РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 19.09.2021, 13:03

Главная » Статьи » 1803-1806 "Надежда" Крузенштерн И.Ф. » Вокруг света с Крузенштерном

ВОКРУГ СВЕТА С КРУЗЕНШТЕРНОМ. ЧАСТЬ 9.

 

ВОКРУГ СВЕТА С КРУЗЕНШТЕРНОМ

Нуку-Хива
 (Продолжение)
 


[Маркизец в перьевом головном уборе, с ушными украшениями] по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 93

 Уши украшают они большими белыми кругловатыми раковинами, наполненными твердым пещаным веществом, с прикрепленным к оным свиным зубом, который втыкают в нижнюю часть уха, как серьги.

Крузенштерн, 1809, 193

В уши нукухивцы могли вставить раковину в 30 г весом, к которой прикреплен чуть отполированный клык борова, небольшой овальный кусок хлебного дерева или маленькие ровные деревянные палочки длиной приблизительно два дюйма.

Langsdorff , 1813,170-171

Многие из островитян вешали на шею или втыкали в уши не большую рыбу, краба, цветок, раковину, подарок, полученный от моряков, — большие железные гвозди или нож.

Langsdorff , 1813, 171

Мущина острова Нукагивы [Маухау Тапутакава – огнезажигатель короля] в испещренном виде по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, XМаухау было около 20 лет, он росту 6 футов 2 дюйма, и совет ник Тилезиуc, одновременно и ученый-исследователь, и художник, сказал, что никогда не видел более совершенно сложенного человека. Он точно вымерил все части тела этого человека и по возвращении в Европу поделился своими наблюдениями с советником Блюмен- бахом в Геттингене, исследователем натуральной истории человека. Тот сравнил эти пропорции с Аполлоном Бельведерским и нашел, что этот шедевр золотого века греческого искусства, в котором сочета ются все истинные целые в пропорции человеческой красоты, точно соответствует нашему Маухау, обитателю острова Нуку-Хива.

Langsdorff , 1813, 108-109

Дикари — мастера по лазанию. Ноги у них сильные и ловкие, ножные пальцы их подвижны, так как они всегда ходят босиком. Бла годаря этому они пользуются ногами, как руками, свободно влезают на высокие кокосовые пальмы так, как будто поднимаются по лестницам. Иногда мы им спускали веревку с корабля, чтобы они поднялись. Они схватывали веревку одной рукой и одной ногой и одним махом оказывались на корабле, как будто им вывешивали лестницу.

Левенштерн, 2003,128

Это портрет человека приблизительно тридцати лет, возраста, когда фигуры, сделанные наколами, проявляются наиболее отчетливо. В дальнейшем одна фигура накладывается на другую, пока все не перепутается и тело не почернеет, как у негра, что можно наблюдать по полосе поперек живота. Этот человек держит в одной руке веер и в другой своего рода дубинку, верхний конец которой украшен волосами зарезанного врага.

Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 7

Мущины генерально все не имеют накакого одеяния, кроме одних выделанных из деревянной коры, на подобие картузной бумаги, небольших кусков папирусу, коими на манер кушака опоясавшись, а концами прикрывают тайный уд. Некоторыя же из них даже и оных не имеют, а тольки что, набравши тайнаго уда кожу, конец онаго перевязывают травяной тонкой веревочкой, не имея не малейшего прикрытия.

Коробицын, 1944,161

Здешние жители весьма долголетны, незнают никаких болезней и умирают одною старостию. Я много видел здесь людей обоего пола престарелых, но ни одного слабаго и дряхлаго, а бодрых и крепких. Мускулы их тела полны и неопустились; признаки же старости показывает только седина, которою они бывают покрыты и глаза, лишившиеся несколько своей живости. Мужеский пол есть совершенное творение природы, высокий рост, стан во всех частях стройный и пропорциональный. Тело их неимеет больших мускульных выпуклостей, но ровно и полно, что и придает еще им большую красоту; но сие повидимому нежное их сложение тела не мешает однакож быть им сильными и крепкими. Образ лиц их нетолько небезобразен, но природа на некоторых изображает нечто важное, мужественное и привлекательное, глаза большие черные, полны живости и огня.
.. Лица их имеют черты правильные, и ежели отнести уподобление физиономии их к другим народам, то представляются они, как будто из многих наций собранные воедино. В них можно найти сходство с лицами Турецкими, Грузинскими и наших Донских козаков.

Шемелин, 1816,127

В одной руке он несет, в качестве доказательства его храбрости, череп убитого им врага, а в другой — дротик или копье. На некоторых частях его тела основные фигуры татуировки только набросаны, на других они закончены. В задней части головы можно наблюдать, как и у всех этих островитян, две опухоли (железы), которые, как я знаю, еще никогда не обследовал ни один европеец и ни один анатом.
Голова здесь, как и на предыдущем рисунке, обрита, за исключением маленького места над каждым ухом, где длинные волосы перевязаны таким образом, что очень походят на рожки.

Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 8

Победитель или герой, убивший врага, получает как свою долю его голову. Он отрезает ее немедленно, делит череп пополам по швам и сразу проглатывает кровь и мозг. Затем очищает череп от мяса, украшает клыками кабана и ловко связывает его под челюстью волокнами кокоса. Тогда он служит свидетельством его отваги, его подвязывают к одежде на талии. Во время нашего пребывания там мы имели возможность несколько раз обследовать такие черепа.

Langsdorff , 1813, 150

.. нужно сказать и то, что жители сего острова, как и всей группы островов Мендозиных, все чело-векоядцы. Они, по уверению Англичанина Робертса, едят только своих неприятелей, убитых на войне. Какия же имеют побудительныя причины к ссорам, к убийству и к истреблению друг друга, подлинно дознаться не было никакой возможности….. сказывали, что при прежнем Короле Бухты Таио-гое, отце нынешняго Короля Катанове бывали чаще с соседами войны. Говорят, причины тому, что он бывал большой охотник до мозгов человеческих. Он еще и теперь жив и, хотя имеет уже от роду семдесят лет, но столько свеж, храбр и мужествен, что еще ходит на войну.

Шемелин, 1816, 136

Дочь короля, женщина лет около 24-х, и его невестка, несколь кими годами моложе первой, превосходили других своею красотою и были столь хороши, что и в Европе не не признали бы их краса вицами… Тело их, сколько позволило видеть покрывало, не было изпещрено, как у мущин; но оставлено в природном состоянии. Одне только руки разписаны до локтей черными и желтыми узорами, придающими вид коротких перчаток, каковыя нашивали прежде обыкновенно наши дамы.

Крузенштерн, 1809, 149

Грудное изображение женщины острова Нукагивы по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, IXЖенщины Маркезския обыкновенно покрывают тело свое тканью, из коры сделанною, таким образом, что одним концом обертывают себя вместо юбки, а другой накидывают чрез левое плечо, оставляя правую или обе груди обнаженными. Сие называется у них полным нарядом, а запросто ходят совсем нагие, закрыв только тайные члены тела небольшим лоскутком ткани.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 141

Женщины вообще очень лепообразны: в чертах лица нет ника кого недостатка. Голова у них весьма стройна, лице более кругло, нежели продолговато, глаза большие, пламенные; волосы кудрявые, которые украшают оне белою перевязью с великим вкусом, цвет тела весьма светлой….. Впрочем, безпристрастный глаз найдет в них и недостатки… Рост малой, тело нестройное, стан непрямой даже и у девушек 18-ти лет; отчего в походке оне не свободны и кажутся переваливающимися. Сверх того имеют оне вообще несоразмерное, толстое брюхо… отличаются оне безстыдством, которое может за тмить и природную их красоту в глазах разборчивых людей.

Крузенштерн, 1809,188-190

…ежели муж узнает о неверности своей жены, то он всячески старается достать жену своего соперника и воздает ему равное за равное.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 133
 
Нет, любезнейшие мои! Может быть, Тихова океана островитяна, своею природною простотою в бедных и безпорочных хижинах, принудят меня не мыслить о вас, и то не болие каких ни есть секунд. Может быть, природою одаренныя красавицы сих островов заста вят посмотреть на них, улыбнуться и сказать: «Ах! Ане хароши. Но твоими, владычица души моей, могут быть толка нимфами и рабынями».

Ратманов, Журнал... л. 35 и об.

У женщин разписаны только руки, уши, губы и весьма немногия части тела.

Крузенштерн, 1809, 191

Нукахива. Мораи. Жилища по рис. Левенштерна:ЦГИАЭ, д. 3, л. 86Мы не долго могли философически наблюдать за нашими новыми Венерами. Одна за другой они исчезли рука об руку с матросами внутри корабля, и богиня ночи простерла свою темную вуаль над мистериями, которые там совершались…
Матросы, которые были небогаты сокровищами, чтобы возна градить своих нимф, дарили им бутылки, кусочки фарфора и керамики от разбитой посуды, цветные тряпочки и другие тому подобные вещи, от которых те приходили в крайнее восхищение. Один из матросов, который уже не знал, чем ознаменовать высшую степень благодарности за милости, которые он получил, оторвал подкладку от пары старых бриджей и обмотал ее вокруг шеи своей возлюбленной. Это был такой необычный подарок, что леди, в немалом восхищении от своего нового украшения, возгордилась им не меньше, чем новоиспеченный рыцарь ордена Подвязки, и понеслась домой, видимо думая про себя: « Honi soit qui mal y pense » [девиз английского ордена Подвязки: «Пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает»].

Langsdorff , 1813, 95

Нуку-Хива. Дерево-табу по рис. Левенштерна: ЦГИАЭ, д. 3, л. 84Особенное отличие их состояло в куске белой материи, из которой имели оне на голове род тюрбана, сделаннаго с великим вкусом, что служило им немалым украшением.

Крузенштерн, 1809, 164

23 мая / 4 июня 1804. Во время нашего пребывания на Нуку-Хиве невозможно было помешать знакомству наших людей с дикарками. Капитан разрешал приходить девушкам каждый день на борт, чтобы это не происходило тайно. Все происходило в величайшем порядке. После того как корабль становился табу благодаря пушечному выстре лу, с корабля громко кричали: « Wahina e he !» [общеполин. «Девушки, сюда!»]. Через полчаса после этого приплывали 30—40 девушек. Их по порядку пускали на корабль и всех выстраивали. Все дееспособные на корабле искали себе пару. Оставшиеся девушки вынуждены были покинуть корабль, им не помогало то, что они ссылались на свое «ика е» [марк. ika e — «неприличная вещь»]. Обиженные, они снова возвращались на берег. Ночью спали мало. Утром, еще до снятия табу, бабье снова выстраивали, их считали, восхищались подарками, которые они получили, и затем они, как утки, плыли к берегу. На полдороге их встречали дикари и забирали у них их барыш и т. д.
Мы были на Нуку-Хиве на берегу, стояли кружком и совещались. Внезапно в круг вошла дикарка. Она села и неотрывно начала смотреть на самого высокого среди нас, на Крузенштерна, и показывать на свое  «ика», но так как он не обращал внимания, то она ушла, но почти сразу же вернулась, вымазанная кокосовым маслом. Она думала, что теперь уж она неотразима. Мы все засмеялись, с нами засмеялись и наши матросы. Они не были людьми разборчивыми, и как только Крузенштерн сказал одному из гребцов: «Если ты хочешь, то возьми», как матрос уже ушел с ней и в пяти шагах от нас за изгородью принес он жертву Венере.

Левенштерн, 2003, 132

На Нукагиве не заразился никто любострастною болезнию, хотя остров сей так же, как и Отагейти, можно бы назвать островом Цитеры, как то назвал Бугеньвиль последний, прежде нежели узнал настоящее его имя.

Эспенберг, 1812,294

Дом по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 87 об.1/13 мая 1804. …Я поехал вместе с баркасом с «Невы» на берег. Нас было 15 человек. Дикари были опять миролюбивы, по могали нам наполнять бочки с водой и принесли всякую всячину для торговли. В 8 часов прибыли Крузенштерн, Резанов, Лисянский с большой свитой, чтобы пойти подальше от берега и осмотреть мораи [общеполин. «святилище с захоронениями»].
Я, к сожалению, не мог оставить свой пост. Когда мои бочки были наполнены, я прошел немного в глубь острова, чтобы осмотреть жилища дикарей. Их дома, если их можно так назвать, красиво расположены и окружены хлебными деревьями и кокосовыми пальмами. Их утварь с большой изобретательностью связана из разных частей и украшена резьбой. В то время как я гулял, наш баркас потерял свой якорь, потому что порвался канат. Мы напрасно его искали. Я возвратился на корабль, а вскоре прибыли наши господа, уставшие после своей прогулки.

Левенштерн, 2003, 121

Постройка больших жилищ, в которых обитают сообща многочисленные семьи,— это совместное дело мужчин и женщин. Но когда мужчины без помощи женщин складывают вместе камни, которые должны служить основой дома, здание табуируется и женщинам запрещено входить в него. Каждый богатый островитянин имеет по крайней мере один такой табуированный дом, обычно на небольшом расстоянии от своего жилища. Он устраивает его по своему желанию, и делает там salle - a - manger [столовую], где, избавленный от присутс твия своей жены, может без тревог есть свинину.

Langsdorff , 1813,128

Лучшие дома построены на платформах из прямоугольных выровненных камней, которые иногда простираются на несколько футов перед домом. Это, без сомнения, делает жилище более сухим и придает ему приятный вид. Удивляет сноровка, с которой люди складывают вместе такие огромные камни для этих домов. Они такого размера, что их едва могут двигать 10—12 человек, и они соединены без всякого цемента где бы то ни было, точно как римские стены. Они могли бы вызвать уважение любого европейского архитектора.

Langsdorff , 1813,127

Везде места хорошие, что создала природа. А человеческия руки толка наслали для каждой хижины в вышину фута на два дикого камня, хижины длиною от 7 до 10-ти сажень, в ширину до 3-х са[жень]. С одной стороны стена высотою до 25 фут, которая глухая, а от входа — фут 7, у короля, а у прочих — ниже, покрыт покатисто з задней стены на передовую и в середине. Вдоль [хижина] разделена длинным бревном: до бревна от входа сидят, а за бревном спят, где и посланы здешней работы даволна изрядния рагожи.

Ратманов, Журнал... л. 41 и об.

Дом по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 87 об.На переднем плане налево — табуированная кокосовая пальма, окруженная забором, чтобы показать, что она запретна сверху донизу; ее орехами распорядились таким образом, чтобы накопить угощение к народному празднику. На следующее дерево, как обезьяна, влезает островитянин, наступая ногами на выступы ствола; он направляется собирать орехи.
Здания, построенные на платформах, иллюстрируют сказанное относительно этого предмета. Около дома слева — закрытая яма, которая служит складом попои, ферментированного напитка из плодов хлебного дерева.

Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 10

Там вижу я, как одаренный живостию и проворством островитянин, с легкостью подобно мартышкиной, взбегает к кудрявой вершине гордаго кокоса, обрывает его орехи и повергает на землю.

Шемелин, 1816,121

26 апреля / 8 мая 1804. Люди здесь с помощью табу добиваются власти, так как, кроме табу, нет никакого обозначения рангов. Они верят, что тот, кто не соблюдает табу или даже нарушает его — погибнет.

Левенштерн, 2003, 117

1/13 мая 1804. Каждый дикарь, обладающий собственностью, может произнести «табу». Но общественные «табу» провозглаша ются только жрецами. Они украшены перьями и обычно самые наглые и дерзкие среди дикарей.

Левенштерн, 2003,121—122

Человек-табу – молодчик, который сам себя объявляет «табу» по рис. Левенштерна: ЦГИАЭ, д. 3, л. 954/16 мая 1804. В понятие «табу» входит то, что записано в на ших сводах законов. Все разрешено, только не табу. Если дикарь умышленно нарушит общественное табу, то он должен заплатить за это жизнью. Свою землю он теряет при этом определенно, его приговаривают к рабству. Или он должен спасаться бегством, чтобы не умереть с голода. Если он нарушит частное табу, то рискует быть убитым на месте. Или же дух этого места, защищая свои собственные права, накажет его болезнями.
Табу собственно обозначает какое-либо пожертвование духу живущего или умершего вождя.
Здесь часто бывает голод из-за засухи или войны. Тогда они съедают друг друга, всякому табу приходит конец. Женщин и детей съедают первыми. Король — табу, это значит, что его нельзя убить. Каждый, кто поменялся с ним именем, имеет равные с ним права. Так произошло с англичанином и французом, и это оберегает обоих от смерти.

Левенштерн, 2003,125—126

16/28 мая 1803. Чтобы стать табу среди дикарей, человек должен прыгать как одержимый по долине и выкрикивать имя короля. Тогда считается, что дух короля снизошел на него и он стал табу. Только чужой может играть роль человека-табу или одержимого духом. Француз Жан был достаточно умен для того, чтобы стать табу во всех долинах и бухтах.
17/29 мая 1804. Человек-табу, которого мы видели в Таиохаэ, был чужаком. Он должен был играть эту роль, чтобы не быть убитым.

Левенштерн, 2003, 130

Во всем доме больше одного покоя не бывает, без окон и с широкою дверью по средине.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 136

…дом делится балками на две неравные части: в первой, на именьшей, нет ничего, кроме каменного пола. А другая выстлана мягкой травой, на которую уложены травяные циновки, и на них все обитатели дома спят без различия пола и возраста.

Langsdorff , 1813,129

Чистота и опрятность нукагивских жилищ мне весьма понравилась. Под крышкою и по стенам оных обыкновенно вешеются разная посуда и другия вещи, выдолбленныя из дерева, также военные уборы и орудия.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 137

Налить или насорить или бросить что-нибудь в жилище или на площади перед домом есть табу, и сие слово причиною редкой в доме и на дворе чистоты.

Резанов, 1995, 87

Иногда богатый островитянин желает из щедрости, хвастовства или любви к своей жене сделать праздник в ее честь, когда ей татуи руют браслет вокруг руки или, возможно, украшают уши. Убивают борова, и друзья обоего пола приглашаются принять участие в нем. Причина празднества становится известна им. Ожидается, что высшая вежливость будет проявлена, если жена одного из этих гостей будет также татуирована по этому случаю. Это один из редких случаев, когда женщинам разрешают есть свиное мясо.

Langsdorff, 1813, 121



Татуировщик наносит на руку женщине рисунок. Табуированный человек подносит ему голову свиньи по рис. Лангсдорфа: Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 11

В центре дубинка, верхний конец которой украшен волосами убитого врага. На ней повешено перьевое украшение, которое носят на руках и ногах, и над ней скрещены две искусно вырезанных ходули (одна в фас, другая в профиль). Еще в этом трофее представлены: рыболовный крючок, калебаса или сосуд для воды, каменный топор, веер, гребное весло, праща для камня, раковины для ушей (серьги), череп убитого врага, украшенный клыками кабана, и шейное украшение.

Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 12

Оружие и домашняя утварь жителей Нуку-Хивы по рис. Лангсдорфа: Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 12Ратныя их орудия состоят из булавы, копья и узкаго весла с круглою ручкою, которое употребляется вместо сабли. Все сии оружия делаются из весьма твердаго дерева; булава имеет в длину четыре и три четверти фута, один ея конец бывает кругловат, а другой широкой и плоской, на коем обыкновенно вырезываются разные виды для украшения; весло длиною шесть футов, а копье от 11 до 13. Сверх сего употребляют они пращи, из которых кидают камни весьма далеко и метко. Хотя народ сей… храбр, однакож нападает на неприятеля неявно, но всегда украдкою; огнестрельнаго же оружия боится чрезвычайно.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 143—144

Оружия нукугивцов состоят из дубины, копья и пращи. Дубина длиною около 5 футов, делается из плотнаго дерева казуарина весьма хорошо и красиво. Она весит не менее 10 фунтов. На толстом конце вырезана фигура человеческой головы. Копье делается из того же дерева, длиною от 10 до12 футов, толщиною по середине в 1 дюйм, с обеих концов заострено. Камни для бросания из пращи кладут в весьма красиво сделанную плетенку.

Крузенштерн, 1809, 199

Вещи, употребляемые жителями островов Вашингтоновых [оружие и ходули]: 1. Каменной топор. 2. Булава. 3. Палица, служащая вместо сабли во время сражения. 4. Ходули. 5. Большое копье. 6. Праща по рис. Лисянского: Лисянский, Собрание карт... л. 1Мы нашли их в перемирии, но чрез месяц война начнется; на сей конец выменивали жители охотно железо, чтоб, обточа оное копьем, поражать неприятеля. Оружие их более состоит в кидании пращами каменьев.
.. Побежденных с великим торжеством едят, а волосами их, как трофеями, украшаются, делая кисти к предводительским жезлам их, зарукавья, такие же кисти на ноги и тому подобное. Мертвые головы неприятелей берегут и, вставляя в глаза и другие пустоты раковины, носят на поясах как воинское украшение.

Резанов, 1995, 85

Мастера ходить на ходулях; место, где ногою становятся, украшено резным и черного дерева болваном; употребляют их для перехода чрез ручьи.

Резанов, 1995, 87

Нукагивцы ежедневно предлагали нам в мену человечьи головы, также оружия, украшенныя человеческими волосами, домашнюю посуду, убранную людскими костьми; сверх сего движениями и знаками часто изъявляли нам, что человеческое мясо почитают они вкуснейшим яством.

Крузенштерн, 1809, 219


Изображения нукагивских черепов [один череп в трех проекциях] по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, XVII

Мы получили от них несколько человеческих черепов, из коих иные были проломаны каменьями. Сии трофеи зверской безчеловечной их победы выменивали мы на ножи.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 143

28 апреля / 10 мая 1804. …Лангсдорф и Эспенберг сегодня сильно спорили из-за мертвой головы, каждому хотелось ее иметь.

Левенштерн, 2003, 119

…с каким остервенением нападают они во время войны на свою добычу, с какою поспешностию отделяют от трупа голову, с какою жадностию высасывают кровь из черепа и совершают наконец мерзкой свой пир.
…Даже и самыя нукагивки, во взорах коих пламенеет любострастие, даже и оне приемлют участие в сих ужасных пиршествах, когда имеют к тому позволение.

Крузенштерн, 1809,218-219

19/31 мая 1804. Истинная правда, что островитяне едят мясо своих врагов. Они хранят череп и волосы как трофеи. Мы купили много таких черепов. Случается же, что во время войны и благовоспитанные европейцы не стыдятся отведывать мясо своих врагов. Как же можно ставить это в вину дикарям, если у них это является законом.

Левенштерн, 2003, 131

…ничего не может быть обиднее Маркезскому жителю, хотя сие и не редко случается, как видеть голову своего родственника привязанною к ногам соперника.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 131

Статуи в святилище по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 88; 88 об.; 91 об.Место сие [мораи] — табу, лежит в густом лесу, и шалаш представляет острую кровельку, под которой стоит вырезанный из дерева болван и в недальнем разстоянии другой — из камня, еще безобразнее высеченный; подле кладбища домик, в котором видели мы несколько бубнов…..

Резанов, 1995, 88

Вне ограды, состоящей из дерев, стояла сделанная из дерева статуя, долженствовавшая представлять образ человека, и служила доказательством грубой работы неискуснаго художника. Подле сей статуи находился столб, обвитый кокосовыми листьями и белою бумажною материею. Сколько мы не любопытствовали узнать, что означает столб сей, но любопытство наше осталось неудовлетво ренным… Подле Морая стоит дом священнослужителя, которого не застали мы дома.

Крузенштерн, 1809, 158

Дом для священных барабанов по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 87…тут находится несколько статуй, весьма грубо вытесанных и означавших место могил; один труп лежал просто на деревянной толстой доске на высоких сошках, а сверху покрыт сделанною из листьев крышею; по-видимому, на одре сем лежит он уже весьма давно, ибо, кроме костей, ничего не осталось. Более всего обратил внимание мое один памятник, поставленный недавно умершему жрецу; он сделан из кокосовых листьев, довольно хорошо сплетенных на подобие беседки; в середине находится возвышение, а перед оным жертвенник из тех же листьев, которые зеленостию своею представляли вид, взору весьма приятный.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 116


Вид Морая или кладбища на острове Нукагиве. [Офицер, возможно Крузенштерн, внутри строения] по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, XVI

.. все ж вообще носят в ушах вместо серег ракушки или тоненькие кусочки дерева; шею украшают ожерельем из свиных клыков, рако вин, касаткиных зубов или просто из дерева, усаженнаго красными горошинами.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 142

Вещи, употребляемые жителями островов Вашингтоновых [украшения]: 1. Головная повязка с черепаховым резным кружком. 2. Деревянные серьги. 3. Костяные серьги. 4. Серьги из раковин с пробками в средине. 5. Ошейник [нагрудное украшение], унизанный красным горохом с черными пятнами. 6. Ожерелок [ожерелье], унизанный зубами. 7–9. Три рода шейных украшений, из коих одно с висящею костью, другое с двумя свиными клыками, а третье с двумя оточенными ракушками по рис. Лисянского: Лисянский, Собрание карт... л. 1У обоего пола в ушах превеликие скважины; они вместо серг носят разные фигуры из раковин, иногда продевают в них кости. Мужчины сверх того украшаются как бы венцами, из перьев, из свиных клыков, из веревок, носят как кокошники с налепленными красными роду бобов зернами и те же украшения носят и на шее; женщины носят на шее ожерелья из дикого перца и других произрастаний.

Резанов, 1995, 85-86

29 апреля / И мая 1804. Приплыл дикарь. На шее у него было привязано что-то белое как украшение. Мориц [Коцебу] принял его за зуб и дал за него дикарю иглу для сшивания мешков. Дикарь, как только торг был заключен, разразился громким смехом, и не без причины. Мориц купил очищенный банан, который дикарь нацепил на шею, чтобы обмануть. Когда дикарь досыта нахохотался, то он снова подплыл к кораблю. Он был настолько честен, что вернул иглу, но иглу ему подарили.

Левенштерн, 2003,120

Ожерелье из кабаньих клыков по рис. Левенштерна: ЦГИАЭ, д. 3, л. 82[Маркизец в ожерелье] по рис. Левенштерна: ЦГИАЭ, д. 3, л. 89Островитяне меняли ткани и украшения свои на ножи, топоры и тому подобное; но наконец, выменяв для себя нужное, и те менять перестали; иные из них, завязав в листья простых раковин, другие, завернув камень, подавали на шестах и забавлялись своими обманами, крича и насмехаясь, что мы за безделицы не щадили хороших вещей, как-то: ножей и тому подобного.

Резанов, 1995, 88

Инструмент сей живописи [татуировки] зделан з большим искуством из тростника о 5-ти и 10-ти зубцах. Так остры и тонки, как лутчие иглы. Оная привязываются к палочки под углом почти 80о , и живописец, обмакивая инструмент в черную или зеленую краску, которою оне делают из некотораго произрастения наподобие орехов, и на означенную фигуру на теле, приставя свой инструмент, и другою палочкою колотит. И тотчас выводит означенное.

Ратманов, Журнал... л. 48

[27 апреля /] 9 мая 1804. Около 9-ти часов, когда находились мы подле Восточнаго берега сего острова [Нуку-Хива], пришла к нам лодка с восмью островитянами. Приближаясь к кораблю, один из гребцов затрубил в раковину, а другой непрестанно махал белым лоскутом ткани.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 103

Во все время пробытия нашего в Маркезских что же касается до вымену каких либо редкостей или нацыональных вещей, коих скольки не было выменено на разные железные компанейские вещи, как то: железо, ножи и топоры, но все почти лучшие вещи присвоены капитаном Лисянским в собственность…
Для приласкания островитян, по требованию г-на Лисянского, отпущено мною для подарков 2 куска суздальской чешуйки, за которыя также и островитяне дарили ево разными нацыональными вещами, которые по жадности ево, Лисянского, присвоены были также в собственность.

Коробицын, 1944, 168

Чертеж и измерения нукухивского каноэ: (а) 1. Нижняя часть каноэ из цельного ствола дерева. (b) 2. Задняя часть, прикрепленная на пазах. (c) 3. Боковые план ки, наращивающие борта каноэ. (d) 4. Тонкие доски, зак р ы в а ю щие стыки между килем лодки и бортами, чтобы не было течи. (е) 5. Они прикреплены веревками из луба. (f) 6. Над строй ка из тонкого бамбука в кормовой части лодки, где сидят, управляя лодкой. (g) 7. Возвышение на носу для старейшины или вождя. (h) 8. Балансирные штанги, лежащие поперек лодки. 9. К ним прикреплен для остойчивости длинный балансир (i), касающийся поверхности воды. (k) 10. Скамьи. (l) 11. Лопасть весла. (m) 12. Рулевое весло по рис. Корюкина: Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 13Такие лодки использовали в военных целях, их тогда соединяли по две платформой из досок (от 12 до 14 футов) — на ней во время боя стояли войны. Эти лодки были сделаны грубо и парусом управ ляться не могли. Рисунок и измерения лодки выполнены корабельным мастером «Невы» И. Корюкиным. Длина 33 фута 4 дюйма, ширина 2 фута 6 дюймов, высота 2 фута 2 дюйма.

Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 13

Военных Маркизских лодок видеть мне не случалось, обыкновенныя же их лодки продолговаты и узки. Дно выдалбливается из цельнаго дерева, к которому потом нашиваются бока; нос прямой, как у галеры; по нем весьма удобно выходить на берег; на корме выводится довольно длинное дерево горбылем, в конец котораго проходит шхот треугольнаго паруса из тонкой рогожи. Чтобы лодка во время плавания не опрокидывалась, то кладется поперек между носом и кормою по два длинных шеста, на концы которых привя зывается перевес или коромысло, состоящее из довольно толстаго бревна, которое при наклонении лодки на сторону, упираясь в воду, препятствует ей опрокинуться.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 145 —146

Вещи, употребляемые жителями островов Вашингтоновых [рыболовные принадлежности]: 1. Перламутровые уды [рыболовные крючки]. 2. Мотушка с удою. 3. Сетка для ловли рыбы по рис. Лисянского: Лисянский, Собрание карт... л. 1Рыбаqносорог полосатый (Hornfish) по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, XXЯ купил весло у одного островитянина, которое мичман Берх, осматривая, уронил ненарочно на голову королю, сидевшему на шканцах, от чего он упал и начал делать разныя телодвижения, показывая, что он получил cильной удар… Г. Берх, стараясь загладить неумышленный свой поступок, подарил королю кусок обруча в 4 дюйма длиною, от чего его величество тотчас вскочил и захохотал, показывая знаками, сколь искусно умел он притвориться.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 111—112

Раковины Маркизских островов по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом А, л. 25 об., 26…нос у них длинный, украшенный плоскою резною фигурою, все суденышко, длиною сажень до 2-х, но так узко, что едва человек сидеть может; в носовой части сделано возвышение для перевоза чего-нибудь сухого, потому что в лодке одни гребут, а другие безпрестанно воду отливают; весла их не велики, но на конце широкую имеют округлость…

Резанов, 1995, 86

Сражаются на воде в больших лодках, нарочито сделанных для военнаго времени, и на земле деревянными копьями, булавами, бросанием каменьев из пращи. Таковые сражения решаются убиением двух или трех человек, которых они при торжественных обрядах едят. На лодках ездить право предоставлено одной только королевской родне, а прочие все приплывали к нашему кораблю, держа в руках, зубах или положа на спины кокосовые орехи и прочие свои произведения.

Гедеон, 1994, 51

[Папоротники Нуку-Хивы:] 1. Polypodium grossum. 2. Aspidium pilosum. 3. Pteris concolor. 4. Mertensia dichotoma по рис. Лангсдорфа: Langsdorff, 1810, 8; 16; 21; 29Море, окружающее берега сего острова, избыточествует рыбою, но жители, как кажется, не великие охотники до рыбной ловли; ибо она требует трудов, а иногда и опасности; нукагивцу же, так как и всякому дикому человеку, разстаться с приятностию праздной жизни весьма тяжело.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 147

Нам встретились препятствия другого рода на островах Вашинг- тоновых, когда мы бросили якорь на Нуку-Хиве. Обитатели этого маленького архипелага — антропофаги, и очень свирепые, поэтому нам приходилось соблюдать все предосторожности. Мы не могли совершать экскурсии в глубь острова, иначе как большими группами и с оружием, поэтому каждый раз были крайне стеснены и не могли собирать даже то, что находили по дороге.
…Г-н Тилезиус и я, чтобы сделать наблюдения по натуральной истории острова, одни отважились провести целую ночь в доме вождя, доверившись благорасположению дикарей.
... Мы пробыли на Нуку-Хиве 10 дней, и так как два Форстера экспедиции Кука уже обследовали другие, соседние острова, наши коллекции не могли пополниться большим числом совершенно новых объектов.

Langsdorff , 1810, 2

Горный голубь нукагивский (Kokuh) по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, XVIIIПопугайчик пигиди (Pihidi) по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, XVIIIБольшиство растений, которые Форстер отметил как растущие на Санта-Кристине, я нашел только здесь: несколько новых видов отмечено в моем ботаническом каталоге.

Langsdorff , 1813, 107

10/22 мая 1804. Сегодня в вечеру поймали мы серую птицу величиною с голубя. Она, летав несколько часов около корабля, села наконец на вантах, где взята была рукою.

Крузенштерн, 1809,228

Нужно упомянуть перьевые браслеты, сделанные из хвостов тропических птиц, которые носят танцоры. Чтобы раздобыть эти перья, аборигены взбираются на крутые скалы ночью и хватают птиц спящими. Они выдирают перья из хвостов, а птичек отпускают, чтобы повторить ту же операцию, когда перья снова отрастут.

Langsdorff , 1813,171-172
 
Источник: Вокруг света с Крузенштерном, Санкт-Петербург, 2005г
 
 
Продолжение


Источник: http://kruz.mcx.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=289&Itemid=99
Категория: Вокруг света с Крузенштерном | Добавил: alex (05.06.2013)
Просмотров: 698 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2021
Сделать бесплатный сайт с uCoz