РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2017, 13:16

Главная » Статьи » 1803-1806 "Надежда" Крузенштерн И.Ф. » Вокруг света с Крузенштерном

ВОКРУГ СВЕТА С КРУЗЕНШТЕРНОМ. ЧАСТЬ 15.

ВОКРУГ СВЕТА С КРУЗЕНШТЕРНОМ

Русская Америка

Версия для печати

29-го [июня / 11 июля 1804] покрыл нас густой туман и во весь день продолжалось маловетрие; 30-го в 12-м часу туман несколько прочистился, тогда видели Чиниатский мыс (на английских картах — мыс Гренвиль) в 10 итальянских милях. В 5-м часу пополудни, при брамсельном ветре миновав оный мыс, выпалили из пушки с ядром; по таковому знаку приехала к нам двухлючная байдарка….. Июля 1-го числа в начале 2-го часа пополуночи, закрепив все паруса, остано вились на верпе при глубине 5 сажен и грунте иле. Тогда ж приехал к нам г-н Баннер на яле и с ним две 14-весельные байдары. В 11-м часу туман прочистился, подняли верп и пошли буксиром в Павловс кую Гавань….. Во втором часу с Павловской крепости салютовано из 11 пушек; в 2 часа, прошед оную крепость, положили якорь.

Гедеон, 1994, 54-55

Кадьяк есть один из самых больших островов, принадлежащих России в четвертой части света; он весьма горист и окружен глу бокими заливами, в которые впадает множество речек, по берегам коих можно заводить селения, прочия ж места покрыты скалами и почти вечным снегом.
…Число природных здесь земных зверей не слишком велико. Они состоят из медведей, разных родов лисиц, горностаев. Собак и мышей. Со времен же г. Шелехова разведены на оном рогатой скот, козы, свиньи и кошки. Я также имел удовольствие в бытность мою к вышесказанным родам домашних животных прибавить Аглинскую овцу и Русскаго барана, от коих уже произошел и плод.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 66; 68

Между тем поставлю я себе долгом вникнуть в управление всех американских областей, дать им душу правления, сообразную кроткому Вашего Императорского Величества царствованию, истребить все варварские обыкновения, ежели где существуют они, и впредь каждому, что единым человеколюбием достигать могут Высочайших Вашего Императорского Величества милостей.

Донесение Н. П. Резанова Александру
I с острова Уналашки 18 июля 1805 г. //Командор, 1995,281

Со вступления нашего в залив Ситку до того времени, как мы стали на якорь, не видно было нигде не только ни одного человека, но даже и ни малейшаго знака, что бы в местах сих было какое-либо жилище. Взорам нашим повсюду являлися леса, которыми все берега покрыты. Сколько мне не случалось встречать необитаемых мест, но оныя никоим образом дикостию и пустотою своею с сими сравниться не могут. Оне, как кажется, определены самою природою в жилище не людям, но диким зверям.
…Хотя здешний Западный берег был известен нам со со вре мени Капитана Чирикова, но никто не знал, к чему он принадлежит, к материку или к островам.
…Первое наше заселение здесь было сделано в 1800 году г. коллежским советником Барановым, с согласия самих жителей и существовало до 1802 года, когда дикие, возпользовавшись неос- торожностию наших поселенцев, произшедшею от излишней к ним доверенности, раззорили оное и насытили алчность свою кровию многих невинных, а корыстолюбие немалым богатством.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 3; 136 137

Поверьте, милостивые государи мои, что американцам нужны только примеры семейственной жизни и хозяйства — но их нет здесь; нужно заняться ими — но сие упущено из виду; нужны примеры доброй нравственности — но они все реже. Люди, идущие в промысел, суть частью народ буйный. Пьяный и столько развращенный, что всякое общество должно счастием считать, что избавилось их, но здесь крайность заставила их тише быть, ибо нет праздности, да и к пьянству мало способов. Выходя в Охотск, берутся они за прежнее мастерство, пропивают в несколько недель четырехгодичный труд свой и потом опять в Америку возвращаются; и так, каких примеров ожидать от них?

Н. П. Резанов — директорам Российско-американской компании из Новоархангельска 6 ноября 1805 г. //Командор, 1995, 294

26-го [июня / 8 июля 1804] в начале 3-го часа пополудни уви дели остров Укамок, или Чирикова; 27-го в 2 часа Троицкие острова Ситхинок и Тугидок. 28-го в половине 3-го часа пополуночи открылся глазам нашим Кадьяк с высокими своими горами, кои чрез все лето бывают покрыты снегом. По мере нашего приближения к нему то встречали, то провожали величавые киты. В 5-м часу подняли Российский купеческий флаг и в разные часы выпалили из пушек три раза. В 2 часа пополудни приехал к нам из Трехсвятительской гавани старый байдарщик Острогин, который остался у нас на судне для показания входа в Павловскую гавань.

Гедеон, 1994, 54-55

[28 июня / 10 июля 1804.] В четыре часа подошли к гавани Трех Святителей, откуда приехал к нам один российский промыш ленник и несколько природных жителей острова Кадьяка на своих байдарках… Я предполагал к вечеру дойти до мыса Чиниатскаго, но ветр нас задержал так, что только к захождению солнца могли мы приближиться к острову Салтхидаку.
И числа ветр дул южный; но по причине густаго тумана мы даже в пяти саженях от корабля не могли ничего видеть…

Лисянский, Путешествие... ( I ), 242—243

13 числа с полуночи легли на N… не успели еще убрать паруса, как услышали неподалеку чрезвычайной шум. Полагая, что оный произходил от гребных судов, к нам отправленных (ибо, вошед в залив, я послал на байдарке письмо в гавань, дабы подали мне возможную помощь) из гавани Св. Павла, я велел закричать ура! И чрез несколько минут увидел байдары или большия кожаныя лодки, наполненныя людьми. На одной из них приехал помощник правителя г. Бандер. Сие весьма нас обрадовало; ибо после десятичасоваго нашего разъезда лоцман наконец признался, что он и сам не знает, где мы находимся.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 244

В Павловской Гавани все строения из елового леса. На бе регу, близ которого на якорях стоят суда, такелажная с другими большими для поклажи горницами. Напротив оной на горе новый правительский дом с библиотекою, а от него в виде продолговатого четвероугольника восемь разных семейственных домов. Против правительского дома при самой оконечности мыса стоят церковь и колокольня с ветхими крышами. Пред самым входом в церковь по правую сторону — общая компанейская поварня, а по левую — са рай для байдар и разных поделок, позади сарая — кладовые для кормов и балаган, т. е. на столбах сарай, в котором пол из жердей для свободного проходу воздуха; в нем хранится юкола и качемаз. В кладовых содержат китовое, сивучье и нерпячье мясо, жир кито вый и сивучий, сарану и ягоды, шикшу, брусницу, морошку. Все оные кормовые припасы привозятся из артелей. Против церкви за ручьем, на возвышенном месте прежде бывшая деревянная полуциркулем крепость, коей третья часть за ветхостию уже отломана, а остались только покои для конторы, казарма для промышленных, магазин для пушных товаров, лавка с погребами и немного в отдалении кузница с слесарнею. Все оное строение ветхо. Засим под горою старый правительский дом, где теперь находится Российско-американское училище, ветхие покои для духовной миссии, общая компанейская баня, круглый кажим, где живут каюры и больные, и новый скотский дом. От сего последняго в недальнем расстоянии находятся дом правительского помощника и гостиные покои.

Гедеон, 1994, 56

Алеуты росту посредственнаго и немужественны, смугловаты и в расположении лиц несколько похожи на калмыков.

Коробицын, 1944,179

…Роста среднего, собою редкие статны, по большей части сутуловаты, лицо имеют немного широкое, смуглое, иные румяно- белое, нос посредственный, глаза и волосы черные, брови густые, уши широкие, губы несколько толстые и зубы белые. У мужчин и женщин около всей почти окружности обоих ушей проняты дырочки, в которых носят бисера… корольки, а богатые еще по два янтаря.

Гедеон, 1994, 76

По причине… отяготительных компанейских работ алеуты по всем жилам в зимнее время претерпевают великий голод; съедают нерпичьи пузыри, в коих хранят жир и кислую икру красной рыбы, лавтаки, мауты и прочие из жил сделанные вещи за неимением ракушек и морской капусты, когда лайда покроется льдом. Состра дательный человек едва может удержаться от слез, увидев в таком положении сих несчастных, кои более похожи на мертвецов, нежели на живых людей. По отъезде мужей в партию жены с малолетни ми детьми, дряхлыми стариками и старухами, как за неимением байдарок, так и за наложенными от компании на лето оброками относительно чистки рыбы, копания сараны и собирания ягод не могут и не имеют времени запасти для себя нужного на зиму корма; и потому часто случается, что многие умирают от голода. Все сие не есть ли отяготительнее и разорительнее ясака, который с 1794 года не собирается? И есть ли знак ласкового и дружеского обращения? Слова «ласковое и дружеское обращение» всегда обращают первое место на губах и бумагах компании, а не на самом деле.

Гедеон, 1994, 86

Покинув этот остров [Японию], мы во второй раз вернулись на Камчатку, где я покинул корабль Крузенштерна, вняв предложениям и обещаниям Резанова, и отплыл с ним к северо-западным берегам Северной Америки. Эта экспедиция длилась полтора года и была для меня потерянным временем, так как на этих бесплодных и почти необитаемых берегах я не достиг ничего из того, на что надеялся и что было необходимо для моих открытий.

Langsdorff, 1810, 3-4

Кадьякцам надлежит отдать справедливость за изобретение байдарок, которыя строют они из тонких жердей, прикрепленных к шпангоутам, или, лучше сказать, к обручам, китовыми усами и об тягиваются нерпячьими кожами, так хорошо вместе сшитыми, что ни капли воды никогда не проходит во внутрь оных. Теперь их три рода в употреблении, т. е. трех лючныя, двух лючныя и однолючныя.
.. Я сам проехал в троелючной слишком 400 верст и могу сказать, что не имел у себя никогда лучшаго гребнаго судна.
Когда в пути захватывают их штормы в открытом море, тогда по нескольку байдарок соединяются вместе и дрейфуют спокойно до перемены погоды. В таком случае каждому гребцу нужно иметь камлейку, из крепких кишок сшиту, которая у рукавов и у капишо- на на голове затягивается снуром, ибо волны во время бури часто плещут чрез байдарку. Сперва было для меня весьма неприятно чувствовать движение киля и членов байдарки, которые на каж дом валу сгибаются и разгибаются, но потом, привыкнув, я много забавлялся оным.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 96 98

Большое здание с флагштоком — казарма. Поблизости от него, на соседнем холме, — магазины. Рядом церковь, слева, между ней и казармами, здание компании, построенное для различных работ. Позади него жилище ее главного надзирателя господина Бандера. Справа от церкви новый дом, который построил господин Лисянс кий, и рядом маленькие жилища ремесленников. На переднем плане большой новый магазин, около которого господин Баранов ради удовольствия жителей позволил установить русские качели и кару сель. Слева от казармы жилище священника, рядом с построенной школой. Немного левее вдали округлое большое здание для всех здесь живущих алеутов.

Langsdorff, 1812 (II), Kupf. 4

Вечером мы вышли осмотреть местность и постройки под при смотром господина Бандера. Очень опрятный дом, который был построен в прошлом году матросами капитана Лисянского, был предоставлен камергеру [Резанову], мы, остальные, должны были довольствоваться очень маленькими и бедными квартирами.

Langsdorff , 1814, 58

Компания придала сему месту преимущество для заселения по тому только, что там растет множество елеваго лесу, котораго в других местах острова совсем нет.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 107

Головы свои покрывают они шапками из птичьих шкур или плетеными шляпами, имеющими вид отреза плоскаго конуса и выкрашенными сверху весьма искусно.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 73

[О каске нерпячьих охотников:] Охотник скрывается между каменьев и, надев на голову шапку, сделанную из дерева наподобие нерпячей морды, кричит голосом нерпы. Животное, надеясь найти себе товарища, подплывает к берегу и там лишается жизни.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 87

Между разговорами занимались мы разсматриванием ишхатов, или корзинок, плетенных из коренья, в которых жители хранят все свое имущество. Корзины, принадлежащия мущинам, наполнены были стрелками разных родов и кусками дерева с небольшим изог нутым ножом, зубом и камнем (сии последние вещи составляют все кадьякския орудия для разных поделок…) в женских же корзинах содержатся разные лоскутки, жилы, бисер, иголки и другия мелочи, которыя в Европе и самый нищий выбросил бы на улицу.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 54 55

Кадьякское орудие состоит в длинных пиках, гарпунах и стрелках, которыми промышляются морские звери, как то: киты, нерпы, касат ки и бобры. Когда жители вели войну между собою, то вооружались большими луками наподобие аляскенских и стрелами с аспидными или медными носками; но ныне редкие держат при себе сии оружия….. Есть еще особливый род нерпячьих стрелок, кои довольно походят на бобровыя и разнятся с касаточными только одними носками, ибо у последних оные подлиннее и вставляются в кость, которая при ударе выпадает.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 89

Здешния стрелки бросаются с узких дощечек (правою или левою рукою), которыя держать должно указательным пальцем с одной стороны, а тремя меньшими с другой, для чего вырезываются ямки. Они кладутся перяным концом в небольшой желобок, вырезанный посреди вышеозначенной дощечки, и бросаются прямо с плеча.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 90

Настоящее состояние кадьякцев сколько противно правилам справедливости, столько вредно и для самой Компании. Ежели оно, к крайнему сожалению, не переменится на лучшее, то чрез 20-ть лет не останется на сем острове ни 200 человек, от чего самые богатые в свете промыслы должны будут изтребиться совершенно, ибо почти ни один из природных россиян не в состоянии убить бобра.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 103—104

Кадьякцы проводят жизнь свою в промыслах, празднествах и в голоде.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 94

Мужчины вкладывали каменья или длинныя кости в прорезь под нижнею губою длиною в полдюйма, женщины же навешивали корольки или бисер, сквозь проколотыя там дырочки, в которыя обыкновенно вставляли ряд небольших косточек, наподобие зубов.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 73—74

Сие ремесло [резьба по кости], судя по куклам, у меня находя щимся, было в хорошем состоянии, в разсуждении не образованных диких; но ныне с трудом можно сыскать человека, который бы изобразил что нибудь порядочное.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 91

Островитяне сии великие охотники до увеселений; вообще же сказать можно, что все они весьма пристрастны к мотовским играм, в которыя проигрывают иногда все свое имение.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 95

Есть еще другая игра, называемая стопкою; она состоит в сле дующем: вырезанной костяной или деревянной болванчик бросается вверх и, ежели ляжет на основание свое, то значит 2, на брюхо 1, а на шею 3. Окончание сей игры есть дважды десять, что отмечается палочками.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 96

В настоящее же сие время хотя Новоархангельской порт, лежащий на острове Ситке, и находится окруженным не мирными колюжами, но и сии по преодолении их упорства и вторичном отнятии господином Барановым сего острова, яко побежденные, зделались теперь гораздо прежняго смирнее, и уповательно, что они никогда уже больше не осмелятся с россиянами нарушить мира, а особливо когда имеют теперь в виду российскую крепость, защищаемую пушками и от всех неприятельских покушений их обезопасенную; невозможность противиться или нападать обратит и колюжей поневоле к дружелюб ным намерениям; тоже самое время умягчит и их варварские нравы и учинит столь же смирными и полезными для компании, каковыми уже находятся протчие народы.

Шемелин, 1818, 240

Здешния лодки делаются из легкаго дерева, называемаго чагою, которое ростет в южной стороне от сего места и иногда выбрасывается по близости погодою. Хотя лодки сии бывают однодеревки, однакож при помощи развода некоторыя из них вмещать могут до 60 человек… В средине их вставляются тонкия перекладины, служащия к разпорке боков; оне удивительно ходки, хотя весла у них невелики. Самые меньшия употребляются для промыслов, а большия для пе ревоза семейств или во время войны.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 147

Со вступления нашего в залив Ситку до того времени, как мы стали на якорь, не видно было нигде не только ни одного человека, но даже и ни малейшаго знака, что бы в местах сих было какое-либо жилище. Взорам нашим повсюду являлися леса, которыми все берега покрыты. Сколько мне не случалось встречать необитаемых мест, но оныя никоим образом дикостию и пустотою своею с сими сравниться не могут. Оне, как кажется, определены самою природою в жилище не людям, но диким зверям.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 3

[26 сентября / 8 октября 1804] …Судьба Ситкинскаго укреп ления решилась. По вывезении некоторых вещей все прочее предано было пламени.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 29

Ситкинская крепость представляла неправильный четвероуголь ник, большая сторона коего простиралась к морю на тридцать пять сажен. Она состояла из толстых бревен на подобие полисада; внизу положены были мачтовыя деревья внутри в два, а снаружи в три ряда, между коими стояли толстыя бревна, длиною около десяти футов, наклонно на внешнюю сторону; вверху связывались они другими, так же толстыми бревнами, а внизу поддерживались подпорами. К морю находились одне ворота и две амбразуры, а к лесу двои вороты. Среди сего обширнаго, так сказать, огорода найдена четырнадцать барабор (домов), весьма тесно построенных. Полисад был так толст, что не многия из наших пушечных ядер пробивали оный, а потому скоро постижной побег ситкинцов приписывать должно оказавшемуся у них совершенному недостатку в порохе и пулях. В крепости нашли мы около 100 наших пушечных ядер; я приказал отвезть их на корабль; кроме сего достались нам две оставленныя неприятелем небольшия пушки. В бараборах отыскано нарочитое количество вяленой рыбы, соленой икры и другой провизии, также множество пустых сундуков и посуды. Все обстоятельства заставляли нас заключать, что в крепости находилось не менее 800 человек мужескаго пола.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 30—31

[17/] 29 июня [1805] вместе с г. Барановым и с своими офицерами ездил я на то место, где некогда существовала наша крепость Архангельская. Там нашли мы остатки строений, которые уцелели от пламени, или лучше сказать, дикие не сочли за нужное изтребить их до основания. Отобедав на сих развалинах и пожалев о участи тех, которые под оными лишилися жизни, к вечеру возвратились мы домой.

Лисянский, Путешествие... ( II ), ИЗ

Приготовленная к употреблению пища кладется в деревянныя чашки, или корытца; кроме сего имеют они ложки, делаемые из дерева, или рога диких баранов, видом продолговатыя и чрезвычайно большия; зажиточные же островитяне держат много европейской посуды.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 146

[11/23 июня 1805]. В следующий день около 10-го часа сошел я на берег и, к величайшему моему удовольствию, увидел удивитель ные плоды неусыпнаго трудолюбия г. Баранова. Во время краткаго отсутствия нашего успел он построить восемь зданий, которые по величине и по виду своему могут почтены быть красивыми и в самой Европе, и кроме того развел 15 огородов по близости селения. Теперь находится у него 4 коровы, 2 телки, 3 быка, овца с бараном, 3 козы и довольное количество свиней и кур. Таковое имущество в стране сей драгоценнее всяких сокровищ.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 112—113

Нынешнее наше селение называется Новоархангельским. Оно несравненно выгоднее прежняго. Местоположение онаго и при самом небольшем укреплении, будет не приступным, а суда под прикрытием пушек могут стоять безопасно. Г. Баранов мог воспользоваться сим местом и при первом заселении; но как жили там сами ситкинцы, то и не хотел их обидеть, а довольствовался тем, что ему было уступлено. Хотя не прошло еще и года, как место сие нами заселено, однакож оно имеет не токмо довольное число порядочных зданий, но и множество огородов, в которых растет картофель, репа, капуста и салат. Равным образом начинает разводиться и скотоводство.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 139—140

Поселение Российско-Американской компании в Ситке распо ложено на укрепленном холме (на переднем плане), у его подножия справа — баня и жилище ремесленника. Слева немного прикрыта холмом часть больших укрепленных казарм и возле них на мысу магазины, около которых в маленькой бухте главная площадь с прав лением. Позади холма на стороне, обращенной к берегу, прекрасные здания для алеутов, кухня, кузница, дом для слесарей и др.

Langsdorff, 1812 (II), Kupf. 6

Удивительно, сколь ситкинцы пристрастны к пляске, которую они почитают самою важною вещию в свете.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 129

У колошенских женщин….. прорезывается нижняя губа, в которую вкладывается деревянный овал….. так что губа напоследок оттянется более двух вершков вперед и около трех по сторонам лица, от чего самая красавица сделается ужасным чудовищем. Таковое безобразие, сколь оно не отвратительно, находится в великом уважении у диких… Сие украшение не только возбуждает в каждом европейце величайшее отвращение, но и самим имеющим оное мешает упот реблять пищу.

Лисянский, Путешествие... (
II ), 152 153

…Г. Баранов приехал ко мне и привез свои трофеи, состоящие в разных колюшенских вещах и мазках, довольно искусно вырезан ных из дерева и разкрашенных разными красками; оне взяты были при раззорении крепостей по проливам, чрез которые он проходил. Личины сии надеваются во время празднеств и представляют головы животных, птиц или каких либо чудовищ. Все оне так толсты, что пулею на большом разстоянии пробить их не можно. Из всех его трофеев самый важный и особенное внимание заслуживающий была доска (род щита), выкованная или вытянутая из самородной меди, найденной на так называемой Медной реке; длиною доска сия в три фута, шириною в низу в 1 фут 10 дюймов, а вверху 11-ть дюймов; на внешней поверхности оныя нарисованы некоторыя изображения.

Лисянский, Путешествие... ( II ), И

Самым большим искусством или ремеслом здешних жителей может считаться резьба и рисовка; ибо, судя по множеству масок и прочих резных и рисованных вещей, мною виденных, заключать должно, что каждый ситкинец есть художник помянутых искусств. Здесь не увидишь ни одной игрушки, даже самой простой, ни одного орудия и никакой посуды, на которых бы не было множества разных изображений….. привычка каждый день разкрашивать себе лицо, сде лала, по мнению моему, всех жителей живописцами или молярами.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 149

Люди сии непрестанно пляшут, и мне никогда не случалось видеть трех колюш вместе, чтобы они не завели пляски.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 118—119

Они одеты в простую одежду, вроде костюма извозчика, которую они покупают у торговцев из американских свободных штатов. В руках каждый из них держит хвост белоголового орла. У них беличий мех вокруг головы, поверх одежды, и некоторые держат его в руках, это знак здоровья и роскоши. Главный танцор [на рисунке слева] держит в руке палку, украшенную зубами морской выдры, которой он отбивает ритм. У некоторых танцоров головы «напудрены» белым пухом белоголового орла. Женщина сидит перед танцорами и поет: у нее очень необычное национальное украшение на нижней губе [колюшка]. Сзади переносная палатка колюшей.

Langsdorff, 1812 (II), Kupf. 7

Гавайские острова Версия для печати
01.12.2005

15 октября 1805. …Корабль наш совершенно был окружен ка сатками, бенетами [бонитами], лоцманом рыбою, фрегатами, тропи ческими птицами и большими белыми с черною опушкою по крыльям чайками. Одна из последних села на утлегарь, и хотя все матросы выбежали на бак, но она нимало не безпокоилась и слетела тогда только, как один из матросов, подползя, схватил было ее за хвост.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 215

…Между сими пернатыми особеннаго достойны замечания… большия белыя птицы, названныя от наших матросов глупырями (птица, которая села на утлегарь, принадлежит к сему роду)….. [они] так глупы, что мы во время своей прогулки едва могли отгонять от себя палками. Величиною оне с гуся, по краям крыльев и на конце хвоста имеют перья черныя, нос у них желтой, прямой, а глаза яркаго желтаго цвета.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 222

2/14 ноября 1805. Летучая рыба, которая севернее часто нам по казывалась стадами, здесь, по видимому, не в таком изобилии водится, но зато крупнее и проворнее. Одна из них в вечеру вскочила к нам на шканцы. Размер ея есть следующий: длина 15 дюймов, окружность 7, длина верхних крыльев или перьев 8 дюймов, а нижних 3.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 232

3/15 октября 1805. В 10 часов вечера… лишь только хотел я сойти в каюту, как вдруг корабль вздрогнул сильно. Руль немед ленно положен был под ветр на борт, чтоб поворотить овер-штаг, но сие не помогло, и корабль сел на мель. Вся команда, оставив свои койки, бросилась крепить паруса, а штурман между тем обмеривал глубину вокруг судна, которое остановилось посреди коральной банки. Почему приказал я тотчас сбросить все росторы (разныя тяжести, лежащия на средине корабля, как то: реи, стеньги и проч.) и карронады в воду с привязанными к ним поплавками, дабы при удобном случае можно было опять их вынуть. Чрез сие облегчился корабль столько, что с помощию нескольких завозов стянулись мы на глубину к разсвету на 16-е число. Как скоро наступило утро, то в разстоянии одной мили показался небольшой низменный остров на WNW , а прямо по курсу, которым мы шли в вечеру, или ZtW , гряда каменьев, покрытых страшными бурунами.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 217—218

Октябрь [4/] 16. В 9 часов вечера остановились на меле, на которой положили верп, а другой к О-ту на 1/4 кабельтова, где глубина 2 1/2 сажени. Спустили с корабля на воду весь запасной рангоут и 10 кранад и в 5 часов утра увидели к W небольшой остров в расстоянии 2-х верст и в 1/2 7 часа сошли с мели. Но в 9 часу при нашествии шквала с дождем от трех кабельтов подняли кливер, фор- стеньги-стаксель и биз[ань]; попривалило вторично к мели.

Калинин, л. 44 об.; 45

[6/18 октября 1805.] …Отправился я поутру на берег. …Мы с немалою трудностию могли пристать в одной небольшой губе, на берегу которой нашли множество птиц разных родов и тюленей. Первые тотчас нас окружили и более походили на домашних, неже ли на диких, а последние лежали на спине и не обращали на нас ни малейшаго внимания.
Воткнув шест в землю, сперва я зарыл подле онаго бутылку с письмом о нашем открытии сего острова, а потом возвратился на корабль в полном уверении, что ежели судьба не удалит нас от сего места, то надлежало ожидать скорой смерти; ибо при совершенном недостатке в пресной воде и в лесе какия можно бы было предприять средства к спасению?

Лисянский, Путешествие... ( II ), 220—221

[7/] 19-го. По утру, поставя паруса, стали вынимать верпы. Но бывшей кабельтов порвался и остался в море верп и кабельтову 20 сажен, а мы пошли по[д] парусами. В полдень остров был на ZW 56° . В 9 миль совсем от нас закрылся, и глубины не могли достать.

Калинин, л. 45

Корабль «Нева» за претерпенное им несчастное у сего острова приключение вознаградится только тою честию, что он открытием весьма опаснаго местоположения спасет, может быть, от погибели многих будущих мореплавателей. Естьли бы мы и избавились от потопления, то и самый остров послужил бы нам более гробом, нежели убежищем; а по тому мы должны благодарить Создателя за продолжение дней своих, быв уверены, что кроме Его всесильной десницы ни что бы нас спасти не было в состоянии.
...Юговосточную мель, на которой сел корабль наш, назвал я Невскою, острову ж, по настоянию моих подчиненных, дал имя Лисянскаго.

Лисянский, Путешествие... ( II ), 224 226


Источник: Вокруг света с Крузенштерном, Санкт-Петербург, 2005г
Продолжение

Источник: http://krygosvetka.ru/index.php?option=com_content&task=category§ionid=18&id=34&Itemid=99
Категория: Вокруг света с Крузенштерном | Добавил: alex (07.06.2013)
Просмотров: 168 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz