РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 17.12.2017, 01:27

Главная » Статьи » 1823-1826 "Предприятие" Коцебу О.Е. » Коцебу О.Е. Новое путешествие вокруг света в 1823-1826гг.

НОВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА В 1823-1826 гг. ЧАСТЬ 1. ГЛАВА 6.
ОСТРОВ ПИТКЭРН

Мне самому не довелось посетить остров Питкэрн, но в чилийской гавани Консепсьон я познакомился с одним американским капитаном, который побывал там незадолго до нашей встречи. Кроме того, на Таити я нашел одну из родоначальниц населения острова Питкэрн, говорившую по-английски настолько хорошо, что с ней можно было беседовать. Сведения, полученные от этих двух лиц, будут небезынтересны моим читателям. А те из них, которые не знают, как возникла эта любопытная колония, вероятно, охотно ознакомятся с ее краткой историей.
Английское правительство, желая насадить в своих вест-индских владениях хлебное дерево, столь полезное человеку, послало в сентябре 1787 г. в Южное море корабль "Ваунти". Этим судном командовал лейтенант Блай, который в качестве штурмана участвовал еще в плаваниях капитана Кука. "Баунти" должно было взять на здешних островах груз саженцев хлебного дерева и доставить его в Вест-Индию. Весь экипаж корабля состоял из сорока шести человек.
Путешествие было исключительно тяжелым. В течение тридцати дней Блай безуспешно пытался обогнуть мыс Горн и наконец вынужден был принять решение плыть вокруг мыса Доброй Надежды. На Таити он прибыл в октябре 1788 г.
Несмотря на большую помощь, оказанную таитянами, погрузка продолжалась целых пять месяцев. Она затянулась, вероятно, потому, что Блаю и его команде слишком уж понравилась жизнь на Таити. В течение всего этого времени моряки жили в большой дружбе с островитянми и осооешю с островитянками, что оказало, пожалуй, немалое влияние па дальнейшую судьбу Блая.
Покинув 4 апреля 1789 г. Таити, Блай "высадился на одном из островов Дружбы [Тонга], где заменил погибшие растения свежими, и 27 апреля направился к берегам Вест-Индии. Он пребывал в радостной уверенности, что сумеет выполнить возложенное на него поручение и тем самым станет благодетелем Вест-Индии, доставив туда растение, которым природа одарила своих возлюбленных сынов. Но в книге судеб было записано иначе.
Блай обращался со своими подчиненными с беспощадной жестокостью и унижал их человеческое достоинство. Дело дошло до того, что он даже своего штурмана Крисчена Флетчера подверг телесному наказанию. Эти действия Блая, равно как и воспоминания о привольной жизни на Таити, привели к заговору, во главе которого встал Крисчеи. Заговорщики решили овладеть кораблем, высадить с него командира и его сторонников, вернуться на Таити и зажить там в свое удовольствие, навсегда отрекшись от своей родины. Им удалось сохранить свой план в такой глубокой тайне, что ни Блай, ни те члены экипажа, которые оставались ему верны, ничего не подозревали.
Условным сигналом для приведения в исполнение позорного намерения был избран восход солнца 28 апреля. Штурман Крисчен, который был как раз в это время вахтенным начальником, два унтер-офицера и один матрос ворвались в каюту спокойно спавшего лейтенанта Блая. Они напали на него, связали ему руки за спиной и пригрозили, что убьют на месте, если он будет сопротивляться или издаст хоть один звук. Блай не проявил страха и пытался защищаться. Оказавшись вынужденным уступить силе, он стал громко звать на помощь. Однако заговорщики к этому моменту уже успели схватить и связать всех тех, кто не участвовал в их заговоре, так что Блаю' пришлось покориться своей судьбе. Связанный, в одной рубахе, он был доставлен на палубу, где уже находились, также связанные, девятнадцать членов команды, которые остались ему верны. Тщетно обращался Блай к морякам, забывшим свой долг, пытаясь вернуть их к повиновению. Они с криками угрожали ему смертью, если он не замолчит.
На воду была спущена самая большая шлюпка. В нее посадили офицеров и матросов, предварительно развязав им руки. Затем Крисчен обратился к Блаю со следующими словами:
- Что ж, капитан, ваши офицеры и команда уже в шлюпке. Время и вам к ним присоединиться. Малейшее сопротивление будет стоить вам жизни.
После этого Блая развязали, и он спустился к своим верным товарищам по несчаттыо; вдогонку ему неслись горькие упреки по поводу допускавшейся им тирании.
Снабдив высаженных с корабля моряков некоторым запасом продовольствия, дав несчастным по их просьбе компас и октант, а из оружия - лишь две старые сабли, заговорщики подняли паруса и предоставили лодку ее судьбе. Удаляясь, они кричали:
- Смерть капитану Блаю! Да здравствует Отаити [Таити]!
Несчастные моряки, оставленные на волю волн Великого [Тихого] океана, находились в открытой шлюпке длиной всего 23 фута, шириной 6 футов 9 дюймов и глубиной 2 фута 9 дюймов. Они не располагали картой и имели лишь небольшой запас провизии. Дальнейшая история этих моряков выходит за рамки моего повествования. Но я ее все же расскажу, поскольку многим читателям будет, несомненно, интересно узнать, что ценой невероятных усилий несчастным все же удалось спастись.
Когда шлюпка была покинута кораблем, она находилась приблизительно в 30 милях от острова Тофоа [Тофуа]. Блай и его спутники решили высадиться на этом острове, чтобы запастись продовольствием, а затем отправиться на Тонгатабу [Тонгатапу]. Там они собирались просить короля островов Дружбы помочь им^ привести лодку в такое состояние, которое позволило бы им решиться плыть на ней до Ост-Индии.
До Тофоа путники добрались благополучно. Но как только они привязали шлюпку железной цепью к берегу, появилась большая толпа враждебно настроенных дикарей, которая встретила безоружных пришельцев камнями. Последние были бы все перебиты, если бы не геройский поступок унтер-офицера Нортона, пожертвовавшего жизнью ради спасения своих спутников. Нортон выскочил на берег и быстро высвободил цепь, посредством которой лодка была привязана к скале. Он едва успел крикнуть: "Бегите, бегите!" - как был схвачен и убит дикарями.
Эта печальное происшествие настолько напугало беглецов, что они уже не решались плыть на Тонгатабу или какой-нибудь другой остров, населенный дикарями. Все они обратились к Блаю с просьбой вести шлюпку в одну из гаваней, принадлежащих европейцам, и, чтобы облегчить выполнение этого намерения, торжественно поклялись оказывать ему безусловное повиновение. Блай принял смелое решение: идти через Торресов пролив к острову Тимор, где находятся голландские владения. Расстояние до этого острова составляло 4000 морских миль, вследствие чего приходилось строго экономить продовольствие. Вся команда беспрекословно согласилась на то, чтобы каждому ежедневно выдавалось лишь по одной унции сухарей и по одной восьмой части бутылки воды.
Уже на другой день разыгрался шторм, и шлюпку стало так сильно заливать, что пришлось беспрестанно вычерпывать воду, чтобы не пойти ко дну. Во время следующего шторма, сопровождавшегося сильным дождем, промок и превратился в кашу оставшийся еще маленький запас сухарей, причем даже эту попорченную пищу приходилось все больше экономить, так как плавание затягивалось.
Несчастные путешественники были крайне изнурены голодом и жаждой, сыростью и палящими солнечными лучами. Они изнемогали от переутомления и жестоко страдали от болезней, вызванных всеми этими лишениями. Наконец на тридцать второй день плавания, к неописуемой своей радости, Блай и его люди увидели берег Новой Зеландии1 и вскоре вошли в Торресов пролив.
Они высадились на необитаемом островке, расположенном вблизи от побережья, ж нашли здесь в изобилии различные вкусные плоды, устриц и прекраснейшую воду. Подкрепленные здоровой пищей, испытывая чувство блаженства, несчастные забылись живительным сном в эту первую ночь, вновь проведенную на твердой земле. Однако с восходом солнца появилась новая опасность: на берегу собрались дикари, вооруженные копьями и угрожавшие нападением. Ввиду этого остров пришлось немедленно покинуть.
Во время плавания по проливу погода была прекрасной, причем море все время оставалось спокойным. Туземцы, размахивая зелеными ветками, приглашали высадиться на берег. Но Блай не доверял настроениям этого маленького безобразного негроидного племени и потому предпочитал останавливаться для отдыха, а также для пополнения запасов фруктов и свежей воды на незаселенных островах. Все путешественники чувствовали себя словно воскресшими. У них резко улучшилось настроение, ибо они надеялись, что сумеют вскоре достичь остро-
Тимор и тогда наступит конец их мучениям. Но до данного острова было еще далеко.
Когда шлюпка, пройдя Торресов пролив, вышла опять открытое море, прежние беды обрушились на них с удвоенной силой. Весь экипаж был болен, некоторые находились при смерти. Почти все потеряли надежду добраться когда-нибудь до безопасной гавани и молили небо о ниспослании скорой смерти как избавления от страданий. Хотя Блай сам был весьма нездоров, он всячески старался поддерживать бодрость духа у своих подчиненных и заверял их в том, что скоро они пристанут к берегу.
Он сдержал свое слово: в три часа утра 12 июня перед путниками предстал во всем своем благосклонном величии гористый остров Тимор. Это зрелище подействовало на истощенных и больных людей словно электрический разряд. Они воздели руки к небу; более искренней благодарственной молитвы, пожалуй, не раздавалось еще никогда.
Через два дня Блай и его товарищи по несчастью добрались до голландского поселения Купанг, где были тепло приняты губернатором. За исключением одного больного, силы которого были окончательно подорваны, все " асшиеся быстро восстановили свое здоровье и при пер->й же возможности отплыли в Англию, куда и прибы-
в марте 1790 г.2.
Можно было подумать, что тяжелый урок, преподаный Блаю судьбой, сделает его в будущем-более осторожным. Однако Блай так и не изменил своего характера: будучи командиром линейного корабля, он своей жестокостью опять дал повод к заговору, а когда впоследствии г он был назначен губернатором Нового Южного Уэльса, то и там по той же причине произошло восстание.
Сделав это отступление, вернемся к истории колонии, возникшей на острове Питкэрн.
Когда мятежникам "Баунти" удалось их преступление, они единогласно избрали капитаном Крисчена и взяли курс на Таити. По пути они пристали к маленькому гористому густонаселенному острову Табуаи [Тубуаи], замеченному в 1777 г. Куком, и решили здесь поселиться Найдя подходящую гавань, они с большим трудом провели в нее корабль через коралловые рифы.
Жители встретили пришельцев очень приветливо и не только спокойно отнеслись к тому, что последние стали строить крепость на близлежащем мысе, но и еще оказали англичанам большую помощь. Однако согласие между ними продолжалось недолго: Крисчен и тзго спутники, полагаясь на' превосходство своего оружия, вскоре сделались очень дерзкими и заносчивыми и даже начали похищать туземных женщин, чем особенно восстановили против себя добрых островитян.
В результате на англичан было совершено нападение. Однако Крисчену и его команде удалось отступить на возвышенность, откуда ружейным огнем они нанесли дикарям большие потери. У Крисчена же не было ни одного убитого, а ранен был только один человек. Тем не менее победители сочли неблагоразумным оставаться на Табуаи. Они вновь погрузились на корабль и отправились на Таити.
Во время этого перехода Крисченом овладела глубокая меланхолия: его мучили угрызения совести и мрачные предчувствия. Он заперся в своей каюте, редко показывался на палубе и был очень молчалив.
Когда "Баунти" бросил якорь у берегов Таити, на корабль явилось множество туземцев. Таитяне были очень рады вновь увидеть своих друзей, но удивлялись отсутствию капитана и части команды. Крисчен сказал им, что капитан Блай вместе с другими отсутствующими поселился на Табуаи, где сделался королем, тогда как он, Крисчен, с остальной частью команды предпочел отправиться на Таити, чтобы провести здесь остаток своих дней. Добродушный маленький народ поверил россказням Крисчена и был сердечно рад тому, что друзья останутся тут навсегда.
Однако у Крисчена были другие, тайные намерения. Он понимал, что английское правительство, узнав о преступном мятеже, станет искать виновников прежде всего на Таити. Поэтому он решил основать поселение на каком-нибудь никому не известном, необитаемом острове.
Крисчен был недоволен многими из своих спутников или же считал, что они не подходят для задуманного им предприятия. Поэтому он под строжайшим секретом посвятил в свой план только восемь человек. Так возник второй заговор, на этот раз в среде участников первого. Крисчен и его новые сообщники улучили момент, когда остальные члены команды были на берегу, подняли якорь и поспешно вышли в море. Они взяли с собой восемь таитян и десять таитянок, которых удалось замавять па корабль перед самым отплытием.
Проблуждав несколько недель по морю, Крисчен и его спутники подошли к острову Питкэрн, открытому в 1767 г. Картеретом. Этот небольшой скалистый островок, имеющий, однако, плодородную почву, оказался необитаемым. Исследовав его более подробно, они были настолько восхищены его роскошной растительностью, что решили здесь навсегда поселиться, надеясь таким путем скрыться от всего света и избежать заслуженного наказания.
- Все попытки найти для "Баунти" подходящую гавань оказались напрасными. Тогда было решено подойти как можно ближе к берегу с подветренной стороны, снять груз и затем уничтожить корабль, чтобы он своим присутствием не выдал местопребывания преступников судам, которые, возможно, будут проходить мимо. Это решение было немедленно осуществлено. Среди скал нашли место, где посаженный на мель "Баунти" не был бы тотчас разбит волнами, и, когда его днище уперлось в грунт, груз быстро перенесли на берег, после чего корабль был сожжен.
На первых порах маленькая колония страдала от недостатка провизии, так как на острове не было ни хлебных деревьев, ни- кокосовых пальм, вследствие чего приходилось довольствоваться съедобными кореньями и рыбой. Зато о будущем колонисты хорошо позаботились: все растения-, предназначенные для Вест-Индии, были доставлены на берег в неповрежденном состоянии и тотчас же высажены в грунт. Разумеется, прошло довольно много времени, прежде чем начали плодоносить хлебные деревья и кокосовые пальмы. Но батат, ямс, таро и другие подобные растения уже через год сторицей возместили усилия, затраченные на их выращивание. _
Казалось, что согласие между колонистами, общепризнанным главой которых был Крисчен, воцарилось навсегда. Каждому был выделен участок земли. Появились хорошенькие хижины, дикую местность украсили старательно обработанные поля.
Через три года у Крисчена родился сын, которого он назвал Пятница Флетчер Октябрь Крисчеи. Рождение ребенка сделало Крнсчена вдовцом, и,- так как он испытывал большое желание жениться вторично, а все женщины были уже замужем, он отбил жену у одного таитянина. Оскорбленный муж пришел в такую ярость, что выбрал момент, когда Крисчен в одиночестве работал на своей плантации, напал на него и убил. Об этом стало сейчас же известно, и один англичанин, чрезвычайно возмутившись, схватил ружье и застрелил убийцу.
Таитяне давно уже горели жаждой мести, испытывая мучительную ревность в связи с тем решительным предпочтением, которое женщины оказывали англичанам. Убийство соотечественника переполнило чашу их терпения. Ночью они внезапно напали на англичан и убили всех, за исключением матроса по имени Адам [Адаме], которого они сочли мертвым, тогда как он был только тяжело ранен. Ценой величайших усилий Адаму удалось добраться до леса и там спрятаться, так что убийцы не нашли его и днем.
Женщины пришли в отчаяние, увидев ужасную смерть своих возлюбленных, и решили за них отомстить. Уже следующей ночью они напали на спавших таитян и перебили их всех до одного. Утром, как только рассвело, покрытые кровью мегеры поспешили к трупам своих любовников-англичан и, не найдя между ними тела Адама, предположили, что ему удалось спастись и что он где-то скрывается, хотя земляной пол его хижины тоже был залит кровью.
Они обыскали весь лес и наконец нашли Адама; он находился в весьма плачевном состоянии. Перевязав ему раны, женщины перенесли его в хижину. Общий заботливый уход и соки целебных трав скоро поставили на ноги молодого, полного сил мужчину.
Любовь всех женщин сосредоточилась на спасенном. Он стал их общим супругом и главою, которому они охотно подчинялись. По свидетельству Адама, эти женщины никогда не портили ревностью жизнь друг другу.
В течение четырнадцати лет Адам и его потомство были скрыты от всего света. Они были обнаружены лишь в 1803 г., когда английский капитан Фолджер, следовавший из Чили в Кантон [Гуанчжоу], высадился на острове Питкэрн. Он был очень удивлен, найдя здесь обитателей, приветствовавших его по-английски, хорошо знакомых с европейскими обычаями, и имевших такой цвет кожи и такие черты лица, которые указывали на их происхождение от европейцев. Адам сам разъяснил ему эту загадку.
Фолджер представил отчет о своем открытии английскому правительству. Однако он настолько неточно опрещелил местоположение этого острова, что решили, будто Последний был ранее не известен. Данное заблуждение охранялось до 1814 г., когда английский фрегат "Бре-гон", идя от Маркизских островов к побережью Чили, также наткнулся на остров Питкэрн.
В соответствии с описанием, оставленным его первооткрывателем Картеретом, этот остров считался необитаемым. Поэтому экипаж фрегата был немало удивлен, уви- . цев здесь красивые хижины и возделанные поля, а также ^собравшихся на берегу людей, которые знаками привет-|диво приглашали моряков высадиться на острове. Более того, несколько островитян, весьма искусно преодолев Цприбой, отправились на своих маленьких челнах навстречу судну. К ним уже собирались обратиться на языке |островитян Южного моря, как вдруг они сами на чистом 1английском языке осведомились о названии корабля и амени его командира. Капитан сам им ответил, а затем ^продолжил беседу, становившуюся все более интересной^ |0н пригласил островитян на корабль, и они поднялись нА Цборт с величайшей непосредственностью.
Даже позже, будучи окружены моряками, засыпав-ршими их вопросами, они не проявили страха, свойственного большинству островитян Южного моря. Молодой Цчеловек, вступивший на корабль первым, весьма прилич* ао поклонился капитану, пожелал ему доброго утра и |спросил, не знал ли тот в Англии человека по имени Шильям Блай. Этот вопрос сразу же пролил свет на загадочное происхождение населения острова Питкэрн, и потому у гостей, в свою очередь, спросили, не найдет-o!ся ли у них на острове человека, который звался бы |;Крисченом. Ответ гласил: "Нет, он умер, но его сын на-(Ходится в приближающейся лодке". Таким образом окон-' чательно выяснилось, как возникла эта колония.
Моряки далее узнали, что на острове проживает со-: рок восемь человек, что мужчинам запрещается жениться до двадцатилетнего возраста, причем они могут иметь ^только одну жену, что Адам обратил всех островитян в христианскую веру, что местные жители признают себя подданными английского короля и, наконец, что, их родной язык английский, но они понимают также по-таитянски. Когда у мужчин спросили, не желают ли они от-| Правиться на фрегате в Англию, эти островитяне ответи-" ли: "Нет, мы женаты и имеем детей".
Корабль и его команда не произвели на островитян особого впечатления; они рассказали,'что на острове уже побывал капитан Фолджер. Зато их очень напугал внезапно появившийся маленький черный пудель.
- Это, наверно, собака! - вскричали они.- Мы, правда, никогда еще ве видели собаку, но знаем, что она кусается.
Впрочем, вскоре они убедились в добродушии этого животного и стали с ним играть.
Островитян провели в каюту, где угостили завтраком. Они вели себя очень скромно, сначала помолились, а потом уже с удовольствием принялись за еду. Во время завтрака состоялась беседа, в ходе которой проявился их большой природный ум.
Капитану стоило большого труда высадиться на берег. Прелестная дорога, обсаженная хлебными деревьями и кокосовыми пальмами, привела его к живописно расположенной деревушке с маленькими, но красивыми и удобными хижинами, поражавшими своей чистотой. На холме гостей встретила одна из дочерей Адама - прелестная молодая девушка в легком одеянии. Она провела их к своему отцу, еще очены бодрому на вид шестидесятилетнему старцу. Разумеется, речь вскоре зашла о заговоре Крисчена. Адам уверял, что не принимал в этом заговоре никакого участия и даже ничего не знал о нем вплоть до начала мятежа. Однако он с отвращением рассказывал о том," как Блай обращался со своими офицерами и матросами.
Капитан предложил Адаму отвезти его в Англию. Как только об этом стало известно, собрались почти все колонисты и начали со слезами на глазах просить не отнимать у них их доброго отца. Эта сцена растрогала даже англичан.
Все жители острова имеют весьма здоровый вид. Они черноволосы" и обладают прекрасными зубами. Мужчины очень стройны, рост их достигает 5 футов 10 дюймов. Как мужчины, так и женщины одеваются в плащи, по виду напоминающие чилийские пончо, и носят на головах тростниковые шляпы, украшенные перьями. У них сохранилось еще много старого платья с "Баунти", во они его не надевают. Отсюда видно, что эти островитяне обладают большим вкусом, чем таитяне, их предки с материнской стороны.
Остров Питкэрн выглядит весьма привлекательно и, по-видимому, повсюду плодороден. Во внутренней его части водятся одичавшие свиньи.
"Через семь лет после "Бретона" остров Питкэрн посетило американское торговое судно "Орел", с капитаном которого я беседовал в гавани Консепсьон. Ко времени этого визита население острова возросло почти до ста человек. Капитан был восхищен порядком, который он там застал. Адам управлял островом как король и в то же время как добрый отец. Он мирно улаживал все споры и недоразумения, причем никому даже в голову не приходило возражать против его решений.
Капитан рассказывал, что за каждой семьей закреплен земельный участок. Тщательно обработанные поля размежеваны и засажены различными растениями, главным образом бататом и ямсом. По воскресеньям колонисты собираются перед жилищем Адама. Он читает им Библию и наставляет хорошо себя вести и жить в согласии.
Каждый вечер, с заходом солнца, когда обитатели острова после дневной жары наслаждаются вечерней прохладой, молодежь рассаживается полукругом возле любимого батюшки Адама, и он рассказывает ей о своей родине, а также старается укрепить нравственность этих молодых людей. Адам знакомит их, кроме того, с жизнью других стран и народов, говорит об искусстве и изобретениях, описывает быт и нравы европейцев.
Адам вряд ли обладает большими познаниями. Однако он сумел дать колонистам такое образование, благодаря которому они смогут легко достигнуть более высоких ступеней цивилизации. Его внимательные слушатели удивительно точно все запоминают и потому хорошо знак-омы с нравами и обычаями цивилизованных пародов.
Ругательства Адам запретил под страхом наказания. Когда несколько островитян во время посещения корабля услышали ругань одного матроса, они с удивлением спросили у капитана, неужели на его родине дозволяется употреблять подобные выражения. Ведь батюшка Адам учил их, что оскорблять ближнего своего нельзя даже словами!
Капитан не мог нахвалиться характером и поведением этого симпатичного маленького народа и приписывал все это примеру и поучениям патриарха острова. Добрый старик испытывал серьезную тревогу за будущее. Он говорил: "Мне уже недолго осталось жить на -свете. Кто продолжит начатое мною дело? Мои дети еще не очень твердо стоят на ногах и потому могут сойти с правильного пути. Ими должен руководить нравственный человек, принадлежащий к одной из цивилизованных наций", Как уже говорилось выше, я встретил на Таити одну из жен Адама, недавно прибывшую туда на европейском 'корабле. Именно от нее я и узнал многое из того, о чем здесь рассказал. По-английски она говорила довольно бегло, но на каком-то странном диалекте. Эту старую женщину заставила вернуться на Таити тоска по родине - чувство, в равной мере присущее всем народам. Вначале она хотела остаться здесь до конца своих дней, но потом отказалась от этого намерения. Она уверяла, что люди здесь гораздо хуже, чем в ее маленьком раю, куда она опять стремилась. Своего Адама она превозносила до небес и утверждала, что ни один человек в мире с ним не сравнится. Она все еще не могла вспоминать без гнева об убийстве англичан таитянами и хвалилась тем, что отомстила убийцам.
Адам поручил ей попросить миссионеров на Таити выделить для него преемника, ибо сам он совсем состарился и одряхлел. Кроме того, он собирался переселить на Таити несколько семей, потому что население его острова могло вскоре стать слишком большим по сравнению с местными ресурсами.
Миссия на Таити, конечно, не замедлит послать преемника Адаму, так как благодаря этому остров Питкэрн попадает под ее владычество. Остается только пожелать, чтобы отеческое правление Адама не сменилось деспотией, а его практическая философия не была вытеснена пустыми молитвенными формулами 3.
В 1791 г. английское правительство послало в Южное море фрегат "Пандору" под командой капитана Эдвард-са, который должен был разыскать бунтовщиков с "Баун-ти". Он нашел тех, которые остались на Таити, и доставил их в Англию, где они были судимы по всей строгости закона и приговорены к смертной казни. Лишь немногие из них были помилованы.

Источник: Коцебу О. Е. Новое путешествие вокруг света в 1823—1826 гг.  М. «Наука», 1981 г.



Источник: http://www.ivki.ru/kapustin/journal/kocebu.htm
Категория: Коцебу О.Е. Новое путешествие вокруг света в 1823-1826гг. | Добавил: alex (13.09.2013)
Просмотров: 223 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz