РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 19.10.2017, 15:45

Главная » Статьи » 1803-1806 "Нева" Лисянский Ю.Ф. » Лисянский Ю. Ф. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах

ЛИСЯНСКИЙ Ю. Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА НА КОРАБЛЕ "НЕВА" В 1803-1806 ГОДАХ. ГЛАВА 1-2
ЛИСЯНСКИЙ Ю. Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА НА КОРАБЛЕ "НЕВА" В 1803-1806 ГОДАХ.
 
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
 
ГЛАВА ПЕРВАЯ
 
ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ «НЕВА» ИЗ РОССИИ В АНГЛИЮ
 
Выход «Невы» и «Надежды» из Кронштадта в предназначенное им путешествие.— Прибытие их на копенгагенский рейд.— Пребывание в Копенгагене.— Выход «Невы» и «Надежды» из Копенгагена.— Разделение кораблей по причине бывшей 18 сентября жестокой бури в Северном море.— Прибытие «Невы» в Фальмут 26 сентября.— Соединение с кораблём «Надежда».— Медный рудник Долкут.
 
     Август 1803 г. Приготовясь ко вступлению в предназначенный нам путь и нагрузив оба корабля «Нева» и «Надежда» потребными для американских селений вещами, вышли мы на кронштадский рейд 19 июля 1803 года (4). На нём простояли до 7 августа по причине крепких и непрестанно дувших западных ветров.
 
     Такое продолжительное ожидание удобного к отплытию времени могло бы, конечно, быть сопряжено с немалой скукой, если бы нас не избавило от неё ежедневное посещение наших родственников и других особ, любопытствовавших видеть своих соотечественников, предпринимающих в первый раз столь далёкое странствование. Наконец, подул южный ветер, и по прибытии на корабль «Надежда» камергера Резанова, назначенного чрезвычайным к японскому двору посланником, мы снялись с якоря поутру 7 августа в 10 часов.
 
     7 августа. При проходе нашем мимо брандвахтенного фрегата (5), главный командир кронштадтского порта адмирал Ханыков сделал нам честь своим посещением и, вместо отца, благословил меня на дорогу, по старому русскому обычаю, хлебом и солью. Выйдя в открытое море, я приказал собрать всю команду на шканцах. Первым моим долгом я счёл нужным указать каждому, сколь продолжительно и с какими трудностями сопряжено предпринятое нами путешествие. А потом советовал  им жить между собой дружески, соблюдать всевозможную чистоту, а больше всего быть послушными своему начальству.
 
Шлюпы "Надежда" и "Нева"     До самого вечера дул ветер то лёгкий, то довольно свежий, при котором наши корабли шли на всех парусах. Около 10 1/2 часов подул юго-западный ветер и продолжался до 11-го числа. В течение этого времени оба корабля принуждены были лавировать и могли дойти только до острова Гогланда (6). После тихой погоды, продолжавшейся несколько часов, ветер переменился и подул с юго-востока. Во все прошедшие дни я занимался распределением пищи для своей команды, положив в сутки каждому человеку по одному фунту говядины, по такому же количеству сухарей и по чарке водки, также по одному фунту масла в неделю, и соразмерное количество уксуса, горчицы и круп. Сверх этого, назначено было давать один раз в неделю горох и крутую кашу, к чему наши матросы довольно привычны.
 
     13 августа. Хотя ветер утих, но мы уже вышли из Финского залива, миновав еще накануне мыс Дагерорд (7).
 
     14 августа. Дул восточный ветер, погода была приятная. Поутру в пять часов мы увидели остров Готланд на северо-западе. В 8 часов случилось с нами первое несчастье: один из лучших наших матросов, черпая воду на бизань-руслене (8), упал в море, и хотя в ту же минуту употреблены были все средства к его спасению, но всё было безуспешно.
 
     16 августа. Поутру в половине шестого часа показался остров Борнгольм на довольно близком расстоянии. Мы увидели бы его гораздо раньше, если бы этому не препятствовала мрачная погода, продолжавшаяся всё утро.
 
     Около нас находилось множество иностранных судов, из которых иные лавировали к северо-востоку, а другие пользовались вместе с нами попутным ветром, и мне весьма было приятно видеть, что корабль «Нева» всех их обгонял. В 9 часов вечера ветер утих совершенно. Погода опять наступила пасмурная, и оба наши корабли стали на якорь неподалеку Стефенса (9).
 
     17 августа. На самом рассвете при слабом северо-восточном ветре мы снялись с якоря, и, вылавировав до Драгоэ (10), принуждены были по причине совершенной тишины опять стать на якорь. Течение с востока было столь сильно, что если бы я не ожидал корабля «Надежды», то скоро бы достиг копенгагенского рейда. Вскоре потом подул восточный ветер, и оба корабля в четыре часа пополудни пришли на малый рейд.
 
     19 августа. Поутру мы подошли ближе к гавани, чтобы удобнее взять груз, приготовленный в Копенгагене как для нас, так и для наших американских селений. Около полуночи начался прежестокий шквал с сильным дождём, громом и молнией, которая сверкала до самого рассвета. Но так как барометр мой еще с 17-го числа предсказывал  ненастье, то я спустил брам-реи (11) и брам-стеньги еще до вечера, а потому во всё время свирепствовавшей бури был совершенно спокоен.
 
     Укрепив корабль на якорях надлежащим образом, я занялся его перегрузкой и нужными поправками. Весьма жаль, что нам, при всём нашем старании, не удалось сохранить кислой капусты, которая была положена компанейскими смотрителями в сорокаведёрные бочки, и почти вся испортилась. Таким образом, мы лишились этой полезной противо-цынготной пищи, которой было бы для нас достаточно более, нежели на половину времени нашего плавания. В продолжение работ на моём корабле, я отправил свои хронометры на берег и отдал их для проверки Г. Бугге, директору копенгагенской обсерватории. Это обстоятельство познакомило меня с человеком, которого достоинства известны учёному свету; следовательно, мне остаётся только быть ему благодарным за оказанную благосклонность. Он показал мне королевскую обсерваторию и собственные свои астрономические инструменты, которых у него весьма большое собрание. Занимаясь своими делами, я также имел время и для удовлетворения моего любопытства. Но так как Копенгаген столица весьма известная, то описывать её считаю излишним.
 
     7 сентября, около 8 часов пополудни, мы вышли на рейд, чтобы при первом попутном ветре вступить под паруса и продолжать наше плавание далее.
 
     8 сентября. Ветер дул с северо-запада при весьма непостоянной погоде. Невзирая на это, мы снялись с якоря в 6 часов пополудни, а к 11 часам вечера пришли в Гельсингер (12). На другой день поутру мы хотели продолжать своё плавание. Но жестокий ветер с северо-запада принудил нас простоять на якоре шесть дней.
 
     15 сентября. В 7 часов утра при западном-юго-западном ветре снялись с якоря. Во время приближения к мысу Колу, ветер постепенно начал усиливаться и около полудня принудил нас зарифить марсели (13). В 6 часов пополудни миновали Ангольтский риф (14) (мель). На нём стоял корабль, принадлежащий Соединённым Американским Штатам, который отплыл от Гельсингера раньше нас несколькими часами. Он в виду у нас срубил свою грот-мачту (15) для облегчения. Но едва ли через то спасся, поскольку упомянутый риф составлен из очень больших камней. Его следует весьма опасаться, ибо он выдался в море на расстояние около 6 миль (16) [11 км] от маяка.
 
     16 сентября. В 6 часов пополуночи надлежало бы нам видеть мыс Скаген (17), но этому воспрепятствовал туман. Однако, по вычислениям, можно было полагать, что мы находились тогда в Северном море.
 
     Известно, что в судах, не имеющих течи, воздух иногда спирается в интрюме (18), портится и способствует болезням. Для предупреждения таких вредных последствий, я приказал дважды в неделю наливать в интрюм морскую воду и выкачивать её по прошествии каждых 12 часов.
 
     17 сентября. В 10 часов утра мы увидели на севере норвежские берега Дромель и Бромель (19), a на другой день претерпели шторм. В час пополуночи начал дуть жестокий ветер, и вдруг последовало волнение. Корабль был в чрезвычайном движении, которое весьма сильно мешало убирать паруса. Во время работы на верхней части корабля шквал находил за шквалом, и атмосфера так помрачилась от дождя, что мы и на деке (20) едва могли видеть друг друга. Между тем, валы непрестанно обливали палубу и уносили с собой все, что на ней не было прикреплено. Матросы работали с неутомимостью и к 4 часам утра убрались совершенно. Как я ни был занят ночью, однако же не забыл повесить фонари, чтобы показать кораблю «Надежда» место, где мы находились. Но при всей осторожности мы потеряли его из виду, а на рассвете увидели подле себя небольшое купеческое судно. Полагая, что с товарищем нашим не приключилось никакого несчастья, я решился отправиться прямо в Фальмут, в первое назначенное нами сборное место.
 
     Таким образом, предсказание моего барометра (21) сбылось вторично; уже за три дня начал он опускаться, а перед бурей остановился на 744,2 мм.
 
     19 сентября. В 9 часов над берегами видно было северное сияние. Оно продолжалось около получаса, распространяясь и уменьшаясь поминутно. Сегодня барометр поднялся на 12,5 мм.
 
     23 сентября. Мы приблизились к английским берегам. Ветер 22-го числа хотя значительно и стих, но волнение было еще столь велико, что валы нередко вливались в задние каютные окна. В час пополуночи, удостоверясь по лоту, что мы находимся на северной оконечности банки Дип-Вотер, я отложил намерение итти на Орфорднес, а спустился прямо к Норд-Форланду (22), чтобы скорее вступить к Канал (23). В полдень мы находились, по наблюдениям, на 51°53' с. ш., а в 8 часов вечера были уже на середине между мелями Гудвин-Санд и Овер-Фал (24). Идя на фордевинд (25) под всеми парусами и невзирая на противное течение, мы вскоре вышли в открытое море. Пройдя же Зюйд-Форланд и миновав риф Варн (26), немного спустились и направили свой путь к Дунженесу (27).
 
     24 сентября. Барометр поднялся до 768 мм. Погода наступила прекрасная. В 6 часов утра поровнялись с мысом Бичи-Гед, а до наступления вечера подошли к острову Вайту (28), где ветер почти совершенно утих.
 
     25 сентября. Встретились с английским фрегатом, от которого из-вестились, что перенесённая нами в Северном море жестокая буря свирепствовала и в Канале. От этой бури многие корабли потеряли мачты, а иные и совсем погибли у берегов. Следовательно, мы можем считать себя счастливыми, что избегли гибели, хотя не без великого труда и с потерей нескольких, впрочем, маловажных вещей, В 10 часов вечера  мы увидели маяк Эдистон, пройдя который в 6 милях [11 км], легли в дрейф (29). Сперва я намеревался итти далее и уже там дожидаться рассвета. Но, усмотрев подле маяка огонь, который каждые полчаса то пропадал, то опять показывался, и не зная тому причины, решился дожидаться утра подальше от берегов.
 
     26 сентября. Не видя ничего, кроме обыкновенного маяка, я спустился в Фальмут, куда и прибыл в 11 часов до полудня.
 
Фальмут     Первой моей заботой было утвердиться на якорях, а потом встретиться с англичанами как можно более дружески. Для этого был послан офицер уведомить коменданта крепости, что русский корабль «Нева», идущий к северо-западным берегам Америки, желает салютовать, если ему будет ответствовано равным числом пушечных выстрелов. Получив на то весьма учтивый ответ, мы сделали взаимное салютование, после которого тотчас сошли на берег
 
     Хотя в гавани я не нашёл своего спутника, но, надеясь соединиться с ним в скором времени, я начал готовиться к выходу в море. Палуба моего корабля от прошедшей бури была повреждена и требовала поправки.
 
     Время года становилось позднее, и для большей безопасности я приказал привязать новые паруса. Невзирая на эту работу, команда была разделена так, что часть её всегда могла ездить на берег для покупок. Это нужно было и для того, чтобы люди пользовались береговым воздухом вместе со свежей провизией и укрепили своё здоровье для перенесения предстоящих им трудов.
 
     На третий день нашего прибытия в гавань пришёл туда и корабль «Надежда». Во время бури он потерпел гораздо более, нежели «Нева»;  на нём оказалась течь вокруг бортов. Впрочем, я весьма радовался, что Крузенштерн нашёл своих матросов такими же искусными и расторопными, какими были наши. Следовательно, нам ничего более не оставалось желать, как только обыкновенного счастья мореплавателей для совершения своего предприятия.
 
     Поскольку помощь и расторопность бывших на корабле офицеров несколько облегчили меня от хозяйственных забот, то мне оставалось довольно времени для других полезных дел. А так как город Фальмут не может занять путешественника на продолжительное время ни малым числом своих строений, ни узкими переулками, разбросанными по горе, то я старался удовлетворить своё любопытство обозрением окрестностей.
 
     В 1-й день октября, вместе с естествоиспытателями Тилезиусом (30) и Лангсдорфом (31), и взяв с собой надворного советника Фосе (32), я отправился к медному руднику Долкуту. От Фальмута он находится в 12 милях [22 км], а от города Редруфа в 3 милях [5,5 км].
 
     Долкут разрабатывается ныне обществом купцов. В длину простирается он на 1 милю [1,8 км], а в глубину на 180—190 сажен [от 330 до 350 м]. При нём находится до 1 000 работников, из которых одна половина работает внутри, а другая на поверхности рудника. Надзиратель уверял меня, что двенадцатая доля добываемой здесь руды обращается в металл, приносящий хозяевам прибыли около 4 000 фунтов стерлингов. Работники здесь, как и на многих английских рудниках, договариваются с хозяевами с публичного торга. Иные из них получают пять, шесть, а иные и восемь шиллингов с каждого фунта стерлингов из вырученной за металл суммы. Следовательно, они имеют некоторое соучастие с хозяевами, а потому и работают прилежнее. Расчёт с ними бывает два раза в месяц, и если кто по своему договору не выработает ничего, то обыкновенно получает от хозяев для своего содержания некоторую небольшую плату в зачёт будущих своих трудов. Рудник окружают главные корнвалисские рудники Кукс-кичен, Дрюйд, Тин-крафт и Канберенвин. Говорят, что они принадлежат лорду Донстанвилю.
 
     Фальмут хотя и небольшой город, но по удобству и местоположению своей гавани заслуживает внимания. В нём каждый мореплаватель может получить нужные для себя запасы гораздо дешевле, нежели в других английских портах, а особенно рыбу, которая ловится там в великом множестве. Фальмутская гавань служит пристанищем для пакетботов (33), ходящих в Лиссабон, Северную Америку и Западную Индию. Вход в гавань защищается с западной стороны крепостью Пенденисом, а с восточной — С.-Мосом и весьма удобен для судов по причине тихого прилива и отлива.
 
     Корнвалис (34) совсем не походит на те прекрасные места, каких великое множество в Англии. Там встречаются повсюду горы и дикий  камень, пашни попадаются весьма редко, и, вместо плодородных садов, путешественник видит одни только кустарники. Несмотря на это, Корнвалис обогащает государство не менее прочих. Англия получает из него жесть и медь. Около корнвалисских берегов производится весьма изобильная рыбная ловля, которая не только создаёт расторопных и сильных матросов, но и приносит великую прибыль. Рыба пильчард (35) ловится здесь в таком изобилии, что в одно лето её заготовляют до 60 000 бочек. Она походит на сельдь, но несколько поменьше и жирнее. Из неё добывается жир, который может быть употребляем с пользою во многих случаях. Сама же рыба обыкновенно вывозится в страны Средиземного моря, ибо испанцы её очень любят.
 
ГЛАВА ВТОРАЯ
 
ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ «НЕВА» ИЗ ФАЛЬМУТА К КАНАРСКИМ ОСТРОВАМ
 
Прибытие посланника из Лондона.— Отпльтие корабля «Нева» из Фальмута 6 октября.— Описание чрезвычайного воздушного явления.— Прибытие к острову Тенерифу.— Санта-Крус.— Город Лагона.
 
     6 октября, 1803 г. немедленно по прибытии нашего посланника из Лондона на корабль «Надежда», мы снялись с якоря. Пользуясь попутным ветром и морским отливом, мы пришли к Лизарду (36) в 11 часов вечера, и с полуночи русский флаг развевался уже в открытом океане.
 
     6 октября. Ветер дул восточный, погода была несколько холодновата. Так как в этих местах алжирцы и другие морские наездники (Алжирские и другие пираты. (Прим. ред.)). нередко нападают на суда, то для предосторожности мы зарядили все пушки ядрами.
 
     10 октября. От самого Лизарда ветер дул свежий, а сегодня сделался тише. С 8-го начали показываться птицы, буревестники, которые могут быть названы жителями океана, а сегодня появились небольшие птички, которые, повидимому, были отнесены от берегов юго-восточными ветрами. Их налетело на корабль столько, что наши кошки переловили весьма многих. В 11 часов я измерил несколько расстояний луны от солнца, а перед тем — высоты (37) для хронометров. По первому наблюдению, сделанному в полдень, западная долгота (Долгота во всём описании путешествия считается от Гринвичского меридиана. Когда же она показана по хронометрам, то означает среднюю между тремя, находящимися на корабле) вышла 13°55', а по последнему 13°28'. Найденная же по наблюдениям северная широта оказалась 38°44'. Вечером при частом блистании зарниц между югом и востоком показалось весьма удивительное воздушное явление; оно прошло по горизонту почти целую четверть неба, и потом скрылось за облако, оставив после себя тонкую огненную полосу, которую можно было видеть весьма явственно около 10 минут (38).
 
     17 октября. С самого выхода нашего из Фальмута продолжал дуть свежий переменный ветер с юга, и погода стояла сырая. Однако нам удавалось иногда делать наблюдения, из которых видно было, что мы имели тогда непрестанное южное течение, которое подвинуло корабль «Нева» около 50 миль [90 км]. Сегодня небо прояснилось, и мы отовсюду были окружены морскими хищниками (39), которые, как бы желая разделить с нами радость, произведённую в нас прекрасной погодой, беспрестанно играли вокруг.
 
     Приближаясь к умеренным широтам, я между прочими распоряжениями приказал людям, чтобы они, высушив свое тёплое платье, убрали его в сундуки, а оставили бы только по одной паре для холодных ночей. Также приказано было, чтобы в бытность нашу в жарком климате всякое утро одна вахта непременно окачивалась морской водой, чтобы каждый матрос был вымыт два раза в неделю. Я был уверен, что это средство послужит к сохранению здоровья; кроме чистоты, оно укрепляет тело.
 
     18 октября. Ветер был лёгкий, с северо-запада; погода стояла приятная. В полдень по наблюдениям, мы находились под 30°8' с. ш. и под 15°14' з. д. Течение здесь сделалось несколько медленнее, так как со вчерашнего полудня мы подвинулись вперёд только на 8 миль [15 км] к югу и на 13 миль [24 км] к востоку. В 3 часа пополудни с марса (40) в северо-западной стороне замечены острова Салважи (41), которые могли  бы мы видеть в полдень, если бы тому не воспрепятствовала мрачная погода.
 
     Сегодня по причине тёплого времени я велел выдавать команде французскую водку, смешанную с водой, или грог.
 
     19 октября. На самом рассвете увидели мы остров Тенериф, находившийся от нас на юго-западе в 45 милях [83 км]. Но поскольку в это время над высотами носился еще туман, то Пик показался нам только в 7 часов утра, и потом до самого полудня эта славная гора почти беспрестанно представлялась нашему взору. Покрытая снегом, её вершина, освещенная солнечными лучами, представляла прекрасное зрелище. Признаюсь, что вид, этого огромного исполина привёл меня в восхищение. Хотя прежде я и проходил мимо острова Тенериф, но, по причине пасмурной погоды, мало видел его берега.
 
     С самого утра был усмотрен большой трёхмачтовый корабль, который приблизился к нам лишь около 5 часов пополудни и поднял французский флаг. Мы, так же подняв свой флаг, подошли к нему для переговоров. Корабль оказался французским корсаром (42) «Эжилсьен», который, сочтя нас за англичан, приготовился к сражению. Хотя от якорного места мы были и недалеко, но при наступлении ночи решились лавировать до рассвета.
 
     Взяв пеленг (43) северного мыса Тенерифа, я нашёл, что измерение моё, сделанное в полдень, было к западу от настоящего пункта на 1°21'. Со вчерашнего дня нас увлекло на 8 миль [15 км] к югу и на 9 миль [16,7 км] к востоку. Хронометры же оказались весьма верными.
 
     20 октября. Вместе со светом я спустился к Санта-Крусу и около полудня прибыл туда. Еще до опускания якоря, капитан порта, подъехав к нашему кораблю, показал нам место для стоянки. Раоположась на якорях, я и Крузенштерн вместе были у губернатора маркиза де ла Казы Кагигала. В то же самое время пришёл и вчерашний корсар с испанским бригом. Последний привёз от своего двора повеление, чтобы, в случае нашего прибытия на Тенериф, нам было оказано гостеприимство и помощь. Вскоре после этого американский бриг остановился на якоре подле наших судов. Он уведомил нас, что на Мадере дней с десять тому назад был жесточайший ураган, во время которого сорвало множество домов, и почти все находившиеся там корабли разбросало по берегам. Его же самого, сорвав с якорей, потащило было прямо на камни, называемые Лок-рокс, где он неминуемо бы погиб со всем экипажем, если бы, к счастью, вдруг не подул западный ветер, который и спас его от угрожавшей ему погибели. Мы благодарили бога, что сами не зашли, или, лучше сказать, противный ветер не допустил нас дойти до этого острова, у которого, оставив Европу, предполагали было простоять несколько дней; в противном же случае, может статься, он сделался бы пределом нашего плавания.
 
     Главнейшая причина, побудившая нас зайти на Тенериф, состояла в том, чтобы Санта-Круз де Тенерифезапастись вином, пресной водой и свежими съестными припасами для команды. Поэтому немедленно мы обратились к местному купцу Армстронгу, к которому имели письма. Он тотчас разослал людей по окрестным местам для заготовления, как можно скорее, всего, что для нас было нужно. Между тем, он употребил все меры, чтобы пребывание на берегу сделать для нас приятным. Г-жа Армстронг, весьма хорошо воспитанная женщина, много тому способствовала. Имея большие познания в музыке, она часто занимала нас ею по вечерам со своими приятельницами и, доставляя нам многие другие удовольствия, заставила нас провести время весело в таком месте, где, по причине весьма уединённой жизни тенерифских испанцев, мы, конечно, кроме скуки, ничего бы не встретили.
 
     Город Санта-Крус по всем правам заслуживает имя столицы Канарских (44) островов. В нём имеет пребывание губернатор островов, и производится самая большая торговля. Город состоит из каменных строений, лежит у подошвы горы и с моря представляет прекрасный вид. Он невелик, улицы в нём весьма чисты. На берегу построены три крепости: Сан-Педро, Сан-Рафаель и Сан-Кристобал. Из последней ядром оторвана была рука у славного лорда Нельсона (45) во время его нападения в прошедшую войну. Укрепления весьма исправны и достаточно снабжены медными пушками.
 
     Число жителей в Санта-Крусе простирается до 5 000 человек. Нижнее сословие живёт весьма бедно. Главная его пища состоит из солёной и запахом весьма неприятной рыбы. Многие из обитателей спят по ночам на улицах на открытом воздухе. Я не могу ничего сказать из опыта о жителях высшего сословия. Но судя по тому, что в городе нет ни одного общественного места, даже порядочного сада, который мог бы прикрыть человека от зноя, должен согласиться с теми, которые уверяли меня, что и они проводят свои дни весьма скучно.
 
     В городе можно удобно и достаточно снабдить себя съестными припасами. Вода весьма хороша; живность, плоды и зелень изобильны. Однако всё дорого, кроме виноградного вина.
 
     Стоять на якоре здесь не очень спокойно, а зимой даже и опасно, так как рейд совершенно открыт для юго-восточных ветров, которые иногда дуют чрезвычайно жестоко. Можно к тому прибавить, что грунт во многих местах каменист, а потерянных на дне якорей такое множество, что непременно надо подвязывать бочки к канатам, чтобы их не перетереть.
 
     Приближаясь к Санта-Крусу, должно держаться берега как можно ближе. Обойдя северо-восточный мыс острова и подходя к городу, надлежит стараться достать глубину. Берега от самого мыса кажутся весьма близкими. Полагая, что мы находились от них в 4 милях [7,3 км], по ходу корабля, я увидел, что ошибся целой половиной. Подле берегов так же чисто, как и в отдалении от них. следовательно, опасаться нечего.
 
Пико де Тейдо     Гору Пик (46), во время пребывания нашего, мы видели только два раза, да и то не долго. Вершина её покрыта снегом, от которого очищается только в июне и июле.
 
     Долгом себе поставлю заметить, что вид острова Тенерифа с северной стороны, находящийся в Ост-Индийском английском атласе, весьма не походит на действительный.
 
     При нашем отправлении в дальнейший путь, г-жа Армстронг подарила мне несколько весьма редких раковин, которые привезены были сюда с острова Ямайки. Наш посланник также получил в подарок довольно совершенную мумию и две ноги старинных жителей Тенерифа. Видно, что они издревле имели искусство бальзамировать или погребали тела умерших в таких местах, где сама природа сохраняла их от истления. Здесь мне удалось достать также несколько кусков лавы, выброшенных из Пика.
 
     Мичман моего корабля Берг, побывав в Лагоне, сделал некоторые заметки и сообщил их мне. Здесь прилагается краткая из них выписка.
 
     Город Лагона лежит в 3 милях [5,5 км] от Санта-Круса. Ведущая к нему дорога так гориста, что по ней не может ехать никакая повозка, а потому употребляются только верховые лошади и ослы. Домов считается в нём до ста. Жители, повидимому, весьма бедны. Там находится пять монастырей, из которых два девичьих. Берг был в С.-Августанском монастыре, который, так, как и другие, выстроен довольно хорошо, его церковь имеет множество сокровищ. По всей же дороге, кроме нескольких скудных садов и диких растений, ничего не видно, но окрестности города, по его словам, прекрасны.
 
     Комментарии

     4 В описании этого путешествия время указано по новому стилю.
 
     5  Брандвахтенный   фрегат  — трёхмачтовый   военный   корабль,   второй   по   величине   после линейного, поставленный на рейде или в гавани для наблюдения за движением судов, особенно за входом и выходом на рейд. На нём велась запись всех приходящих и уходящих из гавани судов.
 
     6 Гогланд — небольшой остров в Финском заливе.
 
     7 Дагерорт — маяк, стоит на полуострове того же названия (остров Даго).
 
     8 Бизань-руслень — руслень, т. е. площадка по бокам корабля, служащая для отвода вант бизань-мачты, т. е. снастей, укрепляющих с боков третью мачту, считая от носа корабля. На русленях укрепляют также юнферсы, или круглые деревянные блоки, которые привязывают к нижним концам вант. С русленей обычно бросают ручной лот.
 
     9 Стефенс — населённый пункт на юго-восточном берегу датского острова Зееланд.
 
     10 Драгоэ (соврем. Драгор) — небольшой приморский город на побережье Дании в проливе Зунд.
 
     11 Брам-реи и брам-стеньги. Брам-реи — третьи снизу горизонтально расположенные стальные, железные или деревянные брусья, к которым привязываются так называемые «прямые» паруса. Стеньга — деревянное продолжение мачты, идущее вверх от неё. Слово «брам» ставится перед названием такелажа, снастей и парусов, относящихся к стеньге. В зависимости от принадлежности к той или иной мачте, стеньгам присваиваются дополнительные названия. На фок-мачте — фор-стеньга, на грот-мачте — грот-стеньга. На брам-стеньге поднимается брамсель, т. е. прямой парус, который привязывается к брам-рее.
 
     12 Гельсингер — портовый город на датском берегу к югу от Копенгагена.
 
     13 Зарифить парус — убрать его. Рифы — поперечные ряды завязок, продетые сквозь парус, при помощи которых можно уменьшить его площадь. Этих завязок на каждом парусе несколько рядов. В зависимости от силы ветра — берут один, два, три, четыре рифа. Зарифить все рифы — убрать паруса на данной мачте. Марсель — второй снизу парус ва мачте. Он ставится обычно между нижней реей и марс-реей, т. е. второй снизу реей на мачте.
 
     14 Риф — подводная или слабо выдающаяся над уровнем моря скала. Авгольтекий риф расположен вблизи острова Ангольт, лежащего в средней части пролива Каттегат.
 
     15 Грот-мачта — вторая, считая с носа. «Грот» — означает прямой парус, самый нижний на грот-мачте. Он привязывается к рее, называемой грот-реей. Слово «грот» прибавляется также к названию рей, парусов и такелажа, расположенных выше марса грот-мачты, т. е. находящейся на этой мачте площадки, которая служит для разных работ по управлению парусами.
 
     16 Английская морская миля (sea mile, или natural mile) равна 6 080 футам, или 1 853 м. В основу её измерения кладётся длина 1' дуги меридиана, считая землю шаром, объём которого равен объёму земного сфероида. В зависимости от того, какими величинами пользуются для определения размеров сфериода, размеры мили получают различное значение. В СССР, например, где все карты строятся на основе данных сфероида Бесселя, величина морской мили устанавливается в 1 852 м, т. е. 6 076,1 фута. Лисянский пользовался английской морской милей, которую при пересчётах мы приняли равной 1,8 км. В настоящем издании мили, футы и сажени (сажени морские — 6-футовые) переведены в метрические меры. При этом следует иметь в виду, что на суше Лисянский употреблял русские сажени, а на море — морские.
 
     17 Мыс Скаген — крайний северо-восточный мыс полуострова Ютландии.
 
     18 В прежнее время интрюмом назывался трюм.
 
     19 Дромель и Бромель — пункты на южном берегу Норвегии.
 
     20 На парусных военных судах деком называли палубу. Этот термин большей частью применялся к тем палубам, на которых была установлена артиллерия. Кроме того, деком называлось также пространство между двумя палубами, на котором личный состав размещался для жилья. В настоящее время палубу называют деком лишь на гражданских судах.
 
     21 Шкала барометров, которыми пользовался Лисянский, была разделена на английские дюймы и на десятые доли их, или линии. В настоящем издании показания барометров даны в метрических мерах. Перечисления сделаны из того расчёта, что один дюйм равен 2,54 см, а одна линия 2,54 мм.
 
     22 Банка Дип-Вотер расположена у юго-восточного побережья Англии. Орфорднес — мыс на юго-восточном берегу Англии. Норд-Форланд (соврем. Норс-форланд) — мыс в северной части пролива Па-де-Кале.
 
     23 Каналом иногда называется Ла-Манш (у Лисянского Ламанш).
 
     24 Гудвин-Санд — мель близ английского берега в северной части пролива Па-де-Кале. Овер-фал — мель близ английского берега с северной части пролива Па-де-Кале.
 
     25 Фордевинд — попутный ветер.
 
     26 Зюйд-Форланд (соврем. Саус-форланд) — мыс на южном берегу Англии в северной части пролива Па-де-Кале. Риф Варн расположен в самой узкой части пролива Па-де-Кале к юго-западу от Дувра и к западу от Кале.
 
     27 Дунженес — мыс на английском берегу пролива Па-де-Кале к юго-западу от Дувра.
 
     28 Бичи Гед — мыс на южном берегу Англии к юго-западу от Дунженеса. Остров Вайт — крупный остров у южных берегов Англии к юго-западу от Портсмута.
 
     29 Лечь в дрейф — расположить паруса относительно ветра таким образом, чтобы судно не имело хода вперёд и оставалось почти на месте.
 
     30 Вильгельм-Готлиб Тилезиус-фон Тиленау (1769—1857), естествоиспытатель, член Академии наук. Родился в Тюрингии. В 1797 г. получил степень доктора философии Лейпцигского университета, где изучал также медицину. В 1803 был приглашен к участию в экспедиции Крузенштерна, где вёл наблюдения, преимущественно по зоологии. Результатом этих исследований является ряд работ, напечатанных в изданиях Академии наук. Эти работы посвящены, главным образом, кишечнополостным, иглокожим и рыбам.
 
     31 Георг Генрихович Лангсдорф (1774—1852), доктор медицины. Родился в Рейнской области. В 1803 г. был приглашён естествоиспытателем на корабль «Надежда». После возвращения из кругосветного плавания Л. был назначен адъюнктом по ботанике в Академию наук, а затем был экстраординарным академиком по зоологии. В 1812 г. назначен русским генеральным консулом в Бразилии, где собрал ценные коллекции, обогатившие Петербургский зоологический музей. В 1830 г. вернулся в Европу и поселился во Фрейбурге, где и умер.
 
     32 Надворный советник Фосе — один из спутников Крузенштерна, член свиты посланника в Японию Н. П. Резанова.
 
     33 Пакетбот — пассажирский или почтовый бот. Вероятно, Лисянский имеет в виду последнее значение, так как этот термин первоначально применялся в Англии в отношении судов, предназначенных для перевозки почты между своими и иностранными портами.
 
     34 Графство Корнвалис (Корнуол) расположено в юго-западной части Великобритании. В период путешествия Лисянского Корнвалис славился богатствами своих недр, которые частично были известны уже древним. Особенной известностью пользовались медные рудника, которые описывает Лисянский. Впоследствии ископаемые богатства Корнуола были истощены, и их роль в общей экономике области сейчас незначительна. Крупнейший порт К.— Фальмут.
 
     35 Пильчард — мелкая сельдь.
 
     36 Лизард Гэд — самый южный мыс Англии.
 
     37 Высотой светила называется угол между плоскостью горизонта и направлением на светило, измеряемый дугой вертикального круга. Вследствие видимого вращения небесной сферы, высота светила меняется в течение суток, достигая максимальной величины при прохождении светила через южную часть меридиана. Дополнение высоты светила до 90° называется зенитным расстоянием.
 
     38 «Удивительное воздушное явление», описанное Лисянским, вероятно, представляет собой комету.
 
     39 Вероятно, дельфины.
 
     40 Марс — площадка расположенная на лонга-салингах мачты, т. е. продольных брусьях, прикреплённых к верхней части мачты или стеньги. Служит для различных работ по управлению парусами и для наблюдений. В современных судах с механическим двигателем марсы сохранили только последнее назначение.
 
     41 Мелкие островки из группы Канарских островов.
 
     42 Лисянский имеет здесь в виду каперов, т. е. частных моряков, снаряжавших с разрешения правительства свои суда для захвата торговых судов противника, или нейтральных стран, везущих военную контрабанду. Они довольно часто входили в состав военного флота для несения при нём крейсерской, разведочной и посыльной службы. Особенно сильно каперство, возникшее еще в средние века, было развито в XVII—XVIII веках, когда существовали целые компании, занимавшиеся этим промыслом. Каперство запрещено Парижским международным конгрессом в 1856 г.
 
     43 Пеленг — направление на какой-либо предмет, удалённый от наблюдателя, засечённое по компасу. Пеленговать или взять пеленг — заметить по компасу направление на какой-либо предмет. При помощи двух взаимно пересекающихся пеленгов, взятых на участках берега, точно определённых по карте, корабль может установить своё местоположение.
 
     44 Канарские острова находятся в Атлантическом океане, недалеко от северозападных берегов Африки, между 27°30'—29°30' с. ш. и 13° 17'—18°10' з. д. Состоят из ряда мелких вулканических островов и семи крупных (Пальма, Гомера, Ферро, Тенериф, Гран-Канария, Фуертевентура и Лансарте).
 
     45 Лорд Горацио Нельсон (1758—1805) — выдающийся английский адмирал, пользующийся громадной популярностью в Англии и широко известный своими морскими победами. В 1798 г. в Абукирской бухте Средиземного моря уничтожил французский флот, доставивший армию Наполеона в Египет. Всемирную славу доставила Н. победа над франко-испанским флотом у Трафальгарского мыса на юго-западе Испании в 1805 г. В этой битве франко-испанский флот, под командой Вильнёва, был полностью уничтожен. Эта победа укрепила господство Англии на море н нанесла решительный удар планам Наполеона сломить сопротивление Англии путём морского поражения. Трафальгарское сражение, в котором Н. был ранен, стоило ему жизни.
 
     46 Гора Пик носит теперь название [3 730 м] — высочайшая вершина острова Тенериф, расположенная в его южной части. Представляет собой вулкан, извержения которого неоднократно происходили в историческое время, но не из главного кратера, а из боковых.
 
Источник: Ю. Ф. Лисянский. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах. М. ОГИЗ. 1947

Продолжение


Источник: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Reisen/XIX/1800-1820/Lisjanskij/frametext11.htm
Категория: Лисянский Ю. Ф. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах | Добавил: alex (05.05.2013)
Просмотров: 248 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz