РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.07.2017, 01:37

Главная » Статьи » 1834-1836 "Америка" фон Шанц И.И. » 1834-1836 "Америка" фон Шанц И.И.

В. С. ЗАВОЙКО. КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ в 1834, 1835 и 1836 годах. Письмо XI.
В. С. ЗАВОЙКО. ВПЕЧАТЛЕНИЯ МОРЯКА  ВО ВРЕМЯ ДВУХ ПУТЕШЕСТВИЙ КРУГОМ СВЕТА.

Часть I. Путешествие в 1834, 1835 и 1836 годах

Письмо XI

Мыс Горн. Альбатросы. Ледяная гора. Шкипер-поэт. Возвращение в Кронштадт.

     2-го января 1836 года мы снялись с якоря и направили путь в Рио-Жанейро, мимо мыса Горна. 9-го января пересекли тропик Козерога в долготе 211о20' О. Имея противный ветер, мы скоро вошли в большия широты и стали чувствовать холод. Впрочем, как наши матросы, и мы сами имели из Ситхи и Камчатки хороший запас тёплой одежды и непромокаемые сапоги, называемые по-ситхински и по-камчатски торбасами, нам не страшна была стужа. Иногда снегом застилало палубу на фут, так, что мы едва отгребались лопатами за борт.

       В этих широтах очень много птиц альбатросов. Они похожи видом на нашего гуся, только немного его побольше; нос крючком и крылья большие. У одного были длиной четырнадцать футов. Мы поймали девять таких птичек в одно утро. Удивительно, как эта птица глупа. Она любит сало, и её удобнее всего ловить в тихий ветер, когда корабль идет малым ходом. Когда стая подлетает к кораблю, а она летит чрезвычайно быстро и следит корабль, ей бросают в море кусочки сала. Птица садится на воду и начинает его хватать. В это время мы спускаем за корму удочку, у которой весь крючок обмазывается в сало, и на самой удочке привязывается полно, чтоб не утонул крючок. Альбатрос тотчас же за него хватается, и мы вытаскиваем из воды свою добычу. Случалось, что крючок сломается: птица, оторвавшись, опять возьмется за другой. Вытащив наверх альбатроса, прямо пускают на палубу, потому что эта птица не может подняться на воздух, пока не разбежится по воде. Матросы ели ея мясо, но мы не могли: оно имеет неприятный запах.

     1-го февраля, находясь в широте 53о6' и долготе 262о34' О, мы встретили страшной величины ледяную гору, и таких в продолжении четырёх дней видели три. Погода во всё время, с сорокового градуса широты, стояла пасмурная, с вечной сыростию и часто с крупным градом. С 1-го февраля, когда увидели лёд, мы стали приводить на ночь в бейдевинд и держаться под одним зарифлённым грот-марселем, опасаясь наткнуться на ледяную гору, потому что, имея попутный шторм, мы неслись под фоком, зарифлённым двумя рифами, и грот-марселем, зарифлённым всеми, постоянно по восемь с половиной и девять узлов; да ещё к такому ходу над нами тяготел безпрестанный туман, так что мы ничего не могли видеть вперёд на самое близкое разстояние. И таких ночей мы провели десять, пока обогнули, наконец, мыс Горн. Тут широта стала уменьшаться, а вместе с этим прояснилась и погода. Мы прошли меридиан Горна 8-го февраля; с этого дня нам становилось всё теплее и теплее; мало-помалу мы вылезали, наконец, из своих тёплых нарядов; а 29-го февраля кончили весь переход, став на якорь на рейде Рио-Жанейро. Этот переход мы совершили весьма счастливо и в короткое время, не имея никаких повреждений в судне и ни одного человека больных. У нас был из Эмео запас свиней, почему команда три раза в неделю ела свежее мясо; также мы посолили там лимонов, которые раздавались каждый день, по лимону на человека. Кроме того, каждый матрос получал по кружке спрусоваго пива, которое было у нас запасено ещё из Англии, по утру по половине кружки чаю, в обед чарку рому, после ужина по стакану пуншу, в котором полстакана было рому, а в щи клали кислоту, капусту и по три кружки благодетельной камчатской черемши, и наша команда была всегда весела и довольна и говорила: «Около мыса Горна нетрудно ходить».

     «Бури, штурмы, ураганы нас не устрашали, а только живость придавали», — твердил наш шкипер. Такого человека необходимо иметь для команды в подобных переходах: весельчак забавляет её бездной выдумок, острот и песен. Шкипер наш сложил много песен сам. Я приведу здесь несколько куплетов из его сочинения:

Веселитесь, веселитесь,

И беритесь

За стаканы,

Удалые моряки!

Пронеслись чрез океаны,

И без горя, и без бед

Мы объехали весь свет!

     Тут хор начинает какой-нибудь обыкновенный припев, например: «Ах, калина, ай, малина!» и тому подобное.

     У шкипера было множество подобных строф в запасе. Он сложил по нескольку стихов на всякий город, где мы были, в похвалу города или о любовных в нём похождениях; в особенности он прославлял Камчатку. Его трагикомедия «Пьяный солдат в отпуску » заслуживает внимания, потому что в ней нет никаких излишних вольностей и тьма смешного.

     В заключение скажу ещё о команде, что какия бы ни были погоды, если только она будет так обмундирована, на такой пище и с таким расположением, то с русским матросом можно быть круглый год под парусами. Он тих, скромен и бодр. Ласковое слово офицера для него утешение во всех крайностях; от одного такого слова он ободряется и забывает всё; а если к этому да чарочка винца, чего он не перенесёт! Они у нас обыкновенно пели: «Готовы мы с вами в огонь и в воду».

     Не могу говорить без удовольствия о русском матросе, особенно как вспомню иностранных. Один только секрет, как сделать из него богатыря: надобно уметь его держать.

     После такого важнаго перехода мы искали в Рио-Жанейро развлечений и поправлялись от морской хандры. Но все наши мысли направились к России. 5-го апреля мы распростились с РиоЖанейро. Я разстался с Америкой, может быть, навсегда. Может быть, никогда не случится ещё раз увидеть эту часть света. Эта мысль долго производила на меня мрачное впечатление. Я грустил, а, кажется, не о чем было грустить: мы шли в Россию! Новое ощущение! Все мысли понеслись на родину: я был уже там, где вы, там, где всё знакомое, родное. Я успокоился.

     11-го июня мы благополучно прибыли на копенгагенский рейд. Новостей могли узнать очень немного, да, впрочем, новость, которую мне хотелось услышать, никто тут не мог бы мне сообщить. Мне хотелось знать: что сталось в два года со всеми милыми моему сердцу? Скоро, скоро я всё узнаю! Корабль наш летит уже из Копенгагена в Кронштадт.

Источник: Впечатления моряка во время двух путешествий кругом света. Сочинение лейтенанта В.З. Часть1, СПб, 1840г.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Источник: http://russvostok.ucoz.ru
Категория: 1834-1836 "Америка" фон Шанц И.И. | Добавил: alex (15.10.2013)
Просмотров: 155 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz