РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 23.06.2017, 15:10

Главная » Статьи » 1853-1855 "Диана" Лесовский С.С. » 1853-1855 "Диана" Лесовский С.С.

Плавание фрегата „Диана" из Кронштадта на Дальний Восток под командою капитан-лейтенанта Лесовского в 1853-1855гг.

Плавание фрегата „Диана" из Кронштадта на Дальний Восток под командою капитан-лейтенанта Лесовского в 1853-1855гг.

26 сентября 1853 года фрегат «Диана, под командою капитан-лейтенанта Лесовского, окончив вооружение и нагрузку, вышел из Кронштадтской военной гавани на рейд.

4 октября, поутру, посетил фрегат Великий Князь Генерал-адмирал. Выразив надежду, что, при встрече с неприятелем, команда русского фрегата не ударит лицом в грязь и поддержит честь русского флага, на что команда отвечала единодушным: рады стараться! Его Высочество изволил приказать сниматься с якоря Снявшись с якоря фрегат был взят на буксир пароходом «Отважный», и после 9-ти дневного плавания прибыл, 13 октября, на Копенгагенский рейд.

Переход этот был совершен большею частью при свежих ветрах, по причине которых «Отважный» мог буксировать «Диану» только от Кронштадта до башни Нерва и от Борнгольма до Копенгагена. Во время этого перехода команда упражнялась в пушечном учении, когда позволяла погода. На Копенгагенском рейде 5 человек из экипажа «Дианы» заболели тифозною горячкою; из них один умер, прочие выздоровели в последствии. Предполагая не заходить более ни в один из портов Европы, командир Фрегата сделал в Копенгагене все окончательные закупки. Морское управление Копенгагена выказало готовность к поданию возможного содействия русскому фрегату, отправлявшемуся в кругосветное плавание: датский морской министр, узнав от своего адъютанта, что копенгагенские книжные лавки далеко не удовлетворяют желаниям командира «Дианы», в приобретении сочинений по морской части, приказал предоставить ему выбор книг из министерской библиотеки, откуда и взяты «Horn-book or the law of storms,—Piddington'a и таблицы Tompson'a для плавания по дуге великого круга. От профессора Форгаммера получены все нужные руководства и инструмент для определения удельнаго веса морской воды, согласно наставлению лейтенанта Мори.

20 октября, при свежем SO ветре, фрегат снялся с Копенгагенского рейда и сопровождаемый до Немецкого моря пароходом «Отважный», следующего утра в 9 часов находился на меридиане Скагена. До 30 октября проходил Немецким морем, при умеренных ветрах из SO и SW четвертей, при постоянно пасмурной погоде. Ночью с 28 на 29 число сделался свежий NW, которым на следующий день рассеяло облака. Определясь по обсервации, фрегат взял курс к Каналу, в который вошел ночью с 29 на 30-е октября. Проходя каналом, командир «Дианы» приказал зарядить орудия двумя ядрами.

31 октября, в 3 часа пополудни, Фрегат вступил в океан, при свежем N0. Сопутствуемый северными ветрами, большею частью умеренными, и при том имея постоянную NW зыбь, по временам довольно сильную, фрегат пришел 8 ноября на видь острова Мадеры, а 14-го, того же месяца, бросил якорь в порту С-Себастьян, что на острове Гомера, одном из Канарских. Порты Фунчальский—на Мадере и Санта-Крузский—на Тенерифе, куда обыкновенно заходят суда, не представляют покойной стоянки для вытяжки такелажа, почему, основываясь на английской лоции, командир «Дианы» избрал порт С.-Себастьян для производства этой работы, и хотя рейд этот не до такой степени закрыть, как ожидал капитан-лейтенант Лесовский, «но не менее того,—пишет он,—я не раскаиваюсь в своем выборе». Здесь фрегат вытянул такелаж, налился водой и освежил команду свежей провизией; но на берег съезжать ни кому не дозволялось, потому что разрешения на это должно было ожидать из Санта-Круца, и оно получено было бы, вероятно, после ухода фрегата. Запрещение съезжать на берег, чтобы не завезли холеры, относится до всех судов идущих из Европы. Не имея возможности быть на берегу, командир «Дианы» не мог поверить свои хронометры, которые изменили свой ход и дважды ввели его в заблуждение на счет открывавшегося берега. Наблюдения же, делаемые на Фрегате, при постоянной боковой качке, далеко не давали надлежащей точности в выводах, для определения хода хронометров. Тифозные больные, захворавшее в Копенгагене совершенно выздоровели, но после них прибыло еще двое и в С.-Себастьяне находились в трудном положении.

18 ноября, после полудня, «Диана» оставила С.-Себастьян и взяла курс так, чтобы пересечь экватор в долготе 30° от Гринича. Этот путь согласовался и с указаниями лейтенанта Мори, для этого времени года. Ноября 22-го, находясь въ широте 5° N, фрегат получил южный пассат и перемена одного пассата на другой произошла без штилей, переменных ветров и шквалов. Суточное плавание в эти сутки было 95 миль, - одно из двух самых малых, в. продолжение всего океанского плавания «Дианы».

1 декабря, в 10 часов пополудни, фрегат перешел экватор, в 30° западной долготы. Бойкий SO пассат гнал фрегат до 8 декабря. В этот же день, с приближением к берегам Америки, находясь в широте 16°19'S, долготе 35°4'W от Гринича, фрегат встретил северный муссон, свойственный, в это время года, той местности, где фрегат находился. При этой перемене пассата, на муссон, сопровождавшейся легкими ветрами в продолжение одних суток, генеральное суточное плавание, с 8 на 9 декабря, было 84 мили — наименьшее во все время плавания океаном. В следующие сутки фрегат перешел 206 миль, потом 226 миль и 11 декабря открылся мыс Фрио.

Здесь, на случай встречи с неприятелем, командир фрегата приказал зарядить орудия двумя ядрами, и моряки наши, приобретя во время этого перехода удовлетворительное знание в артиллерийском деле, были готовы померяться своими силами с врагом.

До Pиo-Жанейро оставалось всего 70 миль, но тут маловетрия задержали фрегат двое суток, так что в Pиo-Жанейро он вошел только 13 декабря вечером. Будучи в Копенгагене, командир «Дианы» располагал идти к о-ву Св. Екатерины, где не могли угрожать нашим морякам желтые горячки — как в Pиo-Жанейро, или ненадежная якорная стоянка, как в Монте-Видео. Что касается до Фалкландских островов, то из новейших лоций командир «Дианы» заключил, что они в руках англичан. Но имея кредитив из Копенгагена на Pиo-Жанейро, по неимению сношений с островом Св. Екатерины, командир «Д1аиы» вынужден был зайти в Pиo-Жанейрский порт и узнав, что там нет желтой горячки, приступить к оконопатке фрегата. В то же время на Pиo-Жанейрском рейде находились: английские: 28-ми пушечный пароход под флагом контр-адмирала Хендерсона, командующего отрядом крейсеров для прекращения торговли неграми; винтовой 8-ми пушечный корвет и 6-ти пушечный бриг—принадлежащий к тому же отряду; французкие: небольшой 30 пушечный фрегат и 16-ти пушечный бриг, принадлежащие к французскому отряду в Монте-Видео и пришедшие в Pиo-Жанейро, 4 января - бриг для килевки, вследствие потери фалшкиля, сорванного в р. Ла-Плате, когда стоял там на мели,—а фрегат для конвоирования брига. Наконец под флагом североамериканских штатов:—два 22 пушеч. корвета, из которых один с. крытой батареей, но без артиллерии на верхней палубе. В сношениях наших моряков с иностранными, не выказалось, со стороны последних, и тени неприязни. Вскоре после прихода фрегата на рейд Pиo-Жанейро, офицеры наши представлены были графом Медемом, Императору и Имератрице Бразилии.

Двое тифозных больных, бывшие в трудном состоянии на Гомере, совершенно поправились; но после захворал еще один человек тою же болезнью, который по приходе в Рио-Жанейро вскоре и умер, не смотря на двукратную консультацию судового медика с г. L'AIIemand,—доктором в Pиo-Жанейро, пользующимся особенною известностью и уже награжденным русским  орденом за пособие, оказанное им. финским матросам во время свирепствовавшей здесь желтой горячки. За этим исключением, здоровье команды фрегата было весьма удовлетворительно, благодаря прекрасным погодам во время перехода, т. е. совершенному отсутствию штилей, больших жаров и продолжительных дождей. Во время перехода команда была упражняема пушечным и абордажным ученьем; парусные же ученья при переходе делать было невозможно и потому, в этом отношении, команда не сделала никаких успехов. Гардемарины, кроме отправления своих служебных обязанностей, ежедневно занимались в классах.

6 января работы на «Диане» были кончены; в тот же день моряки наши обрадованы были известием о Синопской победе. 7 января фрегат снялся с якоря и, после 47 дневного, благополучного плавания, прибылъ в Валпарайзо, 22 Февраля.

Во время этого перехода, следуя на юг вдоль восточного берега Южной Америки, фрегат имел, с 15 января, свежие западные ветры, которые, дуя с берега, не разводили большого волнения, и командир фрегата, следуя наставлениям лоции, держался по возможности ближе к берегу. 31 января, поутру, фрегат был в 7 милях на О от острова Штатов, и от этого места начал считать свое плавание кругом Горна, которое началось весьма удачно, ибо в ту же ночь фрегат был на меридиане Горна, в 30 милях от него. Но тут наступил период борьбы с бурями, которые, кажется, здесь стихают только на самое короткое время. До 12 Февраля, за исключением двух суток, все остальное время фрегат имел различной степени свежие ветры, преимущественно из NW и SW четвертей, с беспрерывными дождями, а часто и со снегом и градом. Один только раз фрегат имел очень свежий SO, дувший 16 часов, с густым снегом: - это была совершенная метель. Ветер, доходивший, по временам, до степени шторма, весьма, впрочем, не долго, во все эти 12 суток не причинил никакого повреждения в рангоуте и вооружении фрегата. Но за то, частые перемены ветра, так много способствовавшие успеху плавания, разводили громадную толчею, от которой весьма пострадало бы судно, не столь прочное и хороших качеств, как фрегат «Диана». Донося об этом, командир замечает: «Фрегат Диана -, по своим качествам, мало сказать хорошее судно: он в высшей степени обладает превосходными мореходными качествами; но и он не избегал сильных и частых ударов на этой толчее, при которой мы имели часто и боковую и килевую качку вместе, или, что еще разрушительнее для судна, — быстрые переходы с одной на другую. Испытанная нами толчея вполне оправдывает замечание лоции, что обход Горна, должно предпринимать не иначе как на судне, совершенно надежном».

12 февраля фрегат находился в широте мыса Пиллар, составляющего западную оконечность Магелланова пролива; после того выдержал еще один шторм от W и 22 февраля бросил якорь в Валпарайзо. Из Валпарайзо, командир «Дианы», между прочим, доносил: «Повреждешя въ корпусе фрегата совершенно незначительны, за исключением следующих: у двух бимсов сломались железные кницы, бимс бушпритного пяртнерса осел, с обеих сторон носовой части оторвало несколько листов меди, а с грепа—свинец. Последнее повреждение важно более других и требует работы под водою с водолазным прибором, что обойдется слишком в 700 руб. Меди оторвано до 30 листов. Здешние мастера приписывают это—малым размерениям шляпок обшивных гвоздей, ибо много гвоздей осталось, а меди нет. По контракту все должно быть готово к 17 марта, после чего я немедленно отправляюсь на Сандвичевы острова, где надеюсь получить приказания вице-адмирала Путятина на счет дальнейшего плавания. На этом переходе я потерял одного человека из вверенной мне команды, умершего после кратковременной болезни воспаления в кишках. В прочих отношениях здоровье команды совершенно удовлетворительно. На здешнем рейде стоит американский фрегат «S-nt Laurence», под командорским вымпелом, и сейчас (3 марта) вышел на рейд английский 52 пушен. фрегат, под контр-адмиральским флагом».

Сверх ожидания, командиру фрегата удалось ускорить свое отправление из Валпарайзо и выйти из оного, не 17-го, а 11-го марта. Английский фрегат, пришедший в Валпарайзо, и о котором доносил командир «Дианы», былъ «President» под флагом контр-адмирала Прайса (погибшего у Петропавловска во время нападения англо-Французской эскадры на этот порт). Фрегат этот ушел из Валпарайзо, 9 марта, в Калао, по случаю возникших несогласие между Перу и Боливией. 7-го марта прибыл в Валпарайзо французский 60-пушечный фрегат «La Forte,» под контр-адмиральским же флагом, пришедший от острова Таити, откуда он посылал пароходы на остров Новая Каледония, для основания колонии. В сношениях наших моряков с английскими и французскими, бывшими в Валпарайзо, соблюдалась взаимная вежливость.- Хотя не было никаких известий о разрыве между Россией и западными державами, однако ж командир «Дианы» счел своею обязанностью, по возможности, ускорить свой выход из Валпарайзо и спешить на соединение с фрегатом «Паллада». Донося об этом, капитан-лейтенант Лесовский присовокуплял: «Сила англичан в Тихом океане простирается до семи судов, из которых один фрегат и один пароход, а остальные—мелкие суда. Все суда эти расположены по западному берегу Южной Америки. Французы имеют в этих водах два фрегата, три парохода, два 26-ти пушеч. корвета и две шхуны. За исключением фрегата «La Forte», все они, кажется, находятся у островов Таити и Новая Келедония. По словами французского адмирала, он еще поджидает из Франции подкрепления, для снабжения и укрепления новой колонии».

Из Валпарайзо фрегат «Диана» взял курс на север, чтобы скорее вступить в полосу южного пассата; но противные маловетрия замедляли плавание, так что SO пассат фрегат получил только через 9 дней по выходе из Валпарайзо, в широте 25° 49' S и долготе 70° W от Гринича. Находясь тогда значительно севернее прямого пути из Валпарайзо к Сандвичевым островам, фрегат пошел по линии параллельной прямому курсу, рассчитывая, что N0 пассат может задуть от румба ближайшего к N, чем к О, и тогда, будучи более на ветре, останется в выигрыше. На такое предположение командир фрегата полагался в особенности потому, что SO дул все время от ОSО или очень близко от О. До 9 апреля (до широты 4°42'N, долготы 118°W) фрегат шел SO пассатом; потом провел 7 дней в полосе экваторных штилей, перейдя в это время в широту 8°N и долготу 119°W. Здесь фрегат получил северный пассат и, как ожидал командир фрегата, от NNO. Вплоть до Сандвичевых островов, пассат не уклонялся к О ближе NO-a, так что большей частью Фрегат шел немного полнее полветра. В обеих полушариях пассаты дули свежо, и если бы не 9-ти дневное маловетрие пред вступлением фрегата в южный пассат, то переход этот был бы совершен весьма быстро. Но при этих неблагопр1ятныхъ обстоятельствах фрегат прошел до Сандвичевых островов 56 дней и прибыл в порт Гонолулу (на острове Воагу) 1-го мая 1854 года. Во время этого перехода умерло два матроса от чахотки. В Гонолулу фрегат наш застал североамериканский корвет «Saratoga», отправившийся от своей эскадры, находившейся в Японии, в Америку для доставления трактата, заключенного начальником эскадры с японским правительством, по коему некоторые из японских портов, а именно Симода и Хакодате, открыты торговле Североамериканских Штатов.

Из слов того же капитана,—доносил капитан-лейтенант Лесовский,—я заключил, что торговля Американцев не ограничится этими портами, и что японское правительство дозволило им осмотреть все свои порта и выбрать, для торговли своей, какие найдут удобнейшими. 5 сего мая, я, с г.г. офицерами, представлялся Королю Овайгийскому. Его Величество Король изъявить желание видеть наш фрегат, но не прежде как по окончании наливки водой и npиема провизии, чтоб не помешать нашим работам».

Находясь в порту Гонолулу, капитан-лейтенант Лесовский известился чрез командира английского фрегата *Trinkomale», прибывшего из Каллао и принадлежавшего к ученой экспедиции в Северном Ледовитом Океане, что командир фрегата «Аврора» намеревался оставить порт Каллао около половины мая, чтобы следовать въ Гонолулу. На основании этого известия, капитан-лейтенант Лесовский  оставил Сандвичевы острова 15 Мая, дабы держась на пути судов, идущих из Каллао в Гонолулу и встретив фрегат «Аврора», продолжать потом плавание соединенно. После двухнедельного тщетного крейсерства для встречи с «Авророю» фрегат «Диана» спустился обратно в Гонолулу, где, 29 мая, моряки наши узнали из газет, что Франция и Англия объявили войну России, и что эскадра адмирала Прайса ищет отряд генерал-адъютанта Путятина, а из Англии послан пароходо-фрегат «Pique» взять «Диану». Когда команде фрегата объявлено было о войне, единогласно раздалось ура! рады стараться за Батюшку Царя!

Не найдя «Авроры» и в Гонолулу (*), и готовый к встрече с сильнейшим неприятелем, которого ожидали в Гонолулу, фрегат «Диана» оставался в этом порту пока ни запасся свежей провизией, а потом, продолжая путь но назначению, 11 июля благополучно вошел в залив де-Кастри, где и соединился с отрядом генерал-адъютанта Путятина.

Помещение фрегата «Паллада» на зимовку в Императорской гавани задержало фрегат «Диана» у берегов Сибири до половины сентября 1854 года, после чего генерал-адъютант Путятин на «Диане» отправился в Японию, для окончания начатых им переговоров с японским правительством. Зайдя в японские порты: Хакодате, Оосака и Кадо, и прибыв 22 ноября в Симоду, фрегат погиб 7 января 1855 года, от одного из тех ужасных землетрясений, которые покрывают развалинами и опустошениями целые области.

Капитан Лесовский, с 8 офицерами, 150-ю нижними чинами и 500 пуд. пороху отправлен был вице-адмиралом Путятиным на американской шхуне «Согоlina Foot» из Японии в Петропавловский порт, но осведомившись там о месте нахождения нашей эскадры перешел с офицерами и командою со шхуны на американский бриг «William Pеnn,» прибывший в Петропавловск с грузом, посланным туда, по распоряжение нашего посланника в Вашингтоне, и отправился в де-Кастри, а оттуда к мысу Лазарева, и не встретив в пути неприятельских судов. достиг благополучно цели назначения.

Другая же партия, состоявшая из лейтенантов—Муссина-Пушкина, Шилинга и Зеленаго; мичманов—Ковалевского, князя Урусова, Михайлова, подпоручика Елкина, лекаря, священника и переводчика, с 275 человеками нижних чинов,—отправилась к пределам Восточной Сибири, на зафрахтованном лейтенантом

Муссиным-Пушкиным бременском бриге «Гретто», и на нем была взята в плен 20 июля 1855 г., около о-ва Сахалина, английским трехмачтовым пароходом «Барракута».    

Между тем вице-адмирал Путятин тотчас после крушения фрегата «Диана», приступил к постройке шхуны «Хеда», намереваясь послать ее к восточным берегам Сибири с известием о крушении фрегата, а также и для того, чтобы занять команду. Большая часть потребного для постройки лесу была вырублена в горах нашими матросами, которым пришлось учить японцев гнать смолу, прясть пеньку, спускать тросы, шить паруса и проч. Черезъ 2½ месяца, при содействии японских мастеровых, шхуна была спущена, названа «Хеда», и оказалась весьма хорошим судном.

Вооружив шхуну и сделав необходимые распоряжения относительно офицеров и нижних чинов фрегата, вице-адмирал Путятин отправился на ней в море и пройдя S сторону Японии, после двухнедельного плавания, достиг Петропавловского порта 10 мая.

В Петропавловске генерал-адъютант Путятин узнал об уходе нашей эскадры и немедленно вышел из Авачинской губы.

На пути к де-Кастри, но выходе из Лаперузова пролива, ночью шхуна сошлась с тремя неприятельскими судами, из которых одно пустилось за нею в погоню. Сделавшийся в то время ровный ветеръ, дал шхуне хороший ход и к рассвету гонящееся судно едва было видно с топа шхунской мачты. Ускользнув от рук неприятеля, шхуна отправилась к лиману Амура и 8 июня бросила якорь против Николаевского поста.

На шкуне находились: капитан 2 ранга Посьет, подполковник Лосев, мичман Пещуров, командир шхуны лейтенант Колокольцев, прапорщик Семенов, юнкера Лазарев и Корнилов и 40 человек нижних чинов.

(*) Фрегат «Аврора» но причине распространившейся в его экипаже болезни, спешил достигнуть Петропавловского порта, и потому не заходил в Гонолулу.

Источник: Сгибнев А.С. Обзор заграничных плаваний судов Русского военного флота с 1850 по 1868 г.г.  т.1 СПб.: Типография Морского Министерства, 1871, стр. 72-81



Источник: http://russvostok.ucoz.ru/
Категория: 1853-1855 "Диана" Лесовский С.С. | Добавил: alex (03.04.2015)
Просмотров: 349 | Теги: Лесовский, фрегат Диана, кругосветные плавания Россиян | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz