РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 30.07.2021, 11:22

Главная » Статьи » 1803-1806 "Надежда" Крузенштерн И.Ф. » Вокруг света с Крузенштерном

ВОКРУГ СВЕТА С КРУЗЕНШТЕРНОМ. ЧАСТЬ13.
ВОКРУГ СВЕТА С КРУЗЕНШТЕРНОМ

Хокайдо и Сахалин
Версия для печати

Оконечность умеренной, но ровной высоты, выдается весьма далеко в море к западу, оная казалась нам, подобно мысу Россиян, быть островом, но только пространством менее последняго. Нахо дясь в близости к берегу, усмотрели мы после, что оная соединяется с твердою землею. Сию оконечность… назвал я по имени Генерала Гаммалея, достойнаго Инспектора Морскаго Кадетскаго Корпуса.
Сей мыс весьма отличителен, потому что берег от него принимает совсем иное направление, заворачиваясь сперва к Норд-Осту, а потом к Ост-Норд-Осту.
Продолжая плавание в малом от берега отдалении, надеялись мы скоро усмотреть вход в пролив Сангарской. Здесь увидели мы чрезвычайно высокую конусообразную гору, покрытую снегом. Сия гора, названная мною именем нашего естествоиспытателя Тилезиуса, лежит под 40 40' широты и 219 49' долготы.

Крузенштерн, 1810, 30

…Большой залив, котораго северозападную оконечность, лежащую под 44 25' широты и 218 28' долготы назвал я именем достойнаго адмирала Шишкова. Берега, окружающие сей залив, гораздо низменнее всех прочих берегов острова Ессо, которые мы пред сим видели и которые вообще состоят из прерывис тых рядов высоких гор, покрытых снегом без всякой особенной в видах перемены. Но в сем заливе одна гора посредственно возвы- шающагося от низменнаго при ней берега особенно по виду своему приметна. Она лежит в широте 44 00' и 218 06' долготе и названа мною именем славнаго естествоиспытателя Палласа.

Крузенштерн, 1810, 44

По древним известиям об острове Ессо, должны жители онаго быть мохнатые. Китайцы, вероятно первые узнавшие сей остров, описывают его великим, наполненным диким народом, который имеет все тело мохнатое и столь длинныя бороды, что должно поднимать оныя, если пить надобно... Многия известия согласно объявляют, что жители Ессо должны быть действительно мохнаты, но я, узнав то сам собою, признаю повествования сии неосновательными….. большая часть аинов не более имеют на теле своем волос, как некоторые и из европейцев.

Крузенштерн, 1810, 87 88

Южный берег острова Ессо представляет великую противо положность Японии. Даже и близ города Матсумая не приметили мы нигде таких нив и насаждений, какие представляются в Японии повсюду, где даже и вершины каменистых гор покрыты оными. Одна только северная оконечность Японии сходствует несколько с сим диким берегом. Каковая цепь гор, покрытых снегом, простирается чрез весь остров Ессо от юга к северу, таковая же и в одинаком на правлении находится на северо-западной части Нипона и столь же безплодный вид представляет, и даже трудолюбие японцов не может здесь преодолеть дикость природы.

Крузенштерн, 1810, 34 35

Северная часть острова Ессо имеет многия преимущества пред южною. Оная на довольное разстояние во внутренность до того места, где начинаются снежныя, весь остров от юга к северу препоясыва ющие горы, вообще низменна, покрыта густыми лесами и кажется не неудобною к хлебопашеству. Самые берега по большей части неровны, частию каменисты, частию же песчаны. Впрочем, она во всем подобна южной и представляет столько же мало перемен, как и берег снежных гор на юге, которой редко видели мы непокрытым облаками. Но и в сей, казавшейся плодороднейшею части острова Ессо, не приметили мы никаких признаков населения, выключая севернейшую оконечность, вблизи коей видели несколько рыбачьих хижин.

Крузенштерн, 1810, 47

.. Показалась нам на NWtN высокая гора, покрытая вся снегом, долженствовавшая находится на острове, которую признали мы на другой день Пиком де Лангль, так названною Лаперузом.

Крузенштерн, 1810, 46

10 мая 1805. В 7 часов утра находился от нас остров, на коем воз вышается Пик де Лангль, прямо на W в разстоянии около 12 -ти миль. Единожды только могли мы видеть подошву сей горы. Приближаясь к северной оконечности, усмотрели мы длинную пещаную гряду, простирающаюся к NW , на которой находится несколько хижин, а на конце оной стоял столп с навязанным на нем пуком соломы.

Крузенштерн, 1810, 47-48

Лаперуз по причине высоты Пика и близости его к Ессо конечно полагал, что это есть продолжение….. острова. Естьли бы мы не про шли проливом между сим островом и Ессо, тогда и мы в некотором от него разстоянии могли бы подпасть той же погрешности.
…В 7 часов пополудни [13 мая 1805] находилась от нас северо восточная оконечность острова Рефуншери прямо на W ….. Остров сей не мал, середина онаго довольно возвышена, а от ней склоняется берег во все стороны….. Надобно думать, что Лаперуз видел его также, но только в дальнейшем разстоянии. Может быть, сей остров есть та самая земля, которою назвал он мыс Гибер. Под сим именем означаю я северовосточную оконечность острова Рефуншери…

Крузенштерн, 1810, 60-61; 63-64

При входе в залив Румянцова, находящийся на северной стороне острова Ессо, лежат два мыса; один севернейшая оконечность сего острова, а другой называемой Соя… Залив сей, вдавшись далеко во внутренность острова к югу, составляет другой меньший залив, между мысом Румянцовым и другим на 4 1/2 мили к северовостоку от перваго.

Крузенштерн, 1810, 59

Северная оконечность острова Ессо, которую я, равно как и весь залив, назвал именем главнаго виновника нашей экспедиции, ныне государственного канцлера графа Николая Петровича Румянцова мысом и заливом Румянцовым, находилась от нас на NW 68° , вос точная же оконечность залива, которую природные жители называют Соя, лежала на NO 60° .

Крузенштерн, 1810, 48—49

Начальные островов сих жители, которые известны у нас под именем курильцев мохнатых, называют себя Аинами… Аины стеснены столько, что жилища их составляют округ маловажный, удержавший и поныне подлинное свое название [Ессо].
Май 1805. Во весь сей день посещали нас многие японские купцы и аины. Последние привозили сушеные сельди и меняли на платье и пуговицы. Или сельди были у них слишком дешевы, или ценили они пуговицы весьма дорого; потому что за одну медную пуговицу давали от 50 до 100 селедок…

Крузенштерн, 1810, 55, 59

В бытность нашу в заливе Румянцова привозили они на корабль рыбу и отдавали нам оную, не требуя за то ничего; когда же мы предлагали им подарки, то они сколько оными ни любовались, однако не хотели признавать их своими, покуда из разных знаков наших не уверились, что вещи сии точно отданы им в собственность.
.. Великой запас полуочищенной рыбы, хотя и противен несколько для зрения и запаха, однако нужен им, поелику составляет их пищу и богатство. Жилища их по большей части разсеяны по берегу. Мы не приметили ни малейших следов землепашества, даже и никаких овощей огородных. Нигде не видали мы ни дворовых птиц, ни других животных. Одних только собак держат они в великом множестве.
…При посещении нашем одного аинскаго жилища на берегу залива Румянцова приметил я в семействе онаго, состоявшем из 10 человек, щастливейшее согласие или, почти можно сказать, совершенное между сочленами его равенство….. Такое между ними согласие и кротость нравов должны привлекать к ним любовь путешественников. Ни громкаго разговора, ни неумереннаго смеха, а еще менее спора не приметили мы вовсе. Они принимали нас с величайшим добродушием и наперерыв оказывали нам всякаго рода услуги.

Крузенштерн, 1810, 81; 84-86

29 апреля / 11 мая 1805. Много лодок с бородатыми местными жителями (они выглядят, как эсты) приблизились к нашему кораблю. По нашему приглашению они без страха поднялись на палубу. В их внешности было очень много добродушия.

Левенштерн, 2003, 334

Аины средняго и все почти равнаго роста; не выше 5-ти футов и 2 или 4 дюймов; цвет лица так темен, что близко подходит к черному, борода густая и большая, волосы черные и жесткие, висящие к низу, по которым, выключая бороду, походят на камчадалов; но только черты лица их гораздо правильнее.

Крузенштерн, 1810, 79 —80

30 апреля / 12 мая 1805. Летом они носят балахон, сотканный из луба. [Материал] этот выглядит как парусина. Зимой — собачьи и медвежьи шубы. У женщин на губах и на руках тоже татуировка полосками. Очень многие заражены паршой. Табак курят оба пола. Утвари у них мало, но вся она лаковая, с японских фабрик. По большей части утварь деревянная, кроме медного котла над очагом.

Левенштерн, 2003, 335

Теплых шапок не видал я ни на одном. Большая часть не по крывают ничем головы своей; на некоторых только были соломянныя шляпы, имеющия вид конуса.

Крузенштерн, 1810, 82

29 апреля / И мая 1805. Резанов взял на себя составление словаря местных жителей Мацумая. Непристойности уже занимают первые строки в этом словаре.

Левенштерн, 2003, 335

Одеяние аинов состоит по большей части из кож дворных собак и тюленей. Я видел некоторых, однако, и в другом платье, подобном камчадальской парке, которая не иное что есть, как просторная рубашка, надеваемая сверху на нижнее платье. Жители берега Анивы одеты были все в шубы. Сапоги свои делают они из кож тюленьих.

Крузенштерн, 1810, 81

Мущины одни, да и то не многие, имели серьги, состоящия в простых кольцах из желтой меди. Мне удалось выменять пару серег у одного молодаго человека. Оне состояли из серебряных колец, из коих в каждом было по большему зерну искусственнаго бисера, бусом называемаго… Молодой человек, коему принадлежали вымененныя мною серги, ценил оныя очень дорого. Великой трудности стоило ему выпустить их из рук своих. Два раза брал он серги назад и увеличивал цену. Старой кафтан, два бумажных платка и лист жести склонили его наконец к тому, что он мне их отдал. Впрочем, медныя пуговицы и поношенное платье были такия вещи, на которыя охотнее променивали они нам свои трубки и другие малости, не имевшия для нас иной цены, кроме их редкости.

Крузенштерн, 1810, 82—83

Аины более всего отличаются добросердечием, изображающимся ясно в чертах лица их. Примеченные нами поступки их подтверждали то совершенно. Игра их лиц и телодвижение при первом взгляде предубеждают в пользу их нравственности. Хищничество, общий порок диких народов южных островов восточнаго океана, им совсем чуждо.

Крузенштерн, 1810, 80—81

Скромность их чрезвычайна; они никогда ничего не требуют и не просят, даже и даваемое им принимают сумняся, действительно ли то для них назначено….. Такие подлинно редкия качества, коими обязаны они не возвышенному образованию, но одной только природе, возбудили во мне то чувствование, что я народ сей почитаю лучшим из всех прочих, которые доныне мне известны.

Крузенштерн, 1810, 85—86

Женщины чрезвычайно безобразны: весьма темный цвет их, черные как уголь чрез лице висящие волосы, синия губы и насеченные на руках изображения при не чистом и не опрятном одеянии не удобны к тому, чтоб оне могли понравиться. Таковы были те, которых видели мы на северной оконечности Ессо. На берегу Анивскаго залива имели мы, правда, случай видеть несколько молодых женщин и девушек, в глазах коих светился огнь живости, почему многие из нас не почитали их безобразными; однако я признаюсь откровенно, что отвращение мое к оным было таковое же, каковое и к первым. Впрочем надобно отдать им справедливость в том, что оне чрезвычайно скромных нравов и представляют собою совершенную противуположность в отношении к Нукагивским и Отагитским женщинам. Скромность их простирается до застенчивости, чему, может быть виною ревность их мужей и бдительность родителей. Оне не выходили ни на минуту из хижин, когда мы были на берегу, оказывали величайшее замешательство, когда г-н Тилезиус снимал с некоторых из них портреты.

Крузенштерн, 1810, 80

1/13 мая 1805. Женщины носят своих детей на спине, в платье или в шубе, которые на них надеты.

Левенштерн, 2003, 336

Лицем они не дурны, а другия есть и такия, кои имеют и очень приятный оклад лица; но отвратительны токмо тем, что ведут себя не опрятно, руки, ноги, шея да и самое лице запачканы в грязи и жирною сажею; и видно, что они весма редко моются водою.

Шемелин, 1818,167

На берегу залива Румянцова видел я двух женщин, из коих на одной была медвежья, а на другой собачья шуба; на прочих же платье из желтой грубой ткани из басты, в чем удостоверились мы в хижи нах; у некоторых обшито было оно сукном синим. Под сим верхним платьем носят оне другое тонкое из бумажной ткани, вымениваемой, вероятно, у Японцев.

Крузенштерн, 1810, 81

Женщины, даже самыя молодыя, не украшают ничем ни головы, ни шеи, ни носа, ни ушей своих; одни только губы натирают вообще синею краскою, чрез то европейцу, привыкшему любоваться цветом розовым, кажутся очень отвратительны.

Крузенштерн, 1810, 82

Жилища стояли недалеко друг от друга. Я насчитал семь больших на протяжении не более одной немецкой мили, в каждом, казалось, обитало 15—20 взрослых мужчин. Большинство женщин убежало, когда я приблизился к дому, только некоторые остались, укрывшись за спинами мужей, чтобы поглазеть на меня. Мужчины маленького роста, самые крупные не больше пяти с половиной футов, но крепко сложенные и мускулистые, женщины еще меньше, с грубыми черны ми прямыми свободно свисающими волосами и синеватыми губами. Я не мог определить, был ли это их природный цвет, стал ли он таким от татуировки или приобретен из-за втертых чернил. Некоторые из наших настаивают на последнем, потому что видели женщин с татуированными руками.

Langsdorff , 1813, 331-332

3—4 / 15—16 мая 1805. Западная сторона Анивскаго залива вез де весьма гориста; в сие время года покрыта была она местами снегом; плоская, несколько уклонная гора, простирающаяся по направлению берега почти на NNO , отличается одна своею преимущественною высотою. Она покрыта была вся снегом. Берега состоят вообще из утесистых камней.

Крузенштерн, 1810, 67

Вблизости селения у залива Лососей нашли мы несколько Аи-новских хижин, сделанных из коры древесной, похожих видом на солдатския палатки. Две из сих хижин покрыты были японскими рогожами, из коих в одной приметили много спрятавшихся женщин. Нельзя думать, чтоб сии бедныя хижины были и зимним жилищем в таком суровом климате. Оныя, конечно, временныя, летния, зимния же, уповательно, находятся от берега гораздо далее, куда проложены многия тропинки. Аины оставляют, может быть на лето зимния свои жилища и селятся на сие время для рыбной ловли ближе к берегу.

Крузенштерн, 1810, 72 73

Корабль наш при входе в залив и выходе из онаго окружен был китами….. Вероятно, что японцы не начали еще заниматься китовою ловлею, которая доставила бы им выгоднейшую торговли отрасль, а особливо если находятся здесь… кашалоты… коих жир и амбра очень дороги….. Японцы, превосходящие в любострастии самих турок, часто употребляют последнюю для возбуждения онаго.

Крузенштерн, 1810, 75

2/14 мая 1805. …Крузенштерн, Резанов и некоторые офицеры поехали на японский корабль. Они нашли его наполовину заполненным соленой рыбой. Рыба была запакована прямо в трюме, как в бочке. Японцы рассказали, что они останавливаются здесь только летом, а зимой снова возвращаются в Японию… Японцы играют здесь господ и обходятся с местными жителями как с рабами. Мы нашли много амбаров, наполненных заготовленной соленой рыбой. То есть рыба была засолена прямо внутри сарая, по обе его стороны, без бочек. В середине была оставлена дорога, чтобы можно было проходить. Другие амбары были полны соли, сушеной рыбы (в мешках), риса и т. д. Все это была собственность японцев, местным жителям ничего не принадлежало.

Левенштерн, 2003, 337

Из всего, что я видел, следовало, что японцы плохо обращаются с айнами, они очень плохо одеты и ощущают недостаток в самой необходимой кухонной утвари. Несколько ножей, котелок, табак и трубки, рыболовные сети, немного риса и грубой хлопковой одежды составляют все, чем они обладают.

Langsdorff , 1813, 334

Хижины жителей берегов Анивы видели мы только летния… на берегах же залива Румянцова казались оныя летними и зимними вместе. Две нами виденныя состояли из одной большой избы с се нями, в близости коих находились сушильни для рыбы. Сии жилища построены, однако, некрепко и непрочно. Естьли оныя не покрыва ются снегом также, как в Камчатке, то, конечно, крайне холодны во время жестоких зим, каковым непременно здесь быть должно; поелику в половине Маия показывал термометр теплоты только три градуса. По среди избы стоял великой очаг. В том доме, в котором мы были, сидело и грелось около очага все семейство, составлявшее около 10 лиц. Домашния вещи были: большая кровать, покрытая Японскою рогожею, несколько сундуков, боченков и кадок. Вся их посуда Японской работы и большая часть лакированная.

Крузенштерн, 1810, 83

30 апреля / 12 мая 1805. Утром в 4 часа Ратманов, Федоров, Эспенберг, Фридерици, Ромберх и я поехали на берег… Первый дом, в который мы вошли, был несколько больше, чем остальные… Жилища, как стены, так и крыша, сплетены из соломы и покрыва ются зимой снегом, чтобы в них держалось тепло. В середине висит котел над очагом. Наверху в крыше оставлено отверстие для дыма, где коптится большое количество сельдей. К двери — единственному проему в доме — пристроены маленькие сени. В каждом доме мы нашли молодого медведя, привязанного в углу на навозной куче. Все они были чернехонькие с белой полосой на шее. Сколько бы мы не просили, никто не продал нам своего медведя. Все мужчины с бородами и похожи на стрелков-эстов.

Левенштерн, 2003, 335

2/14 мая 1805. К нам приехало много японских лодок с японцами и айнами. Они предложили нам много незначительных вопросов, но никто из них не поднялся на корабль… Сразу после еды на берег поехали Резанов, Крузенштерн, Фридерици, Фоссе, Головачев, Федоров, Кошелев, я и Коцебу 2-й. Мы не могли причалить из-за прилива, пока наконец маленькая лодка с айнами не доставила нас на берег.
Только усиленные жестикуляции побудили наконец айнов оказать нам эту услугу. Японцы были очень напуганы нашим прибытием. Два самых знатных из них побледнели и долго не могли вымолвить ни слова. Они скоро пришли в себя, но страх их не совсем покинул. [Айны] в деревянных домах еще не поселились. Они поставили только летние жилища из древесной коры, кустарника и циновок. Айны всю зиму находятся внутри страны. Мы вернулись вечером на корабль к чаю.
…Здесь имеется бесчисленное количество рыбы и диких уток. Киты дюжинами плавают в бухте, так что плавание на маленькой лод ке делается опасным. Здесь очень плохо стоять на якоре. В бухте, где Ратманов высадился на берег, японцы воздвигли храм и две виселицы. Первый — для себя, а виселицы — для айнов, которые на вид кажутся очень добродушными людьми, услужливыми и скромными.

Левенштерн, 2003,337

Столпы с перекладинами не могут свидетельствовать благоденствия народа, кроме нещастия и угнетения. Они поставлены для того только, чтоб островитяне сии, взирая каждодневно на петлю, их удавляющую, усугубляли еще больше безответное повиновение своего жестокаго рабства, в которое подвергнуты они силою японской власти.

Шемелин, 1818,179

…остров сей очень велик и называется японцами Карафуто, природными же жителями онаго аинами Сандан….. он отделяется от матерой земли столь мелким каналом, что….. судно, имевшее в грузу 8 или 9 футов, пройти не может… [Это] канал Татарии, который, по мнению Лаперуза, не судоходен и о коем после уверились, что ныне не существует, а долженствовал существовать прежде и подать японцами причину к таким об нем расказам.

Крузенштерн, 1810, 69

Однако почему преимущественнное право должны иметь японцы на владение Сахалином, нежели какая-либо европейская держава? Но главное дело справедливости состоит только в том, чтоб овладе ние Анивой не произведено было без согласия настоящих жителей аинов, которые, признаться откровенно, едва ли выиграли что либо от такой перемены. Мне показалось, что японцы поступают с ними человеколюбиво. Но во всяком случае зависит от правительства принять такие меры, чтобы у аинов не была похищена свобода и чтоб они не подвергались насилиям и притеснениям.

Крузенштерн, 1810, 78

Итак, в северной части Сахалина не обитают коренные онаго жители. Их добросердечие и кротость, вероятно, были причиною, что они вытеснены оттуда своими соседями, которые, безспорно, суть татары, перешедшие с берегов Амура на землю, принадлежав шую собственно аинам, посредством перешейка, которой, может быть, не давно соединяет Сахалин с Татариею. Подобной участи подверглись и коренные обитатели южной части Сахалина, где поселились японцы, почитающие ту страну своею собственностию, а жителей оныя своими подданными. Поселившиеся японцы у Анивскаго залива состоят по повелению японскаго правительства под непосредственным управлением японцев же: но пекинской двор, конечно, не знает о поселении подданных своих на Сахалине. Сим то образом истребляется неприметно народ, которой населял, может быть, за два столетия еще Сахалин, Ессо и большую часть островов Курильских, будучи вытесняем воинственнейшими и сильнейшими своими соседами. Теперь нет уже более сего народа в северной части Сахалина. Между живущими у залива Надежды приметил я только одного походившего на аина.

Крузенштерн, 1810,189-190

В 7 часов приближились мы на полмили к южной оконечности, которая безпорно есть мыс Тонин, так названный голландцами… В сие время увидели мы ряд больших надводных камней, простираю щихся к северу от мыса Тонин. Все сие не позволяло полагать, чтобы в губе могло быть удобное место для якорнаго стоянья.

Крузенштерн, 1810, 93

Лейтенант Головачев нашел во многих местах пресную воду….. также несколько домов… кроме женщин и детей видел он от 6 до 7 мущин, которые приняли его весьма ласково и не оказали ни боязни, ни дикости… Сии аины казались ему одетыми гораздо лучше не только обитающих около северной оконечности Ессо, но и живущих у залива Анивы. Он приметил также, что сии аины имеют вид, изъявляющий свободу и довольство, виною чему может быть независимость от японцев. Виденная им женщина казалась ему красивее тех, коих мы видели на Ессо и в Аниве. По крайней мере, лице ее было гораздо белее, что приписывать должно чистоте жилищ и не столь тяжелым работам.

Крузенштерн, 1810, 94 95

12/24 мая 1805. Пасмурная туманная и дождливая погода не позволила нам увидеть третью сторону залива Терпения. В 2 часа пополудни, когда погода немного разъяснилась, мы увидели впереди себя в 4 итальянских милях по ветру большой прибой. Мы сразу повернули корабль, чтобы миновать подводный риф, обозначенный Фризом. Только благодаря осторожности Крузенштерна, мы так благополучно избежали этой опасности. И все же эта осторожность находит хулителей. Почему? Потому что только Крузенштерн сам отвечает за все.

Левенштерн, 2003, 339-340

Сия оконечность, названная мысом Муловскаго (в память перваго моего во флоте начальника, достойнаго капитана Муловскаго, кото рой за 18 лет назначен был начальником экспедиции для открытий, уничтоженной потом нечаянною войною со Шведами, похитившею храбраго сего капитана. Он был убит в сражении при Борнгольме 17 июля 1789 года, на корабле Мстиславе, имея только 27 лет от роду. — Прим. И. Ф. Крузенштерна), лежит в широте 47 57' , долготе 217 30' от сего места идет утесистой каменной берег NtO и состоит из высоких гор, прерываемых долинами. Мы держали курс Nt О в параллель берега, разстоянием от онаго не более 5 миль. 

Крузенштерн, 1810, 97

Сей ряд гор отличается тем, что вблизи его нет никаких возвы шений, выключая, что в разстоянии 12 или 15 миль видна было купа, составленная из 4-х гор одинаких. Между сими двумя горами берег низмен, кроме однаго пика посредственной высоты. Широту сего мыса определили мы 48 21', а долготу 217 15' . Я назвал его мысом Далримпля, в честь славнаго аглинскаго гидрографа. При повороте лежал он от нас на NtO , а гора, малой высоты, но весьма приметная по плоской своей вершине и прямизне своих боков, что дает ей вид усеченнаго конуса, на NNW .

Крузенштерн, 1810, 98-99

8/20 мая, 9/21 мая 1805. В понедельник и вторник мы плыли вперед вдоль берега Сахалина, или, как его называют японцы, Чжока, Шиша или Карафуто, и занимались по мере наших сил топографи ческими съемками. Только вечером мы удалились от берега. Утром же мы начали работу с того самого места, где вчера ее кончили.

Левенштерн, 2003, 338

В 4 часа утра [10/22 мая 1805], поставив все паруса, поплыли к берегу, покрывавшемуся густым туманом. Высокой берег, выда ющийся далеко в море, виденный вчерашний день и признанный островом, находился от нас на NNW . Сей мыс, от коего берег простирается к N с малым уклонением к W , лежит под 48 52' ши роты и 216 58' долготы. Я назвал его мысом Соймоновым по имени морскаго офицера, известнаго по первой его описи Каспийскаго моря в царствование Петра Великаго.

Крузенштерн, 1810, 99

Весь берег имеет вид гораздо приятнейший, нежели виденные нами с отбытия нашего из Японии. Белые утесистые берега со свои ми заливами, разнообразныя, довольной высоты позади оных горы, покрытыя прекраснейшею зеленью, и лесистыя долины обратили особенное внимание наше на сию часть Сахалина, которая без- спорно имеет великия преимущества пред осмотренными нами после северными его берегами. После приметили мы далее во внутренности земли еще многие ряды гор….. Самый задний ряд, долженствующий быть средним гор хребтом южной части Сахалина, превосходил высотою прочие и был покрыт весь снегом. Вершины высочайших гор скрывались в облаках.

Крузенштерн, 1810, 98

Мы, находясь у берегов Сахалина, обоняли очень чувствительно бальзамические испарения краснаго леса, коими покрыт берег.

Эспенберг, 1812, 300

[10/22 мая 1805]. Далее во внутренности [залива Терпения] видны были везде высокия, снегом покрытыя горы, выключая одно только место, в коем низменность простиралась так далеко, пока могло досязать зрение….. Множество древесных корней и меньшей солености вода….. уверяли нас в близости впадающей здесь большой реки… Желая определить устье реки с точностию, поплыли мы вокруг берегов залива, переменяя мало по малу курс от NNW до OtS . Предприятие наше было ненапрасное. Мы нашли два устья, из коих северное обширнее другаго… Сию реку назвал я Невою.

Крузенштерн, 1810, 100-101

10/22 мая 1805. Мы достигли очень большого низменного бе рега, простиравшегося на восток и запад. Мы заметили несколько маленьких проемов, которые показались нам похожими на устья рек, но это были только предположения. В 6 милях от берега вода достигала лишь 8 саженей глубины. А вечером, когда мы удалились от берега на 10 миль, глубина воды была только 12 саженей. Поэтому на ночь мы бросили только один якорь. Кажется, что этим низменным берегом оканчивается залив Терпения, так как, идя на юг, мы увидели вдалеке высокий берег. Мы можем говорить, что удачно отделались, не встретив мели на таком мелководье.
Когда вся команда созывается на работу, то Крузенштерн, согласно своему приказу, принимает команду у Ратманова; все остальные офице ры распределяются по разным местам на корабле. Это справедливо. Но характерна манера, с которой Ратманов принимает свою команду. Он восполняет бранными словами и своим громким криком то, чего ему не достает в воспитанности и знаниях. (Впрочем, практически он хороший моряк). Сегодня он закричал громовым голосом, хотя Ромберх и я были на баке, когда при верповании дали упасть марселю: «Поставьте блинд-рей прямо!» Кто знает, как на «Надежде» отправляется служба, тому это может показаться только смешным. Мы отдавали должное его рвению и в благодарность смеялись ему в лицо.

Левенштерн, 2003,338-339


Источник: Вокруг света с Крузенштерном, Санкт-Петербург, 2005г
 


Источник: http://krygosvetka.ru/index.php?option=com_content&task=category§ionid=18&id=34&Itemid=99
Категория: Вокруг света с Крузенштерном | Добавил: alex (07.06.2013)
Просмотров: 583 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2021
Сделать бесплатный сайт с uCoz