РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.06.2017, 16:52

Главная » Статьи » 1828-1830 "Кроткий" Гагемейстер Л.А » 1828-1830 "Кроткий" Гагемейстер Л.А.

КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ ШЛЮПА « КРОТКИЙ»
КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ ШЛЮПА « КРОТКИЙ»

     В 1829 г. по пути в Русскую Америку Австралию посетило два русских корабля: шлюп Российско-Американской компании «Елена» и военный транспорт, шестнадцатипушечный шлюп «Кроткий». Среди публикаций и архивных документов, относящихся к плаванию «Елены», пока не удалось обнаружить сколько-нибудь информативных материалов о пребывании этого корабля в Австралии. Документальные материалы плавания «Кроткого», напротив, содержат ряд интересных сведений о Новом Южном Уэльсе конца 20-х годов XIX в.

    Шлюп «Кроткий» ушел в плавание из Кронштадта 20 (8) сентября 1828 г. c целью доставки припасов и крейсерства у берегов Русской Америки. Командовал шлюпом в чине капитан-лейтенанта выдающийся русский мореплаватель Л.А.Гагемейстер. Л.А.Гагемейстер был первым русским капитаном, который еще в 1807 г. на корабле Российско-американской компании «Нева» посетил Австралию. Путешествие на «Кротком» было третьим большим плаванием Л.А.Гагемейстера и вторым его посещением пятого континента. Перед командиром «Кроткого», так же как и перед командирами других судов, совершавших плавания в Русскую Америку, были поставлены помимо коммерческих еще и исследовательские задачи. Маршрут корабля, указывалось в полученной Л.А.Гагемейстером инструкции, должен был быть проложен так, чтобы «…курсы Ваши шли не точно по направлениям путей прежних мореплавателей... Ежели же счастье поблагоприятствует Вам открыть какой-нибудь неизвестный еще остров или землю, то постарайтесь определить верно положение оных…, с описанием жителей... и произведения». Во время плавания моряками «Кроткого», действительно, был открыт и нанесен на карту атолл Меншикова в цепи Маршалловых островов и уточнено положение ряда других уже известных островов. Дух исследования, который был характерен для этой экспедиции (также, впрочем, как и для большинства русских кругосветных плаваний первой половины XIX в.), нашел свое отражение и в документальных материалах о путешествии «Кроткого», в том числе и тех, которые имеют отношение к пребыванию шлюпа в Австралии.

     «Кроткий» пришел в Порт Джексон (Сидней) 7 апреля (26 марта) 1829 г, по пути на Аляску. По первоначальному плану стоянка в Сиднее должна была быть недолгой: только на время пополнения запасов воды и продовольствия. Шлюп, однако, простоял в австралийском порту более трех недель и ушел в дальнейшее плавание лишь 1 мая (19 апреля). Задержка объяснялась возникшей потребностью в ремонте корабля: был исправлен такелаж и просушен трюм. Кроме того, встретив теплый прием со стороны английских колониальных властей, Л.А.Гагемейстер решил дать отдых команде. «Губернатор генерал-лейтенант Дарлинг и все жители, - пишет в этой связи из Порт Джексона в своем рапорте российскому морскому министру А.В.Моллеру Л.А.Гагемейстер, - старались сделать нам пребывание при берегах Новой Голландии по возможности приятным». Русские моряки также, в свою очередь, проявили вежливость, приняв участие в торжествах по случаю тезоименитства английского короля Георга IV. 23 (11) апреля «Кроткий» и судно Российско-американской компании «Елена», стоявшее в это же время на рейде Порт-Джексона, украсились флагами и произвели салют Наций.

     Наиболее полно пребывание русского шлюпа в Австралии описано в путевом дневнике участника плавания на «Кротком» мичмана Евгения Андреевича Беренса. Этот дневник был обнаружен в архивах Гидрографического департамента и еще в 1903 г. опубликован на страницах журнала «Морской сборник.

     Во время экспедиции «Кроткого» Е.А.Беренсу было всего 20 лет. Плавание на «Кротком» было первым его кругосветным путешествием. Впоследствии Е.А.Беренс еще дважды обогнет земной шар (и еще раз, в 1835 г. побывает в Австралии), станет адмиралом и членом Адмиралтейств-Совета. Путевой дневник Е.А.Беренса полон интересных и точных наблюдений. Умный и любознательный мичман пристально всматривается в жизнь и обычаи тех стран, через которые пролегал путь «Кроткого». Е.А.Беренс считает нужным занести в дневник не только свои непосредственные впечатления, но и сведения о природе, населении, хозяйстве, государственном устройстве малознакомых для молодого человека стран. Е.А.Беренс писал дневник для себя - отсюда разговорная живость языка и совершенно открытая оценка увиденного.

     Начиная свой рассказ об Австралии, автор отмечает теплоту приема, оказанного русским морякам, и откровенно радуется решению Гагемейстера задержаться в Порт Джексоне – «будет время осмотреть окрестности города». Увы, не без юмора замечает он уже в следующих строках, «мы совершенно забыли, что будем иметь дело с англичанами, которые все гостеприимство почитают в обедах». Молодой мичман довольно подробно и не без удовольствия описывает эти празднества, столь любезно устроенные английскими властями и офицерами для русских моряков. Думается, однако, что эти описания отнюдь не бесполезны для современного исследователя. Рассказ об особенностях этикета, танцах, об образовании и поведении местных девиц (тема, мимо которой не прошел в своих записках и мемуарах, кажется, ни один русский моряк) в известной мере дополняет представления о быте верхушки белой общины Австралии на начальном этапе формирования австралийской нации. Надо сказать, что лоск местного «высшего света» произвел сильное впечатление на молодого мореплавателя: «Признаюсь, что мы никак не ожидали найти такое общество в таком отдалении от Европы».

     Е.А.Беренс, разумеется, касается и этнографии аборигенов. В частности, он первый из русских моряков отмечает резкое сокращение численности аборигенов в районе Сиднея, вытесняемых и истребляемых белыми колонистами. Е.А.Беренс считает нужным занести в свой дневник сведения о татуировке, оружии, великолепном охотничьем искусстве коренных жителей Австралии. Он описывает внешний вид встретившихся ему на улицах Сиднея коренных жителей. Его интересует проблема смешанных браков белых и темнокожих австралийцев, судьба их детей. Е.А.Беренс явно сочувственно относится к бедственному положению аборигенов при белых хозяевах. С возмущением пересказывает он услышанную от английского офицера историю о травле аборигенов Тасмании, на которых англичане охотятся «как на диких зверей» и «без всякого сожаления убивают».

     Подчеркнем в этой связи, что благожелательное отношение к «природным жителям» объясняется не только личной гуманностью молодого мичмана. Уважение к аборигенам Австралии и Океании характерно для участников всех русских морских экспедиций, такое отношение стало своего рода официальной политикой России. «Когда случится быть у диких народов, - говорится, например, в предписании русского морского министра А.В.Моллера, полученном командиром «Кроткого» Л.А.Гагемейстером, - то должно, лаская диких, стараться обрести дружбу их, ...не подавать им и мысли к нападению».

     Сообщая о приходе в Порт Джексон во время стоянки там «Кроткого» двух английских судов с 320 каторжанами, Е.А.Беренс касается вопроса о росте белого населения Новой Голландии. Он указывает на быстрое увеличение численности белых жителей и отмечает при этом, что, хотя настоящие и бывшие каторжники и составляют большинство белого населения, однако все больше людей «селятся и по своей воле, зная хорошо климат и процветание земли».

     Хорошее впечатление произвел на русского моряка Сидней - как по своим архитектурным особенностям, так и тем, что в городе «отменно чисто». Жить в нем, впрочем, не просто: «воров здесь чрезвычайно много и вечером ходить в городе небезопасно». Власти с ситуацией справиться не могут, хотя полномочия губернатора «простираются до приговора к смерти». Во время пребывания в Сиднее русских моряков было повешено 23 человека. Казни осуществлялись публично, и, что особенно поразило Е.А.Беренса, многочисленные зрители «смотрели на сие с весьма покойными чувствами».

     В своем дневнике Е.А.Беренс кратко и, видимо, со слов Л.А.Гагемейстера пишет о Парраматте: по приглашению губернатора Нового Южного Уэльса командир «Кроткого» побывал в этом городке и совершил экскурсию к Синим горам. Гагемейстер, впрочем, поездкой остался недоволен: дорога показалась ему утомительной, а увиденное - не слишком интересным. Остальным членам команды «Кроткого» за пределами Сиднея побывать не удалось. И хотя Е.А.Беренс жалуется в своем дневнике, что бесконечные обеды помешали ему ознакомиться со страной более глубоко, пытливый и наблюдательный мичман сумел подметить не так уж мало. «Можно сказать, - пишет Е.А.Беренс, суммируя свои впечатления об Австралии, - что Новая Голландия со дня на день процветает: города строятся по плану, поля обрабатываются, скота и птиц в изобилии».

    Как и Л.А.Гагемейстер, Е.А.Беренс особо отмечает теплый прием, оказанный русским морякам в Сиднее официальными властями и местными жителями. «Во все наше пребывание здесь, - с признательностью пишет мичман, - мы видели, что он (губернатор - А. М.) и все жители старались доставить непрерывное удовольствие, видели... всегда дружеское к нам расположение и беспрерывное уважение к России». Русским морякам было приятно убедиться и в том, что в Австралии хорошо помнят фамилии побывавших здесь ранее русских капитанов. Команда «Кроткого», как, впрочем, и команды всех других русских кораблей, заходивших в Порт Джексон и Хобарт в предыдущие годы, действительно была встречена тепло и доброжелательно. Во время стоянки «Кроткого» и «Елены» в Порт Джексоне в сиднейских газетах «Сидней газетт» и «Острелиэн» появился ряд статей, посвященных заходу двух русских кораблей. Статьи были выдержаны в весьма благожелательных тонах.

     К сожалению, «Кроткий» и «Елена» оказались последними русскими кораблями, которые были встречены в Австралии столь тепло. Ухудшение англо-русских отношений привело к тому, что заход уже следующего русского корабля в Сидней, военного транспорта «Америка» в 1832 г. под командованием капитан-лейтенанта В.С.Хромченко, сопровождался антирусской кампанией в австралийской прессе. Столь же неприветливо «Америка» была встречена и в 1835 г., когда, на этот раз под командованием капитан-лейтенанта И.И. Шанца, посетила Сидней по пути из Кронштадта на Камчатку.

     К концу второй декады апреля 1829 г. «Кроткий» был готов к дальнейшему плаванию. Губернатор Дарлинг устроил прощальный обед для команды «Кроткого», и 1 мая (19 апреля) русский шлюп покинул Порт Джексон. 15 (3) октября 1829 г. Л.А.Гагемейстер успешно привел корабль в Петропавловск, а 7 ноября (26 октября) - в Новоархангельск. Вскоре «Кроткий» отправился в обратный путь - на этот раз вокруг Южной Америки. Двадцать восьмого (16) сентября 1830 г., завершив кругосветное путешествие, «Кроткий» вернулся на Кронштадтский рейд.

    Беренс Е.А. Записки мичмана Евгения Андреевича Беренса, веденные в кругосветном плавании на шлюпе « Кроткий» в 1828-1830 гг. «Морской сборник», 1903, №№ 1-5

       Российские моряки и путешественники в Австралии, составители Е.В. Говор и А.Я. Массов, Москва. Наука,1993

       А. Массов. Андреевский флаг под Южным Крестом. Спб., 1995.

Источник: А.Я. Массов Русские корабли в Австралии

Источник: http://australiarussia.com/Krotky1.html
Категория: 1828-1830 "Кроткий" Гагемейстер Л.А. | Добавил: alex (29.04.2013)
Просмотров: 364 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz