РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 15.12.2017, 13:24

Главная » Статьи » 1803-1806 "Надежда" Крузенштерн И.Ф. » Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах.

КРУЗЕНШТЕРН И.Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА В 1803, 4, 5 И 1806 ГОДАХ. ГЛАВА V. ИССЛЕДОВАНИЕ ВОСТОЧНОГО БЕРЕГА ОСТРОВА САХАЛИНА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
 ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА в 1803, 4, 5 и 1806 годах. По повелению ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА АЛЕКСАНДРА ПЕРВОГО, на кораблях НАДЕЖДЕ и НЕВЕ, под начальством Флота Капитан Лейтенанта, ныне Капитана второго ранга, Крузенштерна, Государственного Адмиралтейского Департамента и ИМПЕРАТОРСКОЙ Академии Наук Члена.

ГЛАВА V. ИССЛЕДОВАНИЕ ВОСТОЧНОГО БЕРЕГА ОСТРОВА САХАЛИНА

Буря и беспрестанной туман продолжались с 25 го до 29 го дня, во время коих показывался нам берег редко, да и то на малые только мгновения. Лот был единственным нашим путеводителем. Но каким и он мог служить пособием у берегов совсем неизвестных? Сколь многих забот избавились бы мы, если бы знали прежде, что у сего берега нет ни островов, ни мелей, ни рифов, каковые встречаются часто у других берегов и в дальнейшем расстоянии! 28 го дня погода позволяла нам приближаться опять к берегу, от коего удалил нас в предъидущей день крепкой NW ветр на 35 миль. Не задолго пред захождением солнца усмотрели мы ясно мыс Делиль с лежащими близ него высокими горами, составляющими предел гористой части Сахалина; ибо к северу от сего мыса, кроме двух холмов величины посредственной, нет больше никаких возвышенностей. Весь берег низмен, покрыт малым лесом и вообще песчаной. Лаперуз, также при исследовании своем западной стороны Сахалина нашел в параллели 51° берег, состоящий из одного только песку. Остров Сахалин не шире здесь 50 миль; итак заключать надобно, что он между 51° и 52,° чрез всю ширину свою должен состоять из одного только песку, или что Сахалин состоит из двух островов, соединяющихся здесь весьма низким перешейком.

Июля 29 го начала погода опять нам благоприятствовать. По безветрии, продолжавшемся несколько часов, настал слабой ветр от SSW, при котором продолжали мы дальнейшие свои исследования. В полдень определена наблюдениями широта 51°,14,44", долгота 216°,8,40". В 3 часа по полудни находились мы от берега в 7 милях, где глубина была 30 саженей, грунт ил. Мы плыли вдоль берега, сообразуясь с открывавшимися более и более новыми местами на севере, NNW, NtW, N и наконец NtO сколько возможно в близком расстоянии, так что часто отстояли от берега не далее 3 х миль. И по сие время все еще я думал, что северная часть Сахалина, коей последняя к N оконечность должна лежать под 54° широты, и южная, мимо которой теперь проходили, составляют два особенные острова. Быв в таких мыслях, полагал я при усмотрении каждой вновь открывавшейся оконечности, что оная есть последняя южного острова; но сия надежда моя скоро оказалась тщетною.

В 4 часа по полудни показался высокой берег на NW, имевший вид острова по средине песков, его окружающих. Далее во внутренность острова покрывались все места густым лесом. Мне казалось не невероятным, что гористой берег на NW был тот самой, которой назвал Лаперуз мысом Бутен. В 8 часов вечера увидели мы оконечность, казавшуюся нам пределом песчаного берега; она лежала от нас на NW 40° и приметна очень по своему холму кругловатого вида. Сию оконечность, находящуюся в широте 51°,53,00" и долготе 216°,46,30", назвал я мысом Песчаным. Она не составляет предела песчаного берега, продолжение коего за оною к северу есть одинаково с южным. За нею лежит залив глубины довольной. На рассвете казался нам песчаной мыс на SWtS в расстоянии около 20 миль. Желая изведать залив за сею оконечностию обстоятельно и надеясь, может быть, найти здесь пролив, разделяющий остров, приказал я держать SW; но ветр, сделавшийся скоро потом прямо от SW, принудил нас плыть на WNW; однако мы приближились между тем столько, что могли уже видеть задней низменной берег залива. В одном месте только оставалось немалое пространство, которое все еще ласкало меня обманчивою надеждою; оно находилось от нас в 8 часов на NW. Даже с саленга не усматривали там берега, хотя расстояние наше от берега было едва 10 миль и глубина 17 саженей. Я тотчас стал держать курс к сему месту; но по прошествии одного только часа, увидели и тут соединение берегов с марса, а скоро потом и со шканец.

В полдень находились от нас на NW пять валообразных холмов, которые представлялись цепью островов на сей безмерной ровнине. И здесь весь берег, также как и на юге, едва возвышается над поверхностию моря. Он состоит из одного песку и несколько далее во внутренность острова покрывается густым, низким лесом. На NWtN виден был также песчаной холм, отличавшийся несколько своею высотою и плоским видом. В полдень определена наблюдениями широта 59°,17,29", долгота 216°,38,28"; расстояние наше тогда от берега было 5 1/2 миль; глубина 15 саженей. Склонение магнитной стрелки, которое со времени прихода нашего к сему берегу не превышало никогда одного градуса попеременно к востоку и западу, найдено средним числом из утренних и вечерних наблюдений = 0,57 западное.

С полудня начала глубина мало по малу уменьшаться. Сие обстоятельство принудило нас держать несколько далее от берега. В 5 часов находились мы уже от оного в 9 ти милях, где глубина была только 10 саженей. Лот бросали с обоих руслинов беспрестанно. Глубина уменьшилась неожиданно от 10 ти до 8, скоро потом до 5 ти и вдруг после до 41 саженей по обеим сторонам. Мы немедленно поворотили и легли OSO. Глубина оставалась несколько минут еще 41°, но скоро потом начала опять увеличиваться. Во время ночи держались мы под малыми парусами на NO. Сия отмель, первая найденная нами у сего берега, при меньшей с нашей стороны осторожности могла бы сделаться опасною; потому что глубина уменьшилась вдруг до трех саженей. Она лежит в широте 52°,20, долготе 216°,42,00", и вероятно, простирается на многие мили к северу и югу, а от берега в море на расстояние около 10 ти миль. Грунт находили мы здесь везде мелкой песок с кусочками звезд морских. Прежде нашествия нашего на отмель произвели мы с Г. Горнером в сей день наблюдения при благоприятствовавших обстоятельствах и пятью вычислениями лунных расстояний нашли долготу, в полдень 216°,39,10". А сию долготу и хронометры наши показывали.

Берег, которой от Песчаного мыса простирается прямо к северу, составляет против найденной нами отмели оконечность, от коей направление его почти нимало не переменяется. Он также низмен, песчан и покрыт мелким лесом. Вблизи оного рассеяны холмы. Последнюю оконечность достойную примечания по отмели, назвал я Мысом Отмели. Он лежит в широте 52°,32,30", долготе 216°,42,30" и отличается посредственной высоты холмом.

Июль. Август. 1–2 
Сей, единообразием своим наводивший на нас скуку, низменной, песчаной берег простирался еще далее к северу, и лишил нас чрез то совсем уже надежды найти здесь разделение Сахалина. При захождении солнца находился от нас севернейший, один из двух виденных холмов прямо на W. Я полагал широту его 52°,42,30". Далее к северу от него не показывалось никакого отличающагося предмета, Берег, простиравшийся так далеко, пока могло досязать зрение, казался все низменным, песчаным. В 9 часов легли в дрейф. В 29 e и 30 е число Июля осмотрели мы с великою точностию около 80 миль сего берега. Без случившейся чрезвычайно хорошей погоде не могли бы мы подходить к нему так близко; ибо он часто скрывался в расстоянии 7 и 6 милей. Мы опасались, что по двудневной ясной погоде скоро последует худая, и опасались не без причины. По безветрии и густом тумане, скрывавшем от нас совсем берег и продолжавшемся чрез весь 31 день Июля, настал ночью на 1 е Августа крепкой ветр от О прямо на берег. Глубина была 26 саженей, следовательно находились мы недалеко от берега. Итак долженствовали поставить столько парусов, сколько возможно было и стараться удалиться от оного. В полдень сделался ветр еще крепче, но нам удалось достигнуть глубины в 50, а под вечер и в 80 саженей. Ночью ветр стал стихать постепенно, а поутру 2 го Августа отошел к N, тогда мы взяли курс W прямо к берегу, которой увидели в 2 часа по полудни. Он был в сем месте посредственной высоты, однако гораздо возвышеннее виденного нами прежде к S; напротив того к N не видно было ничего, кроме песчаной низменности с малою коническою горою, бывшею пределом нашего горизонта на севере, и находившеюся от нас в 2 часа, скоро по усмотрении берега, на NW 60°. Ближайшее расстояние от нас было 9 миль; глубина 38 саженей. В полдень по наблюдениям широта 53°,28,4", долгота 216°,19,15"; следовательно находились мы 45 милями севернее холма, виденного нами 30 Июля в широте 52°,42,". Мы должны были идти назад к сему холму для связания с оным нашей описи; по сей причине назвал я его холмом Соединения. Но прежде, нежели направили путь к нему, держали прямо W к одной довольно выдавшейся оконечности, между которою и лежащим за нею гористым берегом казался быть большой залив. Я имел великое желание найти у северной части Сахалина якорное место, и на оном остановиться, почему и не хотел оставить залива сего неизведанным. В половине 1 го часа оказалось однако, что предполагаемое устье мнимого залива было не иное что, как низменной повсюду песчаными мелями окруженной берег, где бурун весьма силен. Итак мы переменили курс свой на SW. Берег простирался здесь до StW и состоял из одной песчаной низменности. В некоторых токмо местах показывались несколько выдавшиеся оконечности, между которыми находятся глубокия понижения, казавшиеся издали заливами; но близкое, часто не более трех миль, расстояние, в каковом проходили мы мимо берега, удостоверило нас в противном. Бурун у берега был везде весьма силен. Во многих местах простирались узкие надводные рифы далеко в море, в близости коих глубина вдруг уменьшалась, что принуждало нас часто переменять курс от SW до SOtS, и удаляться от берега на 7 и 8 миль; однако, не взирая на то, не скрылось от нас ни одно место. При умеренном ветре и течении к югу плыли мы так скоро, что я надеялся усмотреть холм Соединения до захождения еще солнца. В 5 часов по полудни показались далеко во внутренности берега некоторые немалые возвышения, а в 7 часов и другие, лежащие далее к югу, также и одна оконечность, от коей направление берега склоняется несколько к западу. Сию оконечность, лежащую в широте 52°,57,30" долготе 216°,42,00 , назвал я по имени уважаемого мною друга Статского Советника Вирста. В 8 часов увидели мы ясно холм Соединения. Усмотрение оного было для нас немаловажно; ибо я опасался уже, чтобы не оставить на карте нашей без точного определения пространства на несколько миль. Хотя мы и находились от холма Соединения в 19 милях; однако если разделить сие расстояние по полам и принять, что мы 30 Июля под вечер, когда лежал от нас сей холм прямо на W, могли осмотреть от него берег на 9 1/2 миль к северу,[158] равномерно 2 го Августа на 9 1/2 миль к югу; то и должно быть вероятным, что от осмотра нашего не скрылось ничто примечательное.

Чрез всю ночь и весь следующий потом день продолжалось безветрие, сопровождавшееся густым туманом. В полдень на несколько мгновений прояснилось и мы могли взять полуденную высоту солнца. Наблюдения в широте 52°,53,5", долготе 215°,46 показали течение 21 милю в сутки, прямо к югу, В 6 часов по полудни при совершенном безветрии опустил Г. Горнер в море Сиксов термометр. Теплота воздуха была 9°; на поверхности воды 6°; в глубине же 80 ти саженей опустилась ртуть на 1 градус ниже точки замерзания. К ночи сделался слабой ветр от юга. Обозрев берег до 53°,30 широты, могли мы, не взирая на туман, еще продолжавшейся, плыть опять к северу; почему и начали держать курс под малыми парусами 4 NNW и NWtN. Августа 4, не за долго пред полуднем туман рассеялся. Мы определили широту 53°,44,15", долготу 216°,13,43", при сем оказалось течение 10 миль на NOtN, которое удалило нас от виденного на севере последнего признака далее, нежели мы полагали. Итак, чтобы опять увидеть оный, поплыли мы на SW. В 2 часа усмотрели берег; в 4 часа приближились к нему на расстояние 7 ми миль, где глубина найдена 37 саженей. Мы признали все предметы виденные нами 2 го Августа. Малая коническая гора, бывшая тогда пределом зрения нашего на севере, лежала теперь на WSW; выдавшаяся же оконечность, за коею искали мы залива тщетно, на SW. К северу от конической горы имеет берег вид одинаковой. Он состоит из умеренной, ровной возвышенности, оканчивающейся низменным, песчаным берегом. Здесь находятся многие оконечности, между коими, как кажется издали, будто бы должно быть не большим заливам; но в самом деле они соединяются одна с другою. В одном только месте за выдающеюся далеко в море оконечностию не видно было соединения берега. Здесь, казалось, находится устье речки. Сия весьма отличающаяся от прочих оконечность лежит в широте 53°,40,00" и долготе 216°,53,00". Я назвал ее мысом Клокачева.

В четыре часа переменили мы курс на NW, а потом NWtN, и видели еще продолжение одинакого, вновь открывавшагося, низменного берега. В 5 часов принудил нас густой туман, помрачивший весь берег, лечь в дрейф и скоро потом удалиться от земли. Ветр дул умеренной от SSW при пасмурной погоде. За сим последовал свежий от OSO с густым туманом, продолжавшимся непрерывно четверо суток. Во все сие время лавировали мы, не удаляясь далеко от берега. Величайшая глубина, до коей доходили, была 72 сажени. Судя по оной полагали мы расстояние от берега 18 или 20 миль. Августа 8 в 4 часа по полуночи туман начал проходить; в 5 часов увидели мы берег, простиравшийся от SW на NW. Здесь казалось нам, что мы перенесены в другую часть света. Вместо низменного песчаного берега, вдоль коего плыли мы более двух недель, представился вдруг высокой гористой берег с некоторыми зеленевшимися между гор ложбинами. Он был вообще утесист и во многих местах казалось состоял из меловых гор. На NW от нас находился большой мыс, от коего направление берет склоняется к западу. Сей мыс назвал я Левенштерном, по имени третьего своего Лейтенанта. Он лежит в широте 54°,3, 15", долготе 236°,47,30". Пред ним великой камень.

Между сею частию берега и осмотренною нами прежде четыредневного тумана оставался промежуток, коего мы не видали; почему и должно было итти назад к S и отыскать последнее определенное место, от которого щитали мы себя в 20 милях. Ветр дул свежий от SO при пасмурной, туманной погоде, бывшей причиною, что мы принуждены были пройти назад 18 миль, пока могли узнать виденное 4 го Августа последнее место. Мы усмотрели его в 8 часов и пошли обратно к N, в расстоянии от берега не более 3 миль, где глубина была 25 сажен. От мыса Левенштерна к северу показались после еще четыре оконечности, из коих в каждой полагал я найти севернейший мыс Сахалина. Немногим южнее мыса Левенштерна видна была у самого берега долина, окруженная по большей части высокими горами. Здесь, вероятно, впадает в море источник. На сей долине стояли два дома, первые виденные нами на восточном берегу Сахалина. В другом месте недалеко от долины казался быть заливец между двумя оконечностями; но и сии соединяются узкою, продолговатою низменностию. Надежда наша найти здесь якорное место мало по малу совсем уничтожалась. От мыса Левенштерна до самой крайней на севере оконечности острова имеет берег вид суровой. Нигде неприметно даже и признаков растений. Весь берег, которой Англичане на морском своем языке назвали бы, ironcoast (железным), вообще почти одинаков и состоит из черного гранита с белыми пятнами. В расстоянии от оного на две мили глубина 30 саженей, грунт каменистой. В сем близком расстоянии плыли мы в параллель берега, имеющего направление от мыса Левенштерна до северного NW 35°. Сей последней, давно желанный нами, мыс увидели мы наконец в 10 часов пред полуднем в расстоянии около 25 миль; однако не могли определить широты его в сей день. За час пред полуднем небо помрачилось; дождь пошел сильной; берег закрылся, хотя и отстоял от нас не далее 3 х миль, где глубина была 35 сажен, грунт песчаный. Мы приметили здесь великую перемену в цвете морской воды. Она была мутна, желтовата. Г. Горнер нашел ее 8 ю гранами легче той, которую он свесил за день. Сия перемена должна произходить конечно от воды реки Амура, коей устье находится от сего места на 1 1/2 градуса к югу. В 1 час по полудни прояснилось. Северной мыс Сахалина лежал тогда от нас прямо на W; мыс Левенштерна в то же время на SO 5°; глубина была 55 саженей, грунт каменистый. При крепком SO ветре и пасмурной, туманной погоде обошли мы наконец северную оконечность острова. В половине 4 часа по полудни находилась оная на S. В сие время увидели мы высокой берег, простиравшийся далеко на SW. Пасмурная погода не позволяла усмотреть предела берега, вдавшагося между северным и северозападным мысом Сахалина, а потому и казался быть большим заливом. Берег, виденный на SW хотя также высок, но нестоль горист, как прилежащий к северному мысу Сахалина. Весьма свежий ветр от OSO принудил нас лечь в дрейф под зарифлеными марселями. Мы приметили, что течение влекло нас сильно к берегу; глубина час от часу уменьшалась; а потому и следовало держаться во время ночи далее в море.

Августа 9 го на рассвете при пасмурной погоде и умеренном О ветре, поставив все паруса, поплыли мы к SW. Я полагал, что северной мыс находился от нас в сем направлении. Берег показался не прежде 9 часов и был тот самой, которой видели мы вчера в тумане на SW от северного мыса. Последней усмотрели мы в 10 часов, но не ясно за туманом. Он лежал на SW 5°; а северозападный мыс в тоже время на SW 5°. Сии обе оконечности были тогда от нас в равном расстоянии, около 15 миль, где глубина найдена 35 саженей, грунт песчаный, они составляют северную сторону Сахалина и достойны особенного примечания. Я назвал оные ЕЛИСАВЕТА и МАРИЯ: да украсятся и процветут сии дикия и бесплодные места именами любезными каждому Россиянину,

Мыс ЕЛИСАВЕТЫ, лежащий в широте 54°,24,30", долготе 217°,13,30", высок, каменист и оканчивает цепь гор, простирающихся от него к югу. Он весьма приметен по множеству остроконечных голых камней, около коих не видно нигде ни кустарников, ни малейшей зелени и унижается постепенно к морю. На покатости его стоит малой пик, а на самом краю большой высокой камень, окруженный малыми. Имея сей мыс на W, представляется он в весьма сходственном виде с южною Камчатскою оконечностию или мысом Лопаткою; но только выше сего последнего. На западной стороне его выдается оконечность, которая составляет с ним малой вовсе открытой с моря залив.

Мыс МАРИИ, лежащий в широте 54°,17,30", долготе 217°,42,15", ниже мыса ЕЛИСАВЕТЫ. Он состоит из немногих холмов, почти одинакой высоты, а потому и имеет вид ровной возвышенности, склоняющейся постепенно к морю, где оканчивается утесом, от коего простирается опасный риф к NO. Великой бурун, видный в том же направлении, доказывает, что риф сей идет под водою далеко в море. У сего мыса течение столь сильно, что может преодолено быть только при свежем ветре; почему осторожность требует не подходить к нему близко: в противном случае, если сделается нечаянно ветр от NW, можно легко подвергнуться опасности; потому что нельзя не полагать, чтобы риф не шел и еще гораздо далее, нежели как то мы приметили. Холмы, стоящие близ северозападной оконечности Сахалина, также и вся вышеупомянутая равнина покрывались прекраснейшею зеленью, придававшею месту сему вид гораздо приятнейший, нежели каковой имеют окружности северного мыса, состоящие по большей части из голых каменных утесов.

Между мысами ЕЛИСАВЕТЫ и МАРИИ находится великой залив, углубляющийся довольно во внутренность берега. Берега залива по большей части высоты умеренной, а в некоторых местах столь низменны, что мы с великою уверенностию надеялись найти здесь скрывавшееся от нас хорошее якорное место, В таковой надежде пошли мы в сей залив; однако, приближившись к берегу, усмотрели, что мы обманулись с своем чаянии. Залив сей повсюду окружен низменностями. При сем увидели мы в близости югозападного берега у подошв гор прелестнейшую долину, и на оной селение, состоявшее по нашему щету из 27 ми домов. 35 человек сидели на берегу рядом. Это были первые жители Сахалина, которых нашли мы в сие плавание. Я послал Лейтенанта Левенштерна на берег для получения известий о сих людях и о стране, в коей они обитают. Полагая, что сюда переселились Татары с противулежащего берега Азии, приказал я Г-ну Левенштерну не удаляться по выходе на берег далеко от оного, и при малейших подозрительных признаках назад уехать. Гг. Горнер и Тилезиус, отправилися также с ним в два часа по полудни. Корабль лежал между тем в дрейфе, в расстоянии на 1 1/2 мили от берега. Глубина, уменьшавшаяся весьма правильно, найдена 9 саженей; до одиннадцати сажен грунт вообще каменистый, а потом мелкой песок.
Через полчаса по отъезде пристало гребное судно к берегу против селения. Близкое расстояние позволяло нам наблюдать верно все движения обеих сторон. Островитяне, казалось, приняли наших хотя и не враждебно, однакож и не весьма приязненно. Гребное судно возвратилось в 4 часа со следующим известием: по приближении оного к берегу встретили приехавших три человека, которые, судя по одеянию, долженствовали быть начальниками. Каждой из них имел в руке лисью шкуру, коею махал по воздуху и кричал так крепко, что и на корабле было очень слышно. Приехавшие вышли между тем на берег. Их обнимали сии три человека с изъявлением усердия; но далее идти, казалось, некоторым образом препятствовали. В то же самое время подходили к ним прочие жители селения. Каждый из них имел при себе кинжал, а начальники сабли, что возбуждало в наших подозрение. Г. Левенштерн возвратился немедленно со своими товарищами опять на шлюпку и отъехал. Он приставал потом в другом месте несколько севернее от прежнего, и нашел там недалеко от берега за малою возвышенностию озеро, простирающееся далеко во внутренность острова. Г. Левенштерн видел жителей селения только несколько минут, но не взирая на то, заключил но наружному их виду справедливо, что они не одинакого происхождения с Аинами, обитателями южной стороны Сахалина, хотя по большей часта одеты были в парки также как и последние. Начальники имели на себе платье пестрое, шелковое; да и многие из прочих верхнее шелковое же весьма разноцветное. Мы не сомневались нимало признать людей сих Татарами, в чем через несколько дней после, познакомившись с жителями другого близкого к сему селения, удостоверились действительно, как то ниже объявлено будет.

Если бы вознамерилась когда либо Россия завести селение в северной части Сахалина; то залив сей есть удобнейшее место к совершению такового предприятия. Он весьма открыт; но при всем том имеет, кажется, преимущество пред рейдами на островах Тенерифе и Мадере, на которых в известные времена года стоят на якоре великие флоты с совершенною безопасностию. Глубина, как выше сказано, в расстоянии от берега на 1 1/2 мили, 9 саженей, грунт мелкой песок; она уменьшается постепенно; в расстоянии на один кабельтов от берега 3 сажени; грунт для якорного стоянья весьма хорош. Летом бывают северные ветры редко; посему залив сей совершенно тогда безопасен. О редко случающихся летом здесь ветрах заключаю я из того, что у берегов всего залива, открытого от NO до NW, не приметили мы нигде ни малейшего буруна. Гребное наше судно приставало к берегу с такою же удобностию, как будто в какой либо со всех сторон закрытой пристани. Во все время плавания нашего около Сахалина не случалось никогда продолжительного северного ветра, выключая только 2 й день Августа; господствовавшие ветры были меж SO и SW. В случае крепкого ветра от NO или N можно удобно вылавировать из залива в море; потому что он весьма пространен; и если не захочет кто оставить берега, тот найдет на NW стороне Сахалина в заливе, в коем стояли мы после на якоре, довольную защиту от N и NO штормов, не взирая на худой грунт. Долина, на которой открыли мы Татарское селение, была бы особенно удобною к заведению колонии. Место сие имеет вид прелестный. Трава везде тучная и высокая. Окружающие долину возвышения и горы покрываются прекраснейшим сосновым лесом. Великое озеро, в которое втекают многие источники, лежит в близости. Итак запасаться дровами и водою весьма удобно. расстояние сухим путем от малого залива, находящагося по другую сторону, составляет едва 5 миль. Далее к мысу МАРИИ видели мы другое селение, меньше первого. В нем, вероятно, обитают также Татары, вытеснившие, или может быть и истребившие Аинов. Между сими двумя селениями видели мы пасущихся на берегу оленей. Я не сомневаюсь, что земледелие может быть здесь также небезуспешно.

Сей залив составляется с восточной стороны мысом ЕЛИСАВЕТЫ, а с западной мысом МАРИИ, которые в направлении NO и SW 65° отдалены один от другого 18 миль. Долина, в которой находится Татарское селение, лежит в самую внутренность залива в широте 54°,15,45", долготе 217°,23,00", около 9 ти миль южнее мыса ЕЛИСАВЕТЫ. В отдалении, когда не видно еще селения, отличается место сие особенно тем, что кажется двумя островами, между коими надеялся я найти безопасную пристань.[159] 

Я конечно остановился бы у оного на якоре, дабы изведать залив с большею точностию, чего он мне казался достойным, более еще по тому, что Лейтенант Левенштерн принужден был так скоро от Татар удалиться; но как по долговременной пасмурной погоде настал наконец ясной день, то я надеясь, что такая погода продолжится несколько дней, хотел употребить дорогое время на испытание важной северозападной стороны острова; ибо я оставался всегда в надежде найти там безопасное пристанище, где желал остановиться на некоторое время.

По возвращении Г-на Левенштерна и по поднятии гребного судна поставили мы все паруса, чтобы обойти мыс МАРИИ. При выходе нашем из залива увеличивалась глубина постепенно от 8 ми до 16 ти саженей; по приближении же к мысу МАРИИ оказалась она вдруг 48 саженей. В 8 часов вечера, когда мы находились от берега в 7 милях, корабль не стал слушать руля, хотя ветр дул попутной и свежей. Сие произходило от сильного стремившагося к WSW течения, которого направление в 2 часа по полуночи переменилось к ONO. Ветр дул еще свежей; но кораблем управлять было не можно и нас несло течением. Для измерения оного спустили в 10 часов утра гребное судно, поставили его у корабля на дреке; мы нашли скорость течения 2 1/2 мили в час. Испытание оного другим средством показало тоже самое. Впрочем ночью течение действовало сильнее. Пред полуднем остановились мы на верпе на глубине 35 ти саженей, грунт мелкой песок. Мыс ЕЛИСАВЕТЫ лежал от нас тогда на SO 79°; мыс МАРИИ на SO 31°; а вновь открывшаяся нам оконечность северозападной стороны острова, которую я назвал мысом Горнером, на SO 28°.

Широта якорного нашего места найдена 54°,30,12 , а исправленная долгота по хронометрам 217°,59,06". В 2 часа сделался свежей ветр от NO, при котором вступили мы под паруса и пошли к мысу МАРИИ, находившемуся от нас в 8 часов вечера на W 1/2 N. Ночью отошел ветр к SO и дул сильно во весь следующий день; дождь шел беспрерывно; солнце не показывалось ни на мгновение. Сия худая погода принудила нас лавировать в канале, разделяющем Сахалин от берега Татарии, которого мы однако не могли видеть. Глубину находили здесь от 29 до 37 саженей. Течение было вообще весьма сильно. Во время ночи сделался ветр слабым, и корабль опять руля не слушал. До 10 ти часов утра несло нас течением, которого мы не могли преодолеть, ветр настал тогда свежий от NW, и мы принуждены были плыть SOtS вместо ONO. Сей последний курс не прежде могли мы взять, как в 2 часа по полудни. Положение берега подавало повод думать, что за мысом Горнером должен быть безопасной залив. В сем чаянии приближились мы к берегу на 1 1/2 мили; однако нашли после, что залив некоторым образом хотя и защищен, но обширность его гораздо менее, нежели каковую полагали мы сначала. Не нашед нигде лучшего якорного места, остановились мы после в сем заливе на якорь 14 го Августа.

В полдень найдена широта 54°,4,10", долгота 217°,51,30". Сие место разнствовало от выходившего по корабельному счислению 32 милями к N. Прямо на Ост лежал от нас тогда высокой пик, стоящий в средине берега. К югу от оного находится еще другая довольно высокая гора с двумя вершинами. В тоже время лежал от нас мыс МАРИИ на NO 28°, а дальнейший виденный на юге берег на OSO. Пик, которой назвал я по имени нашего Доктора Еспенберга лежит в широте 54°,4,10", долготе 217°,10,00".[160] Отселе поплыли мы в параллель берега в расстоянии от 1 1/2 до 2 миль, дабы не скрылся от нас ни самый маловажнейший предмет, где глубина была от 12 до 17 саженей.

NW я часть Сахалина имеет во всем преимущество пред южною. Горы покрываются от подошвы до вершин густыми низкими лесами, а лежащие между оными долины тучною травою, по коей заключать должно, что они удобны к земледелию. Берег вообще желтого цвета, и утесист; почему и кажется стенок искуством человеческих рук воздвигнутою, которая в некоторых местах прерывается понижениями, где находятся или жилища, или признаки близкого селения, как то лодки, стоящие жерди для сушения рыбы и тому подобное. Последнее к югу сего берега селение была большая деревня, которая состояла из домов хорошо выстроенных. Мы видели даже и нивы, обработывание коих доказывало, что здесь живет народ, успевший в образе жизни более, нежели Аины. Разделение высокого от низменного берега оказалось и здесь лежащим под тою же параллелью, под коею находится на стороне северовосточной. Сей берег отличается также некоторыми горами, подобными лежащим на стороне противоположенной, которые мы и отсюда ясно усматривали. От помянутого разделения начинается опять низменной песчаной берег, простиравшийся так далеко к SSW, пока могло досязать зрение. Несколько отдельно стоящих песчаных холмов суть единственные отличительные признаки, каковые видели мы и на восточной стороне. Сии песчаные холмы, не взирая на единообразной, простой состав их, представляют нечто живописное. НепраВильное их положение, разность их видов и высот придают месту сему вид развалин древнего великого города. По мере приближения к сему песчаному берегу, глубина также уменьшается; мы находили оную 8 1/2 и 8 саженей. Под вечер начал дуть ветр свежей от NNW т. е. по направлению пролива; но как низменной, песчаной берег уклонялся еще более и более к западу, так, что если бы держаться в параллель оного; то надлежало бы плыть на SW; почему я для предосторожности велел привести к ветру и идти поперек канала к западу. На дальнейшей оконечности, виденной нами прежде наступления вечерней темноты, находился высокой холм, которой в сем песчаном море особенно отличался, а в некоем от оного не весьма великом отдалении высокой пирамидальной камень.

На рассвете следующего дня, поставив все паруса, поплыли мы к SO, чтобы осмотреть берег, простиравшийся в сем направлении. В 8 часов переменили курс на StW. В сие время открылся виденный вчера ввечеру в дальнем расстоянии песчаной берег, скоро потом и продолжение оного далее к западу. В 11 часов усмотрели от SWtW до W высокой, гористой берег, которого прежде за туманом не могли видеть. Ето долженствовал быть берег Татарии. Между крайнейшею гористого берега сего оконечностию, за коею далее во внутренности находятся два хребта гор высоты посредственной, и песчаным берегом Сахалина, показался пролив шириною не более 5 миль. Здесь долженствовал быть канал, ведущий к устью Амура; мы начали держать курс прямо к оному. В 5 ти милях от него глубина уменьшилась до 6 ти саженей; почему я не осмелился идти далее. Итак, приказав лечь в дрейф, послал Лейтенанта Ромберга на гребном судне с таким препоручением, чтоб он, подошед во первых к оконечности Сахалина до глубины 3 х сажен, держал потом поперек канала к противолежащему мысу Татарии и измерял бы глубину оного чрез всю ширину его. В 6 часов вечера Г. Ромберг возвратился по сделанному ему пушечными выстрелами сигналу, потому что два часа уже прошло, как мы его со всем не видали. Он донес, что сильное течение от S затрудняло его чрезвычайно, и принудило оставить приближение к оконечности до глубины 3 х сажен, к чему побужден он был и тем, чтобы не потерять времени нужного к измерению глубины в самом канале. Впрочем полагал он, что приближался к оконечности Сахалина на расстояние в 2 1/2 мили, где нашел глубину 4 сажени, после чего взял курс к мысу Татарии; сначала была глубина одинаковая, а потом уменьшилась до 3 1/2 саженей, откуда возвратился по сделанному ему сигналу. Он привез с собою ведро воды, почерпнутой на средине канала, в том месте откуда он назад воротился. Сия вода оказалась совершенно пресною, и весила одним граном только более нашей корабельной воды, взятой из Петропавловской гавани; а с тою водою, которою мы запаслись в Нангасаки, весом была равна, и к питию совершенно годна. Во время бытности нашей пред входом канала действовало течение весьма сильно от S и SSO. По всем сим примечаниям полагать следовало, что устье Амура долженствовало находиться в недальнем расстоянии от мыса Татарии.

Обе оконечности, составляющие вход канала, назвал я именами 2 го и 3 го Лейтенантов. Оконечность Татарии, лежащую в широте 53°,26,30", долготе 218°,13,15", мысом Ромберхом; оконечность же Сахалина, лежащую в широте 53°,30,15", долготе 218°,05,00" мысом Головачевым. 

По поднятии гребного судна приказал я держать курс к берегу Татарии; при захождении солнца приближились мы к нему на расстояние 6 ти миль, где глубина была 9 и 10 саженей. Несколько севернее мыса Ромберха видели два малых острова, от коих простирается низменной берег к NW в одинаком направлении с высоким берегом Татарии. Виденные в некоторых местах на сем последнем берегу понижения, заставляли сомневаться: состоит ли оный низменный берег из цепи малых островов, или из одного великого острова, которые в обоих случаях должны отделяться от матерого берега проливом; поелику отличаются разностию цвета от сего столько же, сколько и от лежащего за двумя малыми островами в близости мыса Ромберха: следовательно должны находиться и в одинаком отдалении. В 8 часов легли в дрейф на глубине 9 1/2 саженей. Мыс Головачев находился тогда от нас на SW 55°, мыс Ромберх на SW 5°, а севернейшая оконечность берега Татарии на NW 83°. Сию последнюю лежащую в широте 53°,38,00", долготе 218°,34,30", назвал я мысом Хабаровым, для сохранения в памяти имени предприимчивого и искусного Россиянина, которой в 1649 году отважился на опасное предприятие с малыми пособиями на собственном иждивении; дабы совершить открытие не давно узнанной тогда реки Амура, и доставишь сие важное приобретение своему отечеству.

Ночью сделался ветр от SO. Мы, поставив все паруса на рассвете дня, старались плыть вдоль берега Татарии, чтобы выдти сим курсом из канала; но течение действовало от S столь сильно, что, не взирая на весьма свежий ветр, под всеми парусами не могли никак привести корабля на курс NW, а тем менее еще на WSW, которой желал я взять, дабы осмотреть часть Татарского берега. Два часа тщетно покушались успеть в том, хотя ход и был 7 узлов. Наконец в 6 часов, не возмогши преодолеть силы течения и идти к западу, приказал я держать курс NOtO к северозападной оконечности Сахалина, где в заливе, мимо коего мы проходили и видели у оного немалое селение, желал я остановишься на якорь, чтобы познакомиться с Татарами, овладевшими северною частию Сахалина. В 6 ть часов вечера пришли в залив и бросили якорь на глубине 9 ти саженей, грунт каменистый, в расстоянии на 1 милю. от ближайшего берега.

Примечания

158 Сие расстояние уменьшается еще двумя милями; потому, что мы после того, когда лежал от нас сей холм прямо на запад, плыли полчаса к. северу.

159 Наблюдения, учиненные нами в близости мыса МАРИИ, показали, что полные воды бывают здесь в 2 часа по полнолунии и новолунии, возвышение коих должно быть, что моему мнению, довольно велико.

160  Г. Горнер во время лавирования нашего в проливе испытывал многократно удельную тяжесть воды морской, и нашел в нынешний день, что она весила только 78 гранов, следовательно была 12 гранами легче, нежели весит морская вода в средних широтах и 14 гранами тяжелее речной воды. Сие обстоятельство уверило нас, что мы приближались к устью Амура.

Источник: Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1800 гг. на кораблях "Надежде" и "Неве", М., 1950


Источник: http://fb2lib.net.ru/book/147867#TOC_idp178376
Категория: Крузенштерн И.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах. | Добавил: alex (29.09.2013)
Просмотров: 110 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz