую к югу от Аура группу Медиуро. Жители этой группы часто нападают на Аур, Кавен и Отдию для захвата жизненных потребностей, в которых терпят недостаток из-за большого населения. Теперь намеревались отомстить за нападение на принадлежащий Ламари остров, при котором был убит один человек. На Отдии был, по словам Каду, жесточайший грабеж, и чего неприятели не могли увезти с собой, то истребили. Это известие разрешило наше недоумение о том, почему мы там нашли только вновь посаженные деревья. Здешний народ казался неспособным к войне, и короткие, плохие копья подтверждали это мнение. Но теперь мы узнали, что даже женщины выступают в поле против неприятелей; составляя арьергард, они несут коробы с камнями и кидают их через головы своих героев в неприятельское войско, подают помощь раненым. Каду, который несколько раз участвовал в этих войнах, уверял, что женщины приносят большую пользу во время военных действий.

Тигедиен, знатнейший из всех трех начальников, занимал в отсутствие Ламари его место и пользовался большим уважением. Лебеулиет, второй в чине и достоинстве, владетель группы Кавен, в мирное время имеет свое пребывание на о. Айрик; тамошний молодой «тамон» и принцесса — его дети. Тиураур, младший из всех, владеет группой Отдиа и является отцом известного уже Рарика, о котором мы, к величайшему его удовольствию, могли сообщить ему новости. Щедро одаренные «тамоны» возвратились на о. Стабуал и пригласили меня туда; мне еще надо было заняться наблюдениями для определения положения места. Каду изъявил желание проводить «тамонов»; я ему позволил, хотя был почти уверен, что он по непостоянству и легкомыслию, свойственным островитянам Южного моря, не возвратится. Его повезли с торжеством, все лодки следовали за лодкой Тигедиена, в которой он, будучи возведен нашим покровительством в знать, занял место «тамона». После полудня я поехал на берег и предпринял прогулку, в которой меня сопровождал Тиураур, самый сильный из «тамонов».

Остров Стабуал длиной в 1½, а шириной в ¼ мили; прекраснейший чернозем покрывает здесь довольно значительные возвышения. Пальма и хлебное дерево чрезвычайно хорошо успевают; особенно приятно поразило меня новое насаждение двадцати банановых деревьев; корня таро здесь имелось больше, чем на прочих островах; нам его приносили ежедневно; от недостатка влаги, вероятно, зависит, что этот корень здесь гораздо меньше, чем на Сандвичевых островах, хотя, впрочем, обитатели утверждают, что он удавался бы гораздо лучше, если б жители группы Медиуро не разоряли часто их насаждения. Большое число жилищ заставило меня заключить, что этот остров густо населен.

Во время прогулки я подошел к жилищу здешнего начальника Лебеулиета, где застал многолюдное собрание мужчин и женщин, составивших около Каду круг; я был чрезвычайно удивлен, увидев его произносящим речь, при которой его слушатели заливались слезами. Тигедиен плакал, а он сам употреблял все усилия, чтобы скрыть свои чувства. Он часто повторял слова «Аур», «Улле» и «Тотабу»; я недостаточно сведущ в их языке, чтобы вполне понять его речь; мне казалось, что он прощался с народом и с начальниками. Я понял только, что он сперва говорил о своих страданиях во время плавания от Улле к Ауру, потом изобразил великодушный прием Тигедиена и заключил надеждой опять увидеть свое отечество. Когда начал говорить Тигедиен, то Каду проливал горькие слезы; народ был тронут, и сердечное взаимное лобызание Тигедиена и Каду заключило эту поистине трогательную сцену. Каду отправился с нами на корабль и был помещен в кают-компанию, что ему сильно польстило, ибо он очень хорошо замечал различие между нами и матросами и думал, что теперь сам принадлежит к «тамонам» корабля. Он ел за нашим столом, очень быстро приучился употреблять нож и вилку и вообще держался так вежливо и скромно, как будто давно уже находился в обществе образованных людей. Мои товарищи обходились с ним ласково, он вскоре очень полюбил их, да и им понравился за свои хорошие качества. Я надеялся, что, когда мы научимся более понимать друг друга, то от него получу разные сведения о Каролинских островах и о вновь открытых группах.

26 февраля весь день «Рюрик» был окружен дикарями, которые перед нашим отъездом променяли множество кокосовых орехов на железо. После полудня «тамоны» привезли нам значительные подарки, состоящие из «могана» и кокосовых орехов. Они весьма сожалели о нашем отбытии и спрашивали, куда я отправлюсь; я отвечал, что хочу посетить их великого «тамона» на островах Айлу и Удирик. Когда я находился в каюте наедине с моими гостями, то они сперва огляделись, не подслушивают ли нас, и потом с видом великой тайны стали настоятельно просить меня, чтобы я оставался здесь, пока соберется их войско, с его помощью убил бы всех жителей группы Медиуро и потом, нагрузившись кокосовыми орехами и хлебным плодом, возвратился бы на Аур; за это они хотели ежедневно давать мне «эп». Эта просьба изумила меня; но, как ни желал бы я защитить этих бедных островитян и предохранить их одним моим появлением от будущих нападений, приближавшаяся весна не оставляла на то времени. Мой отказ крайне опечалил их; чтобы помочь им по мере моих сил, я подарил им несколько копий и абордажное оружие. Все эти подарки были в то же мгновение показаны находящемуся на лодках народу, который громко и единодушно вскричал; «0…о!» Тиураур плясал и пел воинскую песню, показывая, как он теперь станет повергать неприятелей; народ ревел от радости, и если бы неприятель появился в это мгновение, то, конечно, был бы побежден.

Восхищенные «тамоны» отправились на берег; Эдок, друг и товарищ Каду по несчастью, оставался еще на корабле, чтобы в последний раз попытаться уговорить его, но все старания были тщетны; Каду подарил своему другу все, что получил от нас, и горько плакал, когда после продолжительной беседы при прощании вырвался из его объятий. Решимость Каду стала для нас еще более непонятной, когда мы увидели его скорбь при разлуке с другом. Эдоку, знавшему лучше друга географию Каролинских островов, которые он посещал, обязаны достопримечательною картой этих островов, составленной мною по его показаниям и приведенной в нашем сочинении. Сколь бы она не была неверна, при всем том она может принести некоторую пользу мореплавателю, который когда-либо захочет исследовать Каролинские острова; доказательством этому может служить то, что я по рассказам Лагедиака открыл три группы островов. Расстояния между группами островов, которые, по уверению Эдока, одинаковы, я означил цифрами, показывающими число дней плавания от одной группы островов к другой; острова, лежащие отдельно, обозначены кружками; Сетиу [Сатива], Феис [Феас], Пелли [Палау] и Иап [Яп], по показаниям Эдока, высоки; остальные острова состоят из низменности. Иап и Пелли, которые, вероятно, являются Пелевскими островами Вильсона, обозначены на всех картах. Я не скажу более потому, что Шамиссо из любви к наукам принял на себя труд расспрашивать Каду как о географическом положении Каролинских островов, так и об обычаях, господствующих там и на открытых нами группах островов.

Когда я спросил Эдока, в какой стороне находится Улле, то он указал на О; эта ошибка доказывает, что восточный ветер удалил этих несчастных от их острова, и они были занесены далее к О господствующим там SW муссоном; так как они считали, что находятся к западу от Улле, то по достижении пассата лавировали к О. По уверению Эдока, еще одна лодка с пятью человеками приплыла к группе островов Арно, лежащей отсюда на один день плавания на SW. Упомянутые люди являются уроженцами группы Ламурек [Ламотрек], находящейся недалеко от Улле.

Карта островов, открытых во время плавания «Рюрика» между широтами 8 и 12 N, долготами 189 и 191W от Гринвича. 1817 г.

Когда жители группы Арно предприняли нападение на Аур, то Каду и Эдок узнали ламурекских островитян, с которыми они прежде были в дружественных связях; их радость при неожиданном свидании была так велика, что они, как рассказывал Каду, не думали более о сражении, а искали только уединенного местечка, где могли бы сообщить друг другу о своих страданиях. Эти пять ламуреканцев назывались: Квидал, Пегеду, Удерик, Катулги и Удебек.

После полудня я еще раз отправился на берег, чтобы проститься с жителями, которые приняли меня на этот раз дружелюбнее, чем когда-либо; получением от меня оружия полностью убедились в моей к ним дружбе. Смутила их некоторым образом только собака, взятая мною во время пребывания в Беринговом проливе: животное не смогло перенести здешнего климата и сегодня издохло от судорог. Перед жилищем Лебеулиета жители снаряжали небольшую флотилию, вероятно, для нападения на жителей Медиуро; две лодки, самые большие, которые я здесь видел, имели по 38 футов в длину. Шамиссо, надеясь, что его, по обещанию «тамона», татуируют, провел у него ночь, но этого не последовало, и мы утвердились в мнении, что этот обряд каким-то образом связан с их религией. Несмотря на жестокий ветер, сюда прибыли две большие лодки с принадлежащего к группе Кавен острова Айрика; обе лодки принадлежали уже знакомому нам начальнику Лабелеоа, который крайне обрадовался новому свиданию с нами. После заката островитяне проводили меня до шлюпки, которую они наполнили кокосовыми орехами так, что мы едва могли уместиться в ней. Я отдарил дикарей железом, ножами, ножницами, а женщин — бисером, и мы расстались лучшими друзьями.

Описание моего пребывания здесь закончу произведенными наблюдениями. Среднее из трех наблюдений определило широту нашего якорного места 8° 1842" с.; долгота по расстояниям луны от солнца 170°12′ в.; долгота по хронометрам 170°8′4″ в. Склонение компаса 11°58′30″ О.

Группа Аур простирается от NW к SO на 13 миль; ширина 6 миль; во всей группе насчитали мы 32 острова. Я назвал ее в честь нашего морского министра Траверсе. Так как время не позволяло мне исследовать лично острова Арно, Медиуро и Милле, то я мог определить их положение только по тем румбам, которые указывались на компасе островитянами. Население группы Аур можно считать от 300 до 400 душ; оно невелико по отношению к величине островов, но весьма значительно в сравнении с населением прочих групп.

27 февраля на рассвете мы снялись с якоря; всю ночь был слышен барабанный бой и пение дикарей; когда мы поставили паруса, шум на берегу удвоился; Каду полагал, что это пожелание счастливого пути. В 7 часов мы уже подошли к проходу, которым проникли во внутрь этой группы, и проплыли через него благополучно. Я направил курс к северу, чтобы пройти вблизи о. Кавен; мы скоро приблизились к нему, и в полдень он находился на О в 4 милях. Мы быстро шли в бейдевинд, обогнули группу Отдиа и пролавировали ночь под немногими парусами.

28-го. Погода стояла прекрасная, и по корабельному счислению нам в 7 часов утра надо было увидеть группу Отдиа; так как и с салинга не был виден берег, то мы приписали неверность нашего счисления течению, что и оказалось впоследствии: в продолжение ночи нас отнесло на 16 миль к NW 11°. Чтобы увидеть группу Отдиа, по которой я желал определить мое положение, я взял курс прямо к W. Спустя несколько часов с салинга заметили берег; я немедленно велел туда править и по прошествии ¾ часа узнал о. Ормед, который находился тогда в 7 милях от нас. Отсюда я держал к NW в надежде попасть на группу Аилу. По удачному полуденному наблюдению широта была 9°51′29″с., долгота по хронометрам 170°4′ в. Исчислив последнюю по положению острова Ормед, мы нашли только одну минуту разности; это, доказавшее не только качество хронометров, но и точность определения положения группы Аур, обрадовало меня больше, чем какое-либо новое открытие.

Мы одели Каду в рубашку и легкую матросскую куртку; эта одежда ему чрезвычайно нравилась, и он был непрерывно весел, пока качка не причинила ему морской болезни, от которой он сделался скучным; но он вскоре выздоровел, и к нему вернулась его веселость; казалось, что он вовсе не чувствовал потери своих друзей. В половине третьего с салинга были замечены на N три низменные острова, которые Каду признал за часть группы Айлу, на которой он однажды был; по его мнению, на SW должен находиться большой остров Темо, а далее к W о. Лигиеп. Мы находились теперь под ветром группы Айлу в 7 милях от нее, и для достижения ее надо было лавировать всю ночь.

1 марта на рассвете мы находились под ветром у южной оконечности группы, образуемой о. Айлу, по которому вся группа именуется. Длина всего острова составляет едва 1 милю, а ширина ¼ мили; этот остров отличался от прочих высокими пальмовыми деревьями. Мы приблизились к нему и увидели столбы дыма и прохаживающихся по берегу людей; обогнув этот остров, мы плыли вдоль южной стороны группы, которая состоит из коралловых рифов; когда же мы обогнули эти рифы, то находились в спокойной воде; затем мы продолжали плавание к северу вблизи рифа, надеясь найти проход. Вскоре мы увидели три лодки, прошедшие между рифами, но этот проход был слишком узок. Две из этих лодок подошли к нам так близко, что мы могли вступить в разговор с островитянами; радость Каду, увидевшего тут нескольких старых знакомых, была так же велика, как и удивление этих последних. Никто из них не решился взойти на корабль; оставаясь на лодках, они завели пространный разговор с Каду, который рассказывал все, что знал о нас, объявил о своем намерении отправиться с нами и о нашем желании провести несколько дней у их острова. Последнее известие чрезвычайно обрадовало дикарей, которые указали на севере довольно широкий, по их мнению, проход; мы немедленно поставили больше парусов, желая достичь его еще до вечера. Вскоре мы нашли три прохода, два из которых были довольно глубоки, но имели только по 4 сажени в ширину; третий был шириной в 50–60 саженей; поскольку время было уже позднее, а предприятие довольно опасное, да и пассат дул прямо из этого прохода, я отложил исследование до завтрашнего дня. Мы успели обозреть всю группу, вторая в длину простирается на 15, а в ширину на 5 миль; ее восточная часть состоит из цепи островов, а западная — из одного кораллового рифа.

2 марта. Течение увлекло нас за ночь на 7 миль к W; в 8 часов мы достигли прохода, через который, как мне казалось, будет почти невозможно проникнуть как из-за узости, так и из-за противного ветра; я надеялся, что стремившееся в проход течение поможет нам, и отправил лейтенанта Шишмарева для исследования фарватера. Он вскоре возвратился с известием, что хотя проход не более 50 саженей в ширину, но довольно глубок и совершенно безопасен, поскольку рифы, находящиеся у входа, подобно каменной стене, возвышаются перпендикулярно из глубины моря. Я велел поставить все паруса, чтобы дать «Рюрику» наибольший ход, в надежде, что, когда в проливе поверну его против ветра, он своего хода не потеряет, пока не минует все опасности; это довольно опасное предприятие, конечно, не удалось бы без помощи течения, и мы были очень рады, что прошли пролив, не коснувшись рифов. Одна рыба из породы макрелей (веретениц) вцепилась в плавающую удочку, привязанную к кораблю; таким образом эти острова заплатили нам дань при самом выходе нашем во внутреннюю часть группы островов. Ветер позволял плыть прямо к острову Айлу, но повсюду на пути встречались во множестве коралловые мели, на обход которых требовалось слишком много времени.

В полдень мы дошли до удобного якорного места у о. Айлу; к нашему кораблю тотчас подошли три лодки, и Каду в матросской одежде стал на шканцах таким образом, чтобы дикари могли осмотреть его с головы до ног. С великим снисхождением он сказал им, чтобы они не боялись взойти на корабль; дикари, не веря своим глазам, отважились на его предложение только после продолжительного разговора с ним. Они сперва с большим удивлением рассмотрели одежду своего старого знакомого, а этот с большой важностью стал объяснять им прочие предметы, находя естественным, что с ним обращались крайне почтительно, как будто со знаменитым «тамоном». Затем он милостиво согласился ехать с ними на берег, на лодке занял без всяких околичностей почетное место; добродушные дикари пели, ликовали и, нимало не размышляя о том, что он за несколько дней перед этим был равный им простой человек, перенесли его на плечах через воду; такое рвение в оказании услуг подкрепилось, вероятно, несколькими взятыми им с корабля гвоздями, которые он раздарил. Выйдя на берег, он сел с большой важностью, его окружили стоя, а он стал сказывать повествование о важных происшествиях и своих похождениях.

После полудня мы поехали на берег и заметили, что тут было мало земли, а потому группа островов бедна плодами; хлебного дерева мы вовсе не видали; пандановое дерево, находящееся на прочих островах в изобилии, оберегается здесь с большой тщательностью; кур, которых, подобно нашим цепным собакам, привязывают на веревке к жилищам, здесь имеется больше, но их мясо не употребляется в пищу, а только перья служат для убранства. Длинные перья тропической птицы (парящего фаэтона) принадлежат к величайшему наряду; но птица эта редко попадается. Мы узнали, что Ламари незадолго перед этим отправился в Удирик, чтобы и там собрать войско, а Лангемуи, оставшийся вместо него начальником, находится в северной части группы на о. Капениур. Группа Удирик находится, по показаниям дикарей, прямо на N отсюда, в расстоянии одного дня плавания; я более не сомневался, что она состоит из открытых нами в прошлом году островов Кутузова и Суворова. Каду отправился с нами на корабль, а островитяне провожали нас на своих лодках, наполненных кокосовыми орехами, которые они нам предлагали, не требуя никакой платы. Меня тронуло такое добродушие и бескорыстие при недостатке в плодах, и я щедро наградил их железом. По хорошему наблюдению мы нашли широту нашего якорного места 10°13′7″ с., долготу по хронометрам 171°1′27″в.

4 марта на рассвете были поставлены паруса, и мы направились к о. Капениур, к которому прибыли, из-за множества встретившихся в пути коралловых мелей, только в 9 часов утра. Здесь мы остановились в 50 саженях от берега; найдя защиту от ветра, я решил употребить несколько дней на починку парусов и снастей, поскольку «Рюрику» теперь предстояло плавание по бурному океану, на котором в настоящее время года надо ожидать штормов. Самая большая глубина внутри группы составляла 20 саженей; на нашем якорном месте было только 6 саженей; грунт — белый, глинистый, какого мы не находили еще ни в одной группе. Едва мы стали на якоре, как нас посетил Лангемуи, который, уже с вечера зная, что Каду у нас, так доверился нам, что взошел на корабль без всякого опасения и положил к моим ногам несколько кокосовых орехов. Ему было по крайней мере 80 лет от роду, он был худощав и совершенно сед, но в нем пылал юношеский дух. Он мне очень понравился, я щедро одарил его и заключил с ним дружбу; он пригласил меня на свой остров и отправился обратно. После полудня я сделал ответный визит и был дружелюбно принят в его доме всем семейством, а Каду многое рассказывал о нашем корабле. На руке Лангемуи я заметил несколько рубцов от ран и спросил его, каким случаем они нанесены; старик указал на W и, рассказывая о своем давнем посещении жителей Ралика, от которых получил эти раны, вошел в такую ярость, что, схватив копье и с такой силой бросив его в дерево, отстоящее на 15 шагов, что оно крепко вонзилось в него, вскричал: «Мани мамуан Ралик!» (убить человека с Ралика). Я удивился искусству и силе, с которыми старик еще владел копьем, которое на 20 шагов было смертоносно.

Когда мой хозяин несколько успокоился, то я старался выведать от него, при помощи Каду, привыкшего уже у моему произношению, что он понимает под названием Ралик, и узнал следующее: известная нам уже цепь островов, простирающаяся от лежащей на севере группы Бигар до находящейся на юге группы Милле, именуется природными жителями Радак, как и я ее впредь буду именовать; на запад от цепи Радак простирается параллельно ей другая цепь, состоящая из девяти больших групп и трех отдельно лежавших островов; она густо населена и называется Ралик. Лангемуи растолковал все это, обозначив маленькими камешками на циновке цепь Радак, определив ее направление сперва от N к S до группы Эрегуп, а потом к SW. Так как известные нам группы были обозначены с большой точностью, то его показания о цепи Ралик также заслуживали доверия. Наименовав несколько раз группы, старик указал также путь, которым надо следовать туда от Айлу. Для этого он применил следующий остроумный и очень ясный способ. Небольшой камень заменял в его руках лодку; с восходом солнца он отплыл от Айлу и, взяв SW курс, прибыл в полдень к о. Темо, а оттуда к вечеру достиг группы Лигиеп (когда мы впоследствии открыли эту группу, то удивлялись его основательным сведениям об этой стране). От группы Лигиеп он выступил на другое утро, правил на запад, пробыл в пути два дня и две ночи и достиг принадлежащей к цепи Ралик группы Кваделен. Таким образом он с ясностью обозначал не только курс, но и время дня. В то время, когда он был ранен, обе цепи вели между собой жестокую войну, но теперь находятся в дружественных связях. Каду уверял, что ему также известна цепь Ралик, и рассказывал, что «тамон» Тиураур предпринимал путешествие на Ралик, разменялся именами с тамошним начальником и положил основание дружественному союзу между жителями обеих цепей островов.

Цепь Ралик имеет двух владетелей: Лагадак-Нанаит и Лабондугин. Первый называется «эруд-эллип» (великий начальник). Каду впервые ввел здесь слово «тамон»; так именуются предводители на Каролинских островах, здесь же они называются «эруд». Нам рассказывали, что между жителями обеих цепей островов нет никакого различия ни в языке, ни в обычаях и что в цепи Ралик группа Одия наибольшая и более прочих населена. Лангемуи утверждал, что от Эрегупа можно доплыть туда в 1½ дня; так как мне по опыту известно, что здешние дни плавания редко больше 40 миль, то расстояние между обеими цепями должно быть около 60 миль. Плавание от Ралика к Радаку медленнее, поскольку в этом случае приходится идти против пассатного ветра. Любопытно было слышать от Лангемуи, что задолго до нашего времени к Одии приставал корабль с белыми людьми, у которых жители меняли железо, и что с самой северной группы Биги-ни был замечен проплывший мимо большой корабль. Из этого явствует, что цепь Радак вовсе неизвестна, а цепь Ралик можно считать за Мульгравову цепь. Помещенная в моем атласе карта цепи Ралик, составленная по показаниям Лангемуи, надеюсь, довольно верна.

Об острове Капениур, имеющем в окружности только ¼ мили, нельзя сказать больше, чем об Айлу; растительность на первом столь же скудная, а население показалось незначительным, хотя, может быть, большая часть жителей отправилась с Ламари на Удирик. Я открыл несколько водоемов, из которых один назначил для мытья белья; поскольку не будет такого случая до самого прибытия в Уналашку, то для этого я ежедневно посылал несколько матросов на берег. Усердие островитян простиралось до того, что они помогали им в этой работе, а Каду, которому было предоставлено право беречь собственное белье, его не отдавал никому и мыл сам.

На о. Капениур я посетил одного предводителя, которому с виду было более 100 лет; голова и борода были покрыты снежно-белыми кудрями; из-за чрезвычайной худощавости и морщин, покрывавших все его тело, он едва походил на человека; но и он наслаждался отличительным преимуществом этих счастливых островитян: его дух был бодр. Мое недоумение насчет малого населения при столь крепком здоровье жителей увеличивалось все более, пока Каду не разрешил этой загадки. Оказывается, что из-за недостатка в жизненных потребностях здесь господствует ужасный и бесчеловечный закон, по которому каждая мать может воспитать только трех детей, прочие должны быть умерщвлены. Мы на себе испытали благотворное влияние здешнего климата: несмотря на недостаток жизненных припасов, мы нигде не были так здоровы, как здесь.

До 6 марта мы пользовались здесь прекраснейшей погодой при умеренном ONO ветре; ночью наступил штиль, что тут редко случается, а 7-го в первый раз за время нашего пребывания на Радаке NO пассат поворотил к NW и W, при этом шел сильный дождь до самого заката; на следующее утро опять настал NO ветер, и солнце просияло. Барометр между тропиками и в отдалении от высоких берегов не подвержен значительным переменам; мы не замечали их, за исключением ежедневного колебания, но при западном ветре ртуть понизилась на 4 линии [10,2 мм].

9-го и 10-го мы не могли производить никаких работ на корабле из-за сильного дождя; поэтому, когда 11-го числа наступила ясная погода, мы поспешили их окончить. По нашим замечаниям, которые подтвердил и Каду, на Радаке господствует ONO ветер, в сентябре и октябре иногда и SW; этот последний нередко превращается в жестокий шторм, вырывающий с корнем кокосовые и хлебные деревья и опустошающий лежащие в западной части группы острова, которые, по уверению Каду, иногда поглощаются волнами. Дикари со страхом ожидают этого времени, в которое они часто лишаются плодов хлебного дерева; последние собираются раз в год, именно в это время.

Лангемуи привел сегодня на корабль молодого «тамона» с о. Мяди, который, по его мнению, находился на О от нас и, без сомнения, был открытый нами о. Нового года, лежавший по счислению в 56 милях на О отсюда. Молодой начальник посетил нас против своей воли, так как, отправившись в одиночку на рыбную ловлю в маленьком челночке, он был настигнут штормом, принесшим его по прошествии нескольких дней к берегам этой группы. У этого пылкого молодого человека все тело было татуировано, следовательно, он принадлежал к знати; его поведение было скромно, а любопытство, так сказать, беспредельно. На мой вопрос, когда он намерен возвратиться на Мяди, он ответил, что будет дожидаться прибытия Ламари, который хочет и там набирать войско, и с ним отправится. Удивительно, каким образом дикари проплывают 56 миль против пассата к такому пункту, как Мяди, который видим едва на расстоянии 6 миль. Поскольку они лавируют, то на переход тратят два дня и одну ночь, направляя свой курс только по видимым простым глазом звездам; такого искусства не достигли и европейцы.

Когда Лангемуи узнал, что мы намерены завтра его оставить, то искренне опечалился; он немедленно отправил несколько человек для собирания кокосовых орехов и для лова рыбы; всю ночь видели мы людей, ходящих по рифам с огнем, приманив которым рыбу, убивают ее острогами.

12 марта на самом рассвете к нам явился старый и учтивый Лангемуи и привез множество кокосовых орехов и рыбы; вскоре мы снялись с якорей, пользуясь прекрасной погодой и свежим ONO ветром. Старик долго еще стоял в своем челноке и прощался с нами, махая обеими руками. Группу Айлу я назвал Крузенштерновой, по имени капитана, под начальством которого совершил первое путешествие вокруг света.

В 7 часов мы достигли прохода, лежащего далее к северу, и, пользуясь попутным ветром, поплыли им, хотя ширина его не более 30 саженей. Отсюда я взял курс к NtW, желая достичь группы Удирик, которая могла быть только группой Кутузова.

Среднее из многих наблюдений определило широту нашего якорного места у острова Капениур 10°27′25″ с. Среднее из многих наблюдений расстояний луны от солнца определило долготу 169°59′20″ в. Склонение компаса 11°15′30″ О. Среднее из наблюдений над приливом и отливом определило прикладной час во время полнолуния и новолуния в 4 часа 53 минуты; самая большая разность высоты воды достигала 8 футов.

В 3 часа пополудни с салинга был усмотрен на N остров Удирик, а к вечеру мы приблизились к его южной части и ясно различили группы Кутузова и Суворова и разделяющий их канал, через который мы проплыли в прошлом году. Так как начинало смеркаться, то мы лавировали под немногими парусами. 13-го на рассвете мы приметили, что течение увлекло нас за ночь на 8 миль к SW 40°, и направились теперь в пролив, образуемый с севера группой Удирик, а с юга группой Тогай. Пройдя его в 8 часов, мы находились под ветром группы Суворова, внутрь которой я намеревался проникнуть; так как здесь нельзя было найти прохода, достаточного для нашего корабля, то я решил пробыть тут один день под парусами, чтобы видеться с Ламари.

Вскоре к нам подошли четыре лодки, на одной из которых находился начальник; лишь только дикари хотели повторить свои прошлогодние обряды, как узнали Каду. Ламари пробыл очень короткое время на корабле, поскольку народ опасался, что мы его удержим. Он отличался от прочих островитян высоким ростом и крепким телосложением; черты лица его обнаруживали ум; правый глаз был меньше левого, и это придавало ему вид хитреца. Каду рассказывал мне позже, что Ламари, которому теперь было лет около 30, родился на о. Арно, за несколько лет перед этим прибыл оттуда на о. Аур, без всяких околичностей убил тамошнего начальника и присвоил его владение, оттуда отправился к группе Кавен и продолжал с приверженцами свой путь к N до Удирика, всюду умерщвляя знаменитейших начальников, а ныне неограниченно владеет всей цепью островов от Бигара до Аура. Ламари, получив от меня некоторые подарки, снял с шеи искусно отделанную рыбью кость, носимую здесь в знак отличия, подарил мне и немедленно оставил корабль; прочие островитяне не переставали слушать чудесные толкования Каду. От них я узнал, что группа Бигини, самая северная в цепи Ралик, лежит отсюда прямо на W; о. Бигар был указан на NNO, и островитяне рассказали, что Ламари вскоре отправится туда, чтобы наловить черепах и посолить их мясо в запас для предстоящей зимы.

Нас посетили двое спутников Каду во время его несчастия; они прибыли на этот остров с Ламари; одного из них, человека престарелого, Каду очень любил и вознамерился взять с собой, не сказав мне ни слова. Старый каролинец был вне себя от радости, но впал в ужасное исступление, когда я ему отказал. Он бранил Каду и настоятельно умолял меня оставить здесь этого последнего и взять с собой его; тщетны были все мои доводы, что он в столь преклонных летах не перенесет трудностей продолжительного морского путешествия. Я охотно согласился бы на его просьбы, если б не был уверен, что его постигнет смерть. Когда островитяне рассмотрели все драгоценные для них вещи, то Каду спросил у меня позволения проводить их на берег, куда отправился и Шамиссо, желая подробнее узнать остров. Старого каролинца, который непременно хотел у нас остаться, силой посадили в лодку. Спустя несколько часов Шамиссо и Каду возвратились в сопровождении нескольких лодок, нагруженных кокосовыми орехами. Они не могли привалить к берегу, так как было невозможно проникнуть в лагуну, образуемую группой, из-за тесного входа и противного ветра; с наружной же стороны нельзя было пройти через сильный бурун, через который Каду с дикарями пустился вплавь, между тем как Шамиссо остался в лодке, ожидая их возвращения. Теперь я еще раз представил Каду, что наступила последняя минута, в которую он может переменить свои мысли; я сказал ему, что мы никогда не возвратимся на Радак, что он не может иметь надежды попасть когда-либо в Улле и что ему предстоит продолжительное и трудное путешествие; он обнял меня и клялся оставаться при мне до самой своей смерти; мне не оставалось ничего более, как оставить его при себе, приняв твердое намерение иметь отеческое попечение о нем. Он поспешно разделил между дикарями все свои сокровища, и мы оставили Удирик.

Источник: Коцебу О. Е. Путешествие в Южный океан и в Берингов пролив для отыскания Северо-Восточного морского прохода, предпринятое в 1815–1818 на корабле «Рюрик»: в 3 ч., 1821–1823 гг.



Источник: http://www.litmir.net/br/?b=181555&p=81
Категория: Коцебу О.Е. Путешествие в Южный океан и Берингов пролив | Добавил: alex (13.02.2014)
Просмотров: 155 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz