РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.08.2017, 01:32

Главная » Статьи » 1803-1806 "Надежда" Крузенштерн И.Ф. » Вокруг света с Крузенштерном

ВОКРУГ СВЕТА С КРУЗЕНШТЕРНОМ. ЧАСТЬ 8.

ВОКРУГ СВЕТА С КРУЗЕНШТЕРНОМ

Нуку-Хива


Маркизские острова Krusenstern, 1814, XIРано утром туман рассеялся, и остров снова стал виден: чем ближе мы подходили к нему, тем больше возбуждалось наше любопытство. Мы глядели во все подзорные трубы и были теперь так близко к южному побережью, что могли ясно его различить. После столь долгого вояжа наши мысли с немалым восторгом были направлены к чарующим долинам островов Южного моря, засаженным рощами кокосовых пальм, хлебных деревьев и бананов, столь восхваляемых капитанами [так!] Форстером и Куком. И хотя мы пока еще не могли обнаружить ничего, кроме голых и бесплодных камней, но предвкушали обилие этих и других восхитительных плодов, кото рые мы здесь найдем. Только в глубоких долинах, между скал, мы смогли обнаружить неясные следы обитателей и земледелия. Лишь несколько водопадов, переполненных недавними сильными дождями, низвергавшихся с вершин скал с высоты не менее тысячи футов в море, оживляли этот пустынный пейзаж. Но вид пресной воды особенно ласкал наши взоры, ведь уже много недель мы нуждались в ней, получая урезанную порцию воды, столь необходимой для поддержания здоровья человека.
Земля, которая лежит перед нами, не очень высока; она ограничена крутыми и обрывистыми массами скал, заканчивающихся голыми пиками, и обломанными скальными вершинами, которые казались составленными вместе без всякого порядка или регулярности. На первый взгляд, они имели вулканическое происхождение, и мы снова представили, что мы на Тенерифе.

Langsdorff, 1813, 88-89

25 апреля / 7 мая 1804 г. С наступлением дня мы прибавили паруса и поплыли вдоль острова. Крутые скалы с красивым зеленым покровом придают местности живописный вид. По трещинам в скалах низвергаются маленькие речки, а у подножия их разбивается бушующее море.

Левенштерн, 2003, 115

.. они весьма возвышенны, утесисты и неправильны, по причине находящихся на них в великом множестве хребтов, кроме Тоу-Аты, показавшагося мне в некоторых местах отложее прочих. Удивительно, что ни один из сих островов не имеет конической возвышенности, но каждый из них представляется как бы прямо вышедшею из моря стеною.
Остров Нука-Гива почитаю я самым большим из всех, составляющих сию купу или архипелаг, утесами же и возвышенностию он походит на прочие. Мы усмотрели его, находясь по южную оконечность Уа-Гунгы, хотя в сие время горизонт покрыт был туманом.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 125


Темные обнаженные скалы Нуку-Хивы с великолепными водопадами по рис. Тилезиуса: Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 4

Нуку-Хива 30 апреля / 12 мая 1804 по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 84Купа Вашингтоновых островов открыта в Майе месяце 1791 года Инграмом, начальником Американского купеческаго корабля «Надежды» из Бостона во время плавания его от Мендозовых островов к северозападному берегу Америки. Спустя несколько недель потом открыл острова сии также и Маршанд, начальник французского корабля «Солид»… Всю купу островов сих назвал он островами Революции.

Крузенштерн, 1809, 168-169

Испытав сам собою на острове Нукагиве, величайшем и, по объявлению жителей, плодоноснейшем пред всеми прочими, крайний недостаток в мясной провизии, не советую я мореплавателям приста вать ни к Мендозовым, ни к Вашингтоновым островам.

Крузенштерн, 1809, 175

Островитяне столь безпокойны, что часто самая малость или одно недоразумение, как мы сами испытали, подают им повод к непри ятельским поступкам, которых и сам король, по маловластию своему, остановить и прекратить не может.

Крузенштерн, 1809, 176

Остановившись на якоре, тотчас увидел новое для нас зрелище: обоего пола жители приплыли к коНуку-Хива 1/13 мая 1804 по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 83 об.раблю. Некоторыя из мущин с кокосовыми орехами, бананами и хлебным плодом. А женщины — распутствовать.

Ратманов, Журнал... л. 39

Но в Нукагиву или в Тонга Табу, наверно, ни один руской не поедет по той причине, что нет там вовсе таких привлекательных для него предметов, кои бы льстили его выгодам… В Нукагиве и Тонга Табу из животных, кроме множества мышей, нет ни одного, котораго бы шкурка стоила хотя одной копейки.

Шемелин, 1818,235

Бухта Таиохаэ или Порт Анна-Мария по рис. Левенштерна: ЦГИАЭ, д. 3, л. 88Капитан Крузенштерн послал две лодки осмотреть берег и гавань, где в отдалении мы увидели островитян-рыбаков, но сколь далеко, мы не могли различить. Они, казалось, смотрели на нас с полнейшим равнодушием. Немного погодя, к нашей великой радости, появилось каноэ, несущее белый флаг, с восемью совершенно обнаженными гребцами, которое направлялось прямо к одной из наших лодок. Мы очень озабоченно рассматривали их и были обрадованы, увидев человека, который непринужденно и без малейшей робости прыгнул из каноэ в лодку, а наши матросы немедленно повернули к кораблю.

Langsdorff , 1813, 89

Третий залив называется Тай-о-Гаия. Оный лежит на средине сего берега, имеет хорошее якорное место; но как он окружен горами, то вход и выход для кораблей могут быть довольно затруднительны. Впрочем, выбрав удобное к тому время и держа в готовности якори, также гребные суда для буксиру, опасаться нечего.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 126


На западной стороне входа лежит также остров, одинаковой величины с островНуку-Хива 6/18 мая 1804 по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом B, л. 35 об.ом Маттау, отделяющийся от берега каналом шириною около 30 саженей, которым могут проходить только лодки. Второй малой остров, называемый островитянами Мутоное, приметен еще по камню, лежащему от него в 15 саженях. Острова Маттау и Мутоное составляют вход в залив Тайо-Гое.

Крузенштерн, 1809, 180

9/21 мая 1804. Мы живем хорошо, насколько это возможно без свежей провизии. Все прилежны, каждый наверстывает упущенное. Рисуют местности, растения, животных, рыб и т. д. Беллинсгаузен, Горнер и я наносим измеренные нами углы и стараемся соединить их воедино. Пара карт уже готова, но работа еще остается.
.. В поте лица своего закончили мы наконец наши карты. Но нич то не доставляет нам больше радости. Наши чувства притуплены ко всему, что может доставить радость из-за того раздражения, которое живет в наших сердцах против Резанова.

Левенштерн, 2003,128

25 апреля / 7 мая 1804. Сразу после обеда нас посетил так называемый король. Он был так сильно татуирован, что выглядел темно-голубым, почти черным. После короткого пребывания на ко рабле он вернулся на берег с обещанием прислать нам рыбы, раков и свиней. Красивые люди. Каждый дикарь может служить новым образцом Аполлона Бельведерского. С королем на корабль прибыл также француз, который совершенно забыл свой французский и стал настоящим дикарем. Англичанин, человек солидный — враждует с этим французом, вероятно, от безделья.
28
Таиохаэ на Нуку-Хиве. [Приезд на «Надежду» короля Катенуа] по рис. Левенштерна: ЦГИАЭ, д. 3, л. 76апреля / 10 мая 1804. После обеда король Катенуа привез нашему капитану пудинг из плодов хлебного дерева и кокосовых орехов. Нам он понравился, несмотря на предубеждение, которое мы питали к этому кушанью. Его королевское величество было очень раздосадовано Робартсом (так зовут англичанина), потому что он хотел иметь ножницы, но не получил их. Мы все время требуем свиней, а дикари их не доставляют, а ножницы король хотел получить за свой пудинг.

Левенштерн, 2003,116; 119-120

Катенуа по рис. Левенштерна: ЦГИАЭ, д. 3, л. 78У всех дикарей представление о стыде одинаково. Некоторые носят пояс, изготовленный из коры тутового дерева. Большинство же ходит совсем голыми. Крайнюю плоть они завязывают шнурком. Если шнурок отсутствует и головка выступает из-под крайней плоти, то считается, что человек раздет, и он возбуждает всеобщий смех. Во время купания наших матросов смех дикарей не умолкал. Если у дикаря на берегу развязывался шнурок, то он сразу же пристыженно бежал за куст, завязывал шнурок и выходил спесиво из-за своего куста, будучи уверен, что он снова оделся. У женщин для прикрытия срама спереди, а также и сзади на шнурке висел пучок листьев. Так как они не обладали излишней скромностью, то они часто отодвигали прочь и этот покров или совсем его снимали. Это кокетство действовало на наших матросов.

Левенштерн, 2003,132—133

На Нуку-Хиве Като Нуе — самый могущественный вождь. Все же его нельзя реально называть королем, в том смысле, что он абсолютный король острова. Хотя его племя и союзники считают его своим сувереном, и когда он посылает за боровом или двумя, ему их сразу же отправляют, что подтверждает его ранг.
Като был человеком нескорым на проявление гнева, гуманным и щедрым во время голода к своему племени, всегда выказывал самую большую привязанность своей жене и семейству, но он не был воином, а также не имел ни малейшей идеи, чтобы воодушевить своих людей и тем дать им преимущество во время войны.

Robarts, 1974,157; 265

Портрет Жана-Батиста [Жана-Жозефа] Кабри, француза, жившего на острове Нуку-Хива и там наполовину одичавшего. Он изображен как пращник по рис. Лангсдорфа: Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 6Француз Кабри, найденный нами на острове Нуку-Хиве и совершенно потерявший всякое присутствие европейского воспитания, утверждал, что он никогда не ел врагов, захваченных им, а только променивал их на свинину. И Робартс поддержал это утверждение. Не оспаривая это, я все же думаю, что человек, во всех других отношениях полностью уподобившийся аборигенам, кто, можно сказать, и морально, и физически превратился в дикаря, кто сам же утверждал, что он выходил на охоту за человеком, чтобы променять его на свинину и считал это замечательным времяпрепровождением, — такой человек был очень даже способен, поймав свою жертву, съесть ее за компанию со своими новыми собратьями. Над ним бы только посмеялись, если бы он оставил добычу, которая стоила столько усилий, на съедение одним своим товарищам. И хотя Робартс отрицает за ним это преступление, это ничего не доказывает, все могло происходить без его ведома. Кабри достаточно умен, чтобы не оповещать своего врага о банкете и не приглашать его.

Langsdorff , 1813,148-149

Жозеф остался до утра, полагая, что всегда вплавь может возвратиться к берегу; но когда мы, пользуясь ветром, поспешно от берега удалились и расстояние превозмогло его силы, а притом и боязнь быть съеденным реканами [акулами], удержала его на судне нашем, то вдруг жестокая печаль объяла его: обращая часто взор свой на остров, где оставил он любезную жену свою, милые ему кокосы и бананы, плакал он неутешно; наконец решился плыть с нами, прося высадить его на островах Сандвичевых, откуда надеялся он с английскими судами когда-нибудь возвратиться к своему семейству.

Резанов, 1995, 79

При нашем отправлении с Нуку-Хивы Кабри случайно был вынужден оставить остров. Он был впоследствии оставлен нами на Камчатке, откуда сухим путем добрался до Санкт-Петербурга. Экстраординарная судьба этого человека и необычный вид его татуированного тела привлекли внимание каждого.
Его ловкость в плавании, в котором его едва ли превосходят сами уроженцы Нуку-Хивы, обеспечила ему должность учителя плавания в Морском кадетском корпусе в Кронштадте, где он теперь и живет. Он уже почти забыл язык Нуку-Хивы и невероятно быстро восстановил свой родной язык. История его брака с нуку-хивской принцессой и подробности его подвигов на том острове, теперь так смешаны с новыми идеями, которых он нахватался в Европе, что любой, кто слушает его рассказы, думает, что слышит второго Мюнхгаузена.

Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 6

Место заготовки воды (Wasserplatz) на Нуку-Хиве по рис. Левенштерна: ЦГИАЭ, д. 3, л. 8127 апреля / 9 мая 1804. Каждый день у нас работа на берегу. Сегодня в мои обязанности входило наполнение бочек водой и колка дров. Поэтому я смог отдохнуть только после захода солнца.
Утром я поспешил на берег, чтобы начать работу до того времени, когда могли собраться дикари. Но не прошло и часа, как я был ок ружен дикарями. У некоторых из них были пращи, копья и дубины. Их любопытство и назойливость были несносны.
Дикари, помогавшие нам набирать воду, делали свое дело так усердно и проворно, что были просто неоценимы. Прибой был такой сильный, что лодку нельзя было ближе подогнать к берегу. Поэтому мы наполняли наши маленькие бочки и предоставляли дикарям доставлять их на баркас. Мы не могли с той же ловкостью, что и они, переносить бочки через прибой. После окончания работы я с 6 вооруженными матросами сел в баркас. Тут начался отчаянный шум. Потому что каждый за работу получал в награду кусок старого железа и в то же время старался схватить два куска вместо одного. Их королевское величество удостоили меня своим посещением. Его брат и его родственники не считали унизительным помогать мне набирать воду.

Левенштерн, 2003, 118

Хотя в Тай-о-Гаие по причине буруна не удобно наливаться водою, однакож жители так услужливы, что стоит только баркасу остановиться на верпе подле берега и, разставя несколько воору женных матросов у ручья, спускать бочки в воду, тогда целая толпа плавающих островитян будет их подхватывать и, налив водою, доставлять обратно с такою поспешностию, что часа в два можно ими наполнить большой баркас. Однакож в предосторожность мореплавателям не худо заметить, что за сими услужливыми работ никами надлежит строго присматривать; ибо они к воровству весьма склонны и в ремесле сем слишком искусны.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 127 —128

27 апреля / 9 мая 1804. Самое трудное было всегда разделить эти (нарубленные из старого обруча) куски железа в качестве поденной платы. Все дикари толпились вокруг лодки, хватались за нее, удерживали ее, так что мне пришлось хлопать их по пальцам. И все это в основном для того, чтобы в этой путанице получить не один, а два куска железа.

Левенштерн, 2003, 119

29 апреля / И мая 1804. Дикари совсем не хотят брать наши куски железа, так как они за украшения из раковин и т. д. получили ножи, ножницы и т. д. Вообще они спрашивают токи, но топоры они получат только за свиней, поэтому наша торговля почти свернулась.

Левенштерн, 2003,120

1/13 мая 1804. Понятие торговли здесь только зарождается. В воровстве же эти дикари проявляют большие способности. Это свойство в большом почете у них. Они требуют за один красный боб, так же как и за дубину — «токи» (кусок старого железа), а часто предпочитают куску железа блестящий нож.

Левенштерн, 2003,122

2/14 мая 1804. Господин Крузенштерн отдал приказ, а потом много раз его повторил, о том, чтобы за старое железо и топоры покупали только жизненные припасы. Несмотря на это, Шемелин купил за топоры (хотя у нас топоров мало) многие вещи. Он говорит, что для Резанова. За ножи, ножницы, зеркала, бусы, пуговицы каждый может покупать все, что он хочет. Поэтому Крузенштерн сделал Шемелину выговор.

Левенштерн, 2003,122

17/29 мая 1804. Дикари — мастера в плавании. В Нуку-Хиве я бросил одному дикарю кусок железа в воду. Он нырнул вниз, как стрела, сразу же вынырнул и показал свои пустые руки. Я дал ему поэтому второй кусок, тогда он поднял ногу и оказалось, что он дейст вительно поймал железо и засунул его между пальцами ног.

Левенштерн, 2003, 130


Второй вид острова Нуку-Хива, когда две шлюпки отправились на разведку (вход в Тайо Гае за шлюпкой с парусом) по рис. Лангсдорфа: Langsdorff, 1812 (I), Kupf. 5

[Залив Хакауе] по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 85 об.послал я лейтенанта Левенштерна осмотреть южной Нукавгивской берег, лежащий на западе от залива Тайо-Гое. В трех милях от упомянутого залива открыл он гавань, найденную столь хорошею, что я решился сам осмотреть оную.
...Западную сторону входа составляет весьма высокой, утесистой каменной берег, представляющий дикой, но величественной вид. Во внутренности входа на восточной стороне находится еще залив, казавшийся, так сказать, усеянным большими каменьями и к западу вовсе открытый, так что буруны здесь весьма сильны.
Островитяне не имеют названия для сей бухты, а потому и назвал я ее Портом Чичаговым, в честь Министра морских сил.

Крузенштерн, 1809, 160—163

29 апреля / 11 мая 1804. Беллинсгаузен, Горнер и я выехали с восходом солнца, чтобы сделать топографическую съемку бухты и прилежащего берега. Отвесные, крутые скалы неприступны, прибой делает маленькие бухты недоступными.
Мы нашли только одну бухту, замкнутую скалами, которой можно воспользоваться, если корабль требует починки. Мы сделали съемку бухты.

Левенштерн, 2003,120

Желая сколько можно более запастися съестными припасами, я и г. Крузенштерн, взяв с собою некоторых офицеров, поехали в небольшой залив Жегауе… Правда, что торговля наша была неудачна, однакож мы не могли поездку сию почесть безполезною; напротив того, она доставила нам случай осмотреть и описать небольшую, но прекраснейХакауе (Порт Чичагов) по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 86шую гавань, которая защищена от всех ветров.
...При входе в оную есть небольшое селение и прекрасная речка, которую назвал я Невкою.

Лисянский, 1812 ( I ), 120-121

У этой долины множество преимуществ. Она тянется приблизительно на три мили вглубь, имеет два прекрасных водопада — один из которых спадает с вершины горы ровным потоком шириной примерно шесть футов в большой бассейн, выбитый в скале силой падения воды. Место под ним в форме полумесяца. На каждой его стороне — естественные уступы и маленькие пещеры в камнях, где живые кладут своих умерших. Водопад окружен маленькими деревьями (должно быть, выросшими из семян, занесенных птицами). Они образуют романтичную и уединенную картину.

Robarts, 1974,264



Вид берега, лежащего около Порта Чичагова по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, XIV

[Маркизец с копьем] по рис. Тилезиуса (?): ЦГИАЭ, д. 3, л. 93Нукугивцы вообще росту большаго и весьма стройны. Они имеют крепкие мысцы, красивую длинную шею, весьма правильное, соразмерное разположение лица, служащее по видимому зеркалом доброты сердечной, обнаруживающейся действительно их ласковым обхождением. Но когда узнаешь, каким уничижительным и гнусным порокам порабощены сии красивые люди, то возбуждаемое с перваго взгляда благорасположение к сим изящным порождениям природы претворяется в отвращение и стройные, но лишенные всякой живости и игры их лица не представляют уже ничего более, кроме тупомыслия и беспечнаго равнодушия: во взорах их у всех вообще не видно никакой быстроты, ни живости.

Крузенштерн, 1809,186 —187

Узорчатое разпещрение некоторых частей тела и намазывание онаго темною краскою придает им вид черноватый, которой от природы светел; как то на детях и неразпещренных островитянах видеть можно….. Сии островитяне отличаются еще и тем, что между ними нет уродливых или с какими-либо телесными недостатками, по крайней мере никто из нас не видал ни одного такого.

Крузенштерн, 1809, 187

[Стоящий маркизец с копьем] по рис. Тилезиуса (?): ЦГИАЭ, д. 3, л. 242 об.Мужской пол вообще не прикрывает естественной наготы своей. Сам король из того не изключается. Узкой кусок толстой ткани, сделанной из луба шелковицы, опоясываемый над лядвиями, не может почитаться одеянием.

Крузенштерн, 1809, 192

Главнейшия их работы состоят в строении домов и приготовлении оружия, но сие случается так же редко, а посему Нукагивцы проводят жизнь свою в величайшей праздности. По уверению англичанина, про леживают они большую часть дня на рогожках со своими женами.

Крузенштерн, 1809, 201

Жилища сих островитян состоят из длиннаго, узкаго строения, сделанного из бамбу (морского тростника) и из бревен дерева, называемого по Нукагивски «фау», переплетенных между собою кокосовыми листьями и травою. Задняя длинная стена дома выше противулежащей ей передней стороны, в которой делаются двери, вышиною около 3-х футов, а потому крышка бывает всегда к передней стороне наклонна. Крышка делается из листьев хлебнаго дерева, наложенных один на другой, толщиною до полуфута.

Крузенштерн, 1809,194-195


[Изображение татуированных нукухивцев] по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, VII

Здешние жители собою весьма статны и красивы, а особливо мущины, которые ростом и чертами лица не уступят никакому европейскому народу. Цвет тела имеют они темноватый, волосы черные и прямые.

Лисянский, Путешествие... ( I ), 139

Мужчины весьма рослы, мужественны и так стройны, что послужили бы прекрасным образцом для скульптуры.

Резанов, 1995, 85

Грудное изображение мужчины острова Нукагивы по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, VIII4/16 мая 1804. Лица дикарей вовсе не неприятны. Сын короля Омай — ловкий молодой человек с огненным взглядом. У многих дикарей я видел римские носы.

Левенштерн, 2003, 125

Нукагивцы, достигши совершеннаго возраста, изпещряют обыкновенно все тело свое разными узорами. Искусство сие, составляющее некоторый род живописи, нигде не доведено до такого совершенства, как на островах Вашингтоновых; оно состоит в том, что прокалывают кожу и втирают разные краски, а обыкно венно черную, которая делается после темносинею. Король, отец его и главные жрецы отличаются тем, что разписаны темнее прочих. Все части тела их украшены сим образом. Лице, глаза даже и те места головы, на коих острижены волосы, покрыты сею живописью.

Крузенштерн, 1809, 190

Я срисовал сих островитян. Они рослы, стройны и очень добросердечны, хотя и пожирают с жад- ностию своих неприятелей. Голова у них вся обрита, изключая виски. Сии два клочка волос связываются снопиками. Цветом они не много темнее европейцов. На всю кожу наводят они пятна (татавуют) разными правильными изображениями, похожими на арабеския и эртруския фигуры. Таковыя же изображения видны и на их лодках, ходулях, дубинах и надгробиях. Цвет пятен голубоват. Кажется, я довольно точно изобразил народную физиогномию и их приемы. Таким точно образом сидели сии дикие и зевали на нас, когда мы в первый раз к ним прибыли. Ходят они совершенно нагие, и сии наведенные на кожу знаки служат им как бы одеждою. Они удивительным образом ловки во всяких телесных движениях, как то: в бегании, бросании из праща, носке тяжестей и во всяких телесных испытаниях силы. Целые дни проводят они на море и плавают без малейшей усталости.

Тилезиус, 1812,396-397

Лицеизображения нукагивцев [Катенуа, Таматои, Маухау, Моуватеие, Пиенуе] по рис. Тилезиуса: Krusenstern, 1814, XVГоловной убор состоит или из большаго шлема, сделаннаго из черных петушьих перьев, или некого рода повязки, сплетенной из жилок кокосовых орехов, украшенной жемчужными раковина ми, или из обруча, сделаннаго из коры мягкаго дерева, с висящим на нем рядом веревочек… Сии островитяне стараются более всего о украшении шеи… употребляют… род ожерелья, состоящаго из одних зубов свиных, нанизанных на плоской шнурок, сплетенной из жилок кокосовых орехов; они носят также и по одному свиному зубу или на шее или в бороде, а иные и шары, величиною в большое яблоко, которое покрывается красными бобами. Бороду бреют, но на самой середине оставляют небольшой клочок волос. Голову также бреют, оставляя только по обеим сторонам длинные волосы, которые завязывают сверх головы в пучок, так что оные кажутся рогами.

Крузенштерн, 1809,193-194

[Мужчина в головном уборе из кабаньих клыков] по рис. Тилезиуса: РГБ, альбом В, л. 89Из премногаго числа красивых людей сего острова двое особенно обратили на себя общее наше внимание и удивление. Один на берегу залива Тайо-Гое, великой воин и оруженосец, или так называемый на их языке королевской огнезажигатель. Он именуется Маугау и есть, может быть, прекраснейший мущина, какого когда либо природа на свет производила. Рост его 6 Аглинских футов и 2 дюйма; каждая часть тела совершенно стройна.

Крузенштерн, 1809, 188

Естьли король отлучается от двора своего на время, должайшее нескольких часов, то огнезажигатель сопровождать его уже не может. Он остается при королеве и заменяет короля во всех отношениях. Королева находит в нем второго супруга во время отсутствия перваго. Он есть хранитель ея целомудрия. Награда его состоит в наслаждении охраняемым. Нукагивские самовластители, уповательно, полагают, что лучше охотно делиться с одним, нежели поневоле со многими, уверяясь, что для избежания сего последняго таковой соучастник необходим. Но Мау-Гау, занимавший сие место, не заслуживал доверия Королевского, потому что казался быть худым хранителем нравственности его супруги.

Крузенштерн, 1809,204-205.

Женщины богатых фамилий имеют обыкновенно по два мужа, из коих один может быть назван мужем господствующим, а другой — домашним прислужником….. Таковые помощники выбираются иногда уже после брака, а гораздо чаще бывает, что в одно и тоже время сватаются двое с тем, что один из них заступит первое, а другой второе место. Последние обыкновенно бывают люди недостаточные, но с хорошими качествами и достоинствами.

Лисянский, 1812, 134

Можна сказать, что сколко прежние писатели не утверждали о прекрасности пола женскаго, мы совсем нашли противное, ибо [женщины] так посредственны, что, можно смело сказать: дурны. Напротив, мужщины статны, рослы, прекрасных европейских и азиятских лиц; и полагать должна, что некоторыя из европейских дам, побывав в сих островах, не сожалели бы о понесенных трудах в толь далном вояже, ибо удовольствовали бы необузданную свою похоть.

Ратманов, Журнал... л. 41 об. —42
 
Источник: Вокруг света с Крузенштерном, Санкт-Петербург, 2005г.

Продолжение

 




Источник: http://kruz.mcx.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=289&Itemid=99
Категория: Вокруг света с Крузенштерном | Добавил: alex (05.06.2013)
Просмотров: 273 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz