РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 15.12.2017, 01:50

Главная » Статьи » 1803-1806 "Нева" Лисянский Ю.Ф. » Из «Записок» приказчика Российско-Американской компании Н. И. Коробицина 1795-1807 гг.

ИЗ «ЗАПИСОК» ПРИКАЗЧИКА РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЙ КОМПАНИИ Н. И. КОРОБИЦЫНА 1795-1807 гг., Ч.3
ИЗ «ЗАПИСОК» ПРИКАЗЧИКА РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЙ КОМПАНИИ Н. И. КОРОБИЦЫНА 1795-1807 гг.
 
Плавание от острова Святой Екатерины, вокруг мыса Горн до острова Пасхи. - Попытка высадиться на остров и описание его. - Плавание от острова Пасхи до острова Нука-Гива и пребывание там. - Описание острова Нука-Гива. - Плавание к Сандвичевым островам.

     28 января в ночь прошли на перпендикуляре курса мыс Рио-Делоплаты в растоянии от онаго 52-х миль, котораго широта 34 градуса 57 минут Z-ая, долгота 54 градуса 52 минуты W-ая.

     11 февраля  в ночь прошли Магеланова пролива мыс Виргинс в растоянии 15 миль, котораго широта 52 градуса 16 минут, долгота 68 градусов 16 минут, но по причине пасмурности не было видно.

     13 февраля в 5 часов утра видели к ZZО острова Штатов и мыс Джуан в растоянии 11½ миль, но по мрачности горизонта оныя скоро пасмурностию от нас закрылись.

     14 февраля мы находились уже на высоте или перпендикуляре Кап-Горна в растоянии от онаго 37 миль италианских, но за пасмурностию онаго не было видно, котораго широта 56 градусов, а долгота 67 градусов 23 минуты W-ая. 
 
     15-го и 16-го февраля ветр был крепкий со шквалами, снегом и градом, а с полуночи 16-го числа зделался шторм и продолжался сутки, от коего такое произвело волнение, что между оным мы и корабль Надежда, находясь в растоянии 100 сажен, но только видно было с одного корабля на другом сверхь волн одне вымпела, и нередко случалось, что валы кидало чрез корабль, коими у нас выломило на деланных сверхь палубы бортов два щита и лежащей у оных брам рей изломало в части, так что во оныя сутки не было способу в кухне готовить кушанья, почему и оставались все на диете, чего мы в продолжение нашего из Кронштату вояжа еще не имели, но и толь крепкаго шторму и сильнаго волнения с нами не случалось. А в разсуждении суровости климата оное казалось скучным, как то: крепкой ветр, град, снег и дождь — всио вместе. Но все оное матрозы наши презирая, отправляли свою должность с бодростию духа, коим на сей случай для подкрепления сверхь положенаго выдавалось еще в день порцыя водки.

     По 27 февраля, обходя Кап-Горн с переменным крепким и по большей части противным ветром, при пасмурной и дождивой погоде, продолжали плавание наше, лавируя.
28-го числа с широты Z-ой 58 градусов 40 минут и 76 градусов 8 минут долготы, обойдя мыс Горн, предприняли курс плавания нашего на NW.
     12 марта в ночи при крепком ветре и пасмурной погоде с кораблем Надеждою разошлись, которого и при расвете другаго дня не видно было даже и в горизонте, почему мы до 14-го числа продолжали плавание наше, лавируя на разныя курсы для соединения с оным, но и 14-го при ясности горизонта онаго не могли увидеть. В разсуждении чего предприняли путь плавания нашего Тихим морем или Южным океяном к острову Пасхе по румбу NW, которой и продолжали до 4-го апреля.
    
     4 апреля в 10 часов утра увидели на NNW остров Пасху в растоянии 35 миль италианских. В 3 часа пополудни для прочищения пушек палили изо всех по одному выстрелу и потом, на случай осторожности, зарядили все с ядрами. В 9 часов, подойдя к острову Пасхе на ростояние 5 миль, легли в дрейф.

     С 5-го по 9-е апреля лавировали у острова Пасхи и кругом онаго для сождания корабля Надежды. В продолжение пятидневнаго нашего плавания у острова Пасхи видели толпы собравшихся на берегах острова обитающих наро[до]в, бегающих по берегу за нашим кораблем, из коих видно было, что все оныя не имели никакой одежды, а наги.
 
     9 апреля пополудни в 1 час отправлена была от нас к берегу шлюпка с лейтенантом Повалишиным и с ним подштурман и 4 вооруженных матроза для любопытства местоположения при берегах и оставления островитянам некоторых подарков в знак бытности россиян у онаго. По приближении лейтенанта Повалишина шлюпкою на 1½ кабельтов от берега по причине каменистаго при оном грунта и сильнаго буруна пристать к берегу не малейшаго способу не оставалось, почему он и принужден был, не доезжая онаго, остановиться на дреке.
 
     На берегу же тогда находилось собравшихся в толпу до 500 человек островитян, от коих разныя деланы были знаки, чтоб пристать к берегу шлюпкой. Но вышеозначенныя причины препятствовали удовлетворить их желания, в разсуждении чего делали им знак пантомимами, чтоб, не опасаясь, плыли к его шлюпке, показывая привезенныя им в подарок разныя вещи, которыя, увидев, тотчас кидались с берегу в море и чрез буруны приплывали к шлюпке до 20 человек, однак ж все, каждой по одиночке, из числа коих не один не был с порожними руками, чтоб не имел чего либо при себе из своих продуктов, как то: бананов, плантанов, сахарнаго троснику, картофелю и иньямоваго коренья, но не прежде оныя отдавали, как получа уже себе каковыя-либо напериод в подарок вещи, которыя состояли из ножей, ножниц, маленьких зеркал, набивных на холсте платков и медалионов на цепочках с российской монетой; из числа же коих более всего предпочитали ножи, и с особенным удовольствием, получа оныя, с восхищением возвращались. Последнему же из оных островитян, сверх данных ему лейтенантом Повалишиным подарков, отдана была еще залитая гарпиусом бутылка с находящеюся во оной запиской для сведения кораблю Надежде на случай онаго приходу. Но сомнительно, чтоб оная в руках островитян могла остаться до прибытия его целою. Об отдаче же и збережении оныя по незнанию их языка обстоятельно объясниться, кроме одних пантомимных знаков, средства не оставалось. Таким образом, господин Повалишин, окончив раздачу подарков, в 2 часа пополудни возвратился на корабль.
 
     По обсказыванию его о наружном островитян виде, что все приплывающия к его шлюпке имели обыкновенной рост, стройной стан и сложения крепкаго. В разсуждении цвету лиц и всем телом почти мало отличаются от европейцов, но по причине наготы их загоревшее от солнечнаго зною тело казалось несколько красноватым. На лицах же имеют насеченныя с синей краской черты. Волоса на голове на манер тупея, несколько спереди острижены, цветом темнорысыя. Впрочшем же во всем их телоположении и членах ничево отменнаго не имеют, хотя в Куковом путешестви об оных и написано, что имеют необыкновенной величины и досязающия плечь уши, но, напротив того, оное совсем противу описания его оказалось несправедливо. Что ж касается до взору, то обыкновенно все непросвещенный народы имеют несколько суровый. Вся их одежда состоит из небольших двух кусков папирусу, привешанных на пояску или травяной вериовке спереди и заде для прикрытия тайных удов; в прочтем никакой более одежды и уборов для украшения не имеют. Домы или юрты сих народов, состоящия из троснику, составляют вид опрокинутой большой величины лодки, имеющия длину до 100 фут и более, шириной 15-ти и 20-ти, а высоту не более 10 фут. Вход во оныя или двери находятся при самой их паралели возвышенности, но весьма непространны, от 3-х и не более 4-х фут вышиной. Внутри же оных помещается по 10 и 20 семейств, которыя защищают жителей от случающихся бурных ветров, дождей и солнечного зною. Харектир же сих народов и обыкновения в обрядах жизни, по небытности нашей на острову, в подробности описать нельзя.

     Местоположение сего острова посредственной возвышенности, хорошее имеет расположение и вид приятной. Лесу же на оном, кроме банановых и плантановых небольших деревьев, другаго произростения никаких более не приметно. При берегах же моря на небольших возвышенностях довольное число находится зделанных из камня человеческаго подобия по пояс большей величины монументов с находящимися на головах в ¼ оных высоты целиндрами. Впрочшем же ничего замечательного, равно и скотоводства, в оном не приметно. Растояние всего острова в окружность простирается до 30 миль италианских, при коем удобной для якорьнаго судов стояния бухты и рейды совсем не находится, равно и гребными судами приставать к берегам, по причине каменистаго грунта, нет удобнаго места. По наблюдениям же астрономическим остров сей лежит в 27 градусах южной широты и во 109½ градусах западной долготы.

     9 апреля в 6 часов пополудни мы, оставя остров Пасху, предприняли плавание наше к островам Маркеским с пасадным NО-ым ветром, с коим и продолжали 2-х недельное плавание, почти мало брасовя и паруса.
 
     24 апреля, в день светлаго воскресения христова, находились в широте 11 градусов 18 минут, в долготе 136 градусов в расстоянии от острова Маркеских 34-ех миль италианских. В 9 часов утра отправляема была иеромонахом Гедеоном служба пасхи, по окончании коей палили из 3-х пушек. В продолжение дня погода была приятная с солнечным сиянием, а в 9 часов по причине пасмурности и за приближением к островам Маркеским, убрав верхния паруса, легли в дрейф, и до 6-ти часов утра пробыли во оном.

     25 апреля в 7-ом часу увидели к W-ту из числа Маркеских островов Магдалену. Тогда, наполнив паруса, пошли ко оному. В 9 часов, подойдя ко оному на растояние 8 миль италианских, открылись еще к N-ду 4 острова, именуемыя Санто-Педро, Доминика, Христина и Гуд. Тогда, поворотя  к N-ду, и пошли вдоль оных. Пройдя оныя, не на одном не имели случаю видеть кого-либо из числа островитян.
     26 апреля в 5 часов утра открылся к N-ду еще остров Риос, в растоянии 10 миль отстающей от первых. Мы, подойдя ко оному, при коем продолжали весь день лавируя. А от онаго к ZО-ту виден был из числа островов Вашентоновых Нука-Гива.
    
     27 апреля в 5 часов утра мы пошли ко оному, при коем, по причине гористаго местоположения, никаких островитянских жилищ приметать не можно. В 10 часов, пройдя онаго О-ый мыс, из находящейся при оном бухты приезжали к нам на 4 лодках до 50-ти человек островитян, которыя, не доезжая нашего корабля сажен на 50, остановились, почему от нас деланы были разныя знаки, чтобы оныя, не опасаясь, ехали и приставали к кораблю. От них тотчас оныя знаки были примечены, и некоторыя из них, не доезжая до корабля, выскакивали из лодок и приплывали к кораблю вплавь с подарками их произрастения продуктов, которыя прежде подавали, нежели сами входили на корабль. По входе же их на корабль всякой с боязливостию показывал пальцом на находящихся на шкафутах с ружьями часовых, которыя им казались страшны. Все посещающая островитяне были наги, некоторыя из них имели по небольшому куску папирусу, коим опоясавшись на манер кушака, а концами прикрывали тайный уд тела. Впрочшем никаких уборов и даже на головах для прикрытия от солнечнаго зною ничего не имели. Что же касается до телоположения, то все из них довольно мужественны и стройны, но тело их, даже и лица, испестрены разными фигурами, насеченными с черной краской. Один из числа оных островитян примечен был нами за какого либо их начальника, которому все прочшия делали знак некотараго уважения. Мы одарили посещающих нас гостей из числа железных прочших вещей подарками, что ими принято было с большим восхищением, за что они в знак своей благодарности не оставили оказать искуство своим телодвижением с разными рукоплесканиями и припевом песен на их языке, по окончании чего с удовольствием отправились с корабля покойно на своих лодках. В 6 часов пополудни, пройдя Z-ый мыс, при коем находится удобная для якорьнаго стояния бухта, но, по неизвестности во оную входу и за поздностию, пролежали от оныя к Z-ду, продолжая ночь лавируя.
 
     28 апреля в 9 часов утра увидели от острова идущей к нам ялик. Чрез ¼ часа мы, подойдя ко оному, на нем увидели приехавшего к нам с корабля Надежды лейтенанта Головачева с 4-ю матрозами и однем островитянином, от коего известясь, что корабль Надежда 25-го числа прибыл к сему острову и стоит в бухте Тай-Огайской. В 11 часов и мы, взойдя во оную бухту, где нашли стоящей на якоре корабль Надежду, вблизи онаго, положа якорь, остановились. При входе нашем в бухту с обеих сторон оныя приплывали к нам в довольном числе островитяне с разными произрастениями их продуктов, по приплытии же к кораблю подавали оныя, не требуя за оныя ничево, довольствуясь и веселя себя зрением нас и всему удивляясь. При первом тогда нашем свидании с жителями сея бухты приметить было можно доброе их расположение и ласки, почему и не сомневались воспользоваться всем для нас нужным, но при всем том не за лишнее сочли иметь надлежащую во всех случаях осторожность, для чего и определены были на шкафутах, баке и юте с ружьями из матроз часовыя, которыя находились во всио нашего стояния время.
 
Описание местоположения острова Нукугивы, находящихся при оном бухтах и о обычаях народов
 
     Остров сей есть из числа Вашентоновых, лежащий под 8 градусами 58 минутами южной широты и 137 [градусами] западной долготы. Из всех по близости его лежащих почитается как в разсуждении якорьной стоянки удобнейшим, так же и количеством обитающих на нем народов противу прочших преимущественнее и произрастением продуктов изобильнее. При ZW-ом берегу онаго находятся 3 выгодныя для якорьнаго стояния бухты. Первая при Z-ом мысу, называемая Контролерской или Гоуме, вторая Тай-Огайская, в которой мы имели стоянку нашими кораблями, третия по близости W-го мысу — Жегаунская и еще одна при северном мысу на NW-ом берегу, называемая Готышевскою. Местоположение же сего острова как с моря показывается гористым и возвышенным, равно и во время бытности нашей на оном не приметно было каковых-либо равнин или плоскостей. Все же на оном заселения островитянских жилищ росположение имеют на берегах бухт при море, не весьма на удобных и выгодных для заселения местах, при коих произрастания, служащая жителям пищею, как то: какосовые орехи, хлебной плод, бананы, картофель и небольшая часть сахарнаго тростнику.

     Народы, обитающия как на сем острову, равно и на всех Маркеских, имеют одинаковый обычай во всех обрядах жизни. Мущины генерально все не имеют никакого одеяния, кроме одних выделанных из деревянной коры, на подобие картузной бумага, небольших кусков папирусу, коими на манер кушака опоясавшись, а концами прикрывают тайный уд. Некоторыя же из них даже и оных не имеют, а тольки что, набравши тайнаго уда кожу, и конец онаго перевязывают травяной тонкой вериовочкой, не имея не малейшего прикрытия. Что же касается до свойства телоположения их, то довольно имеют высокий рост, мужественны и стройны, с хорошим лиц расположением. Но тело всио по древнему уже их обыкновению истатуено или насечено разными фигурами с чорной краской с искуством препорцыальности, что между ими и почитается наилучшим украшением и отличием их преимущества. Что же касается до женьшинь, то оныя таковых на теле насечек не имеют, а на подобие покрывал с плечь и до колена обвертываются большими кусками папирусу, выкрашеннаго раньжеваго цвета краской. Самая же их важность украшения состоит в намазывании всего тела зделанною ис трав и коренья раньжевого же цвета мазью, которая имеет весьма неприятный и отвратительный почти запах. Но между ними оное значит отличием важности. В прочтем же как на головах равно и других некаких уборов и украшений не имеют. Но и во оном одеянии мы тольки имели случай видеть их королевскую фамилию, а прочшия таковой одежды не имеют, а обыкновенно, как и мущины, всегда ходят нага, тольки что имеют на травяных опоясках или вериовочках привешенныя спереди травяные в ½ аршина длиною и в 3 вершка шириною листочки для прикрытия их тайнаго уда; а прочшия даже и оных совеем не имеют, в чем никакого зазренья не почитают.

     Жилища же или домы сих народов, состоящия из кокосовых и троснишных листьев, на возвышенном от земли в 4 фута каменном фундаменте. По углам же онаго поставлены 8-ми дюймовой толщины 4 стойки, из коих две вышиною по 10 и две по 6 фут, а на поверьхности оныя имеют связь таковой же толщины перекладинами, от коих до самаго фундаменту 3 стены обрешечены чрез пол фута тоненькими шестами, на которыя, уже начиная снизу и до самаго верьха, навешено пучьками кокосовое листье, которое и составляет стены. Четвертая же стена находится незабранною. А крыши имеют таковое же строение из листьев, односкатны, с большим над незабранною стеною спуском на манер галлиреи. Внутри оных во всю длину на фундаменте находится полукруглое бревно, разделяющее пол на две равныя части. На одной же из оных насланы для спанья, зделанныя из травы, довольна чистыя рогошки с такими же травяными продолговатыми подушками. 4-ая же часть в длину покоя отделяется лекким троснишным заборо[м], что составляет их кладовую. Величина же их домов соответственно всякаго семейству, при коих находятся соответственныя силам и достатку всякого сады с произростением нужных в пищу продуктов. Что же касается до скотоводства, то во всей бухте оное состоит не более как из 50 свиней, в прочшем же некакого роду из числа животных совсем не приметно.
 
     Число жителей, обитающих во оной бухте, почитается до 2000 обоего полу, между коими нашли мы двух европейцов — англичанина и француза, которыя в 1789 году, в бытность двух кораблей, англинскаго и францускаго, от оных збежав, остались и находятся уже, опоместясь так же, как и преродныя островитяне, домами и семейством, женясь на островитянках. Перваго имя Роберц, а последняго — Жан-Жозе, которыя по привычке к остров[ит]янским народам во всех обрядах жизни ничем от оных уже не отличны, также, не имея никакой одежды, ходят наги. Англичанин же не совершенно еще оставил язык своей преродной нацыи, почему и мог служить для нас с островитянами переводчиком; а между тем приметно и со стороны жителей некоторое к нему послушание.
 
     При таковом удобном для нас случае без дальняго затруднения заготовились мы достаточным количеством пресной воды и дровами. А особено при налитии (водою 10-ти ведренныя бочки островитяне удивительным образом оныя перетаскивали с берегу вплавь до наших барказов, несмотря на сильное бурунов стремление. Таковое их усердие и проворство чрезвычайно нас удивило. При всем же том за все толь большия их старания ничего, кроме 4-х дюймовых кусков обручнаго железа, получать более не желали. Всякия же, хотя и наилучшия вещи, не мало для их не казалась за труды наградой; также и имеющаяся у них каковыя либо для употребления в пищу продукты, кроме железа, за другия какия либо вещи получать трудно.
     Что же принадлежит до заготовления для провизии из числа животных, то, кроме свиней, другаго роду никаких не имеют. Но в разсуждении малаго количества, и оных получать трудно, разве на мену каковых либо другаго роду животных, как то: баранов, гусей и уток. Что же касается до вещей, то не за инное что, как большия (особенно для того приготовить должно) топоры, шляхты и ножи, чего оне драгоценнее для себя не почитают. Мы во нею нашу бытность имели случай воспользоваться выманом пяти штук свиней, за которых променяли двух больших бразильских уток, которыя показались для их лестны, надеясь, что выведут им детей с красным перьем по поводу виденного ими у нас на корабле попугая. Но при всем том, хотя и до[во]льно оныя показались им, но без придачи еще к оным 2-х обыкновенной величины топоров отдать своих животных не согласились. В прочшем же, что ж касается до других каковых либо нацыональных и художественных вещей, внимания достойных, ничево, кроме растений, коралов и раковин, прочшаго не имеют. Но и оных прежде нашего прибытия совсем не собирали. Папирусовой же материал, выделываемой из кокосовой коры, хотя имеют по небольшему количеству, но оная, кроме одного любопытства, ни для какого употребления не способна да и важности не составляет. Начальство же сих народов состоит в особенном каждыя бухты отделении, и одна другою не мало не заимствуясь. Начальники их, называемыя королями, имеют также наследственное поколение. По смерти короля их назначается онаго старший его сын; в разсуждении же малолетства сына его занимает место онаго старший брат короля умервшаго. Что ж касается до начальства, власти их, то хотя и имеет королевской титл, но никакого самовластнаго и повелительнаго распоряжения без согласия народнаго зделать не может.
 
     Права же сих народов таковыя, что по каковым либо между собою неудовольствиям или самомалейшим обидам обиженный старается всячески отмстить, но ежели не имеет соответственных к тому сил или случаю, то оная из роду в род остается непримиримою злобой, которую не тольки дети, но и внуки при удобных случаях отмщевать не оставляют. От сего нередко случаются и смертоубивства, что между ими и не почитается преступлением, а только платежом за зделанную умервшему и уже умервшим обиду и остается безо всякого взыскания. Король же их имеет право затабучивать или налагать запрещение на домы, места, деревья и всякия другая вещи, коими никто из жителей уже не может пользоваться, чем один за другим строгое имеют наблюдение.
Все обитаемые на сем острову народы по причине в начальстве их разделения за самомалейшия между собою неудовольствия одна бухта с другою производят междоусобные войны, которыя из роду в род остаются непримиримыми. Междоусобныя же их сражения продолжаются 4-х месячное время каждаго года, действие коего отправляется с обеих сторон в море на лодках, особенно для того зделанных. Орудия же их состоят из палок и длинных на манер пик шестов красного дерева с заостренными концами; и еще с довольным искуством проворно кидают каменьем из деланных для того травяных пращей. В продолжение таковых междоусобных драк с обеих сторон довольно бывает смертоубивства. Убитых же стараются как можно перехватывать, чтоб оныя не потонули в море. И по окончании междоусобия, днем бываемаго, по возвращении к ночи в свои жилища тела убитых неприятелей употребляются в пищу с восторгом, что и почитается между ими большею добычею. Оставшее же время года живут уже покойно, не имея более таковых сражений. Но одной бухты с другою жители удаляются даже и от свидания по причине случающихся между ими частых неудовольствий, от коих происходят все их таковыя междоусобия.
   
      Во время бытности нашей во оной бухте, кроме одного их короля, никто прочшия не приезжал к нам на корабль лодкой, на которой, кроме его, из прочших островитян ездить права не имеют. Хотя и всегда корабли наши окружаемы были множеством обоего пола островитян, но всегда оныя приплывали от своих жилищ к кораблям на растояние италианской мили вплавь нагия, которыя с самаго утра и до 6-ти часов вечера во весь день плавали у кораблей наших. Толь долговременное их на воде плавание казалось нам чрезвычайным. В 7 часов вечера, по спущении на кораблях наших флагу, уплывали уже оныя от нас к своим жилищам, но чрез пол часа, по выстреле зоревой с корабля пушки, партиями в довольном числе приплывало женьшин, которыя одна другую предупредить старались и нетерпеливо ожидали принятия их на корабль. 60 Весь же их интерес состоял в получении 4-х дюймовых кусков обручнаго железа или простаго с деревянным черешком ножа, коих у нас на случай было заготовлено довольно. Кои столько для них были важны, что всякое зазрение и стыд от них отвлекало и непрестанно повторяли об оном произношением речи на их языке токи коги, значушия: первое — железо, а второе — ножик.
     Мы, смотря на толь бедственное народов сих состояние, у коих самомалейшая вещь принуждает оставлять всякое зазрение и стыдливость женьскаго пола, делали им знак непозволительности входить на корабль, произношением речи на их языке табу, из чего они понимали, что не позволяется им входить, и уже немедля с неудовольствием возвращались к берегу, проводя ночь на оном с крыком песен до самаго утра.

     1 мая король оной бухты Тапега Катенуй чрез переводчика просил капитана, чтоб позволено было ево фамилии посмотреть корабля. Но, по непозволительности их прав женьшинам ездить на лодках, просил, чтоб послать за оными карабельной ял, на котором оне, не нарушая своих прав, приехать могут, что в удовольствие его и было выполнено. На посланном от нас яле приехали к нам на корабль 4 женщины: королева с дочерью, невеской и племянницей, которыя одеты были по обыкновению их со всей пышностию, как выше сего о одеянии их описано, и сколько можно намазаны раньжеваго цвета мазью. Но по причине бывшей тогда от волнения морскаго хотя и не чувствительной качки, малаго кораблем движения, но по непривычке нашим гостьям казалось оное скучным, почему и не замедлили своим посещением, отбыли с корабля обратно. Мы одарили из приличия дамам вещами, как то: ножницами, маленькими зеркалами и бусами. Но все оныя вещи приняты были ими без дальняго внимания и какой либо за то благодарности, но весь их интерес состоял в получении 4-х дюймовых кусков обручнаго железа и ножей. Мы, не оставя удовлетворить их желания, подарили еще по штуке железа и по одному ножику. Таковыя наши последняя подарки в такое привело гостей наших восхищение, так что в состоянии оныя были хотя плясать у нас на шканцах и при том вызывались чрез переводчика о уедииенцыи; и таким образом гости наши, воспользуясь желаемыми подарками и угощением, возвратились на нашем яле с корабля обратно с большим восхищением.
     2 мая ездили мы на шлюпках в находящуюся по близости W-го мыса бухту, называемую Жегнунской, которая удобнейшее имеет расположение для якорьнаго кораблями стояния, и от всех ветров прикрывается высокими горами острова. Вход во оную с моря широты имеет не более 250 сажен, а глубина от 30 и не менее 20 сажен, внутри же оныя поместиться можно до 10 линейных кораблей без нужды, при коей довольное число находится жилищ островитянских, расположенных при впадающей в бухту речке на удобном и выгодном месте с достаточным количеством разнаго произрастения плодовитых деревьев и продуктов.
    
     По прибытии нашем во оную, по выстреле от нас со шлюпок из фолконета, собралось на место нашей пристани множество обоего пола обитающих во оной народов, которыя одинаковой имеют обряд жизни и обыкновения, как и в прочших бухтах. По выходе нашем со шлюпок по приглашению чрез находящегося y нас переводчика пошли мы в дом короля оныя бухты, у коего расположась привезенным с собою обедом и пробыв некоторое время для собрания каковых либо от жителей продуктов. Но неожадаемое наше жителями прибытие произвело в них чрезвычайное о нас любопытство и не мало не заботясь собранием для промену нам каких либо произрастений, а всякой старался только быть зрителем.
     Король оныя бухты довольно высокаго росту, чрезвычайно мужествен в расположении всего тела, коему соответствующаго мне еще мало видать случалось. Мы, пробыв у онаго в доме до 2-х часов, пошли оттоль вверхь по речке, при коей по обеим сторонам довольно находится заселения на растояние почти италианской мили, между коим имели случай видеть публичной их танцбоден и кладбище.
    
     Первой из оных зделан на манер 4-х угольной батареи, возвышенной от земли камнем на 4 фута, толщина стен 25 фут. Для входу же на оныя зделаны изнутри в некоторых местах каменныя же ступеньки на подобие рундуков. Все же онаго танцбодена строение имеет длины до 50, а ширины до 30 сажен. С внешней же стороны стены онаго довольно равно выклад[ен]ы.
     Кладбища же их тож 4-хугольны, зделаны из камня ж в высоту 8 фут, на поверьхности коих поставлены деревянныя резныя с[та]туи: две на самых краях стен и одна посредине кладбища, но все одна противу другой паралельно. На головах же оных положено довольной толщины круглое бревно, на коем, по обыкновению их жертвоприношения, навешено всяких безделиц. По примечанию их кладбищ заключить можно, что тела умервших бывают сожигаемы на кладбище.
   
      Во время нашего пробытия во оной бухте толпами окружали нас островитяне и всюду преследовали за нами, но, при всем толь многолюдном их собрании, ни мало не приметили мы со стороны оных каковаго либо неприятнаго или суроваго обхождения. За получаемыя же от них продукты, как то: бананы и кокосовыя орехи, платили мы простыя ножи и куски обручнаго железа, которыя они получали с большим восхищением и, по получении, последния тотчас обтачивали о каменье с намерением каковыя либо из оных зделать удобныя для их инструменты.
 
     В 4 часа пополудни мы, оставя сих жителей и бухту, возвратились к своим шлюпкам и чрез 2 часа прибыли на корабли наши обратно. 

     5 мая мы и корабль Надежда вышли из бухты острова Нука-Гивы и с благополучным ветром предприняли путь нашего плавания к островам Сандвическим.
 
     13 мая числа при легком NО-ом ветре в 4 часа пополудни перешли второй раз равноденственную линию в долготе 146 градусов, окончив плавание наше южнаго полушария благополучно, а предприняли продолжать наш вояж к северу света к предмету новороссийских наших заселений. В разсуждении же сего вторичнаго нами чрез линию екватора переходу не мало не приметили каковой либо в климате перемены по случаю большаго склонения долготы к W от меридиана, где уже в разсуждении жаров в сравнение противу перваго нами чрез екватор переходу в половину здесь не соответствуют, хотя и одинаковыя в высоте сонца по обсервацыи имели градусы. От линии же екватора мы получа посадный NО-ый ветр, с коим продолжали плавание наше до самых островов Сандвичьих весьма покойно и довольно поспешно. По 21-дневном нашем от островов Маркеских плавании достигли мы на вид из числа Сандвических остров Овигии.
     29 мая в 5 часов пополудни, по случаю отсудствия корабля Надежды к берегам Камчатки, а оттуда с посольством в Японию, по зделанному на оном сигналу, мы, подойдя ко оному, пожелали им благополучнаго вояжу, и при поднятии на обеих кораблях флагов селютовано было с обеих по 11-ти выстрелов из пушек. И так, мы, распростясь с нашим спутником, пошли к острову Овигии, а оной предпринял путь свой к ZW-ту с благополучным ветром, а в 7 часов спутника нашего не видно было уже и в горизонте.
 
     30 мая полудни в 4 часа, подойдя к острову Овигии, взошли в находящуюся при оном Карекакойскую бухту; положа якорь, остановились во оной, где наехало к нам на лодках множество обитателей островитянских с разными их произрастения продуктов и прочшими их нацыональными и художественными вещами, которыя хотя несколько противу маркезин не так казались в обхождении дики. Но обыкновения их обрядов жизни много сходствуют, также большая часть и оных ходят всегда наги, но в разсуждении телоположения, росту и вид лиц противу маркеских жителей не мало не соответствует оных. Из числа приезжающих к нам островитян некоторых видели в толь странном одеянии: не имея рубашки, штанов и обуви, кто в сертуке, другой в кавтане, а и иной в матроской фуфайке, и на головах шляпы. Таковое их одеяние с начала нашего прибытия удивительную для нас составляло фигуру. Все же таковаго их одеяния вещи имеют случай получать от англичан и Соединенных Штатов американцов, которыя каждогодно к сему острову заходят для заготовления нужной для кораблей их провизии, а особенно для получения пресной воды, которую островитяне доставляют из находящихся в горах острова источников. По неудобности же доставления оной бочками, таскают с гор на себе в колобашах, имеющих вид на подобие тыквы, величиной же вмещающих в себя от 1-го до 2-х и 3-х ведр, а с берегу уже к кораблям привозят на своих островитянских лодках, за что получают от европейцов по большей части разными из платья вещами, коими, одеваясь, составляют из себя странную и удивительную фигуру.
 
Источник: Русские открытия в Тихом океане и северной Америке в XVIII-XIX вв. М. АН СССР. 1944, стр.155 - 171

Продолжение



Источник: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Reisen/XVIII/1760-1780/Russ_otk_tich_ok_sev_am_18_19/1-20/frame18.htm
Категория: Из «Записок» приказчика Российско-Американской компании Н. И. Коробицина 1795-1807 гг. | Добавил: kurkulevas (30.04.2013)
Просмотров: 215 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz