РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 15.12.2017, 01:50

Главная » Статьи » 1803-1806 "Нева" Лисянский Ю.Ф. » Лисянский Ю. Ф. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах

ЛИСЯНСКИЙ Ю. Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА НА КОРАБЛЕ "НЕВА" В 1803-1806 ГОДАХ. ГЛАВА 6
ЛИСЯНСКИЙ Ю. Ф. ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА НА КОРАБЛЕ "НЕВА" В 1803-1806 ГОДАХ.
 
ГЛАВА ШЕСТАЯ
 
ОПИСАНИЕ ОСТРОВОВ МАРКИЗСКИХ И ВАШИНГТОНАВЫХ, ОСОБЕННО НУКА-ГИВЫ
 
Местоположение Маркизских и Вашингтоновых островов.— Описание острова Нука-Гивы.— Образ правления.— Обряды при погребении.— Табу.
 
   Мая 1804 г. Острова Маркизские: Фагу-Гива [Футу-Гива], Мотане [Сан-Педро], Тоу-Ата [Фаху-Ата], Гоива-Гова [Гиваоа, Ла Доменика] и Фатугу [Футу-Хугу] лежат, сто сделанным мною лунным наблюдениям, между 138°18' и 138°55' з. д. и между 10°30' и 9°25' ю. ш. Первые четыре открыты в 1595 году испанским мореплавателем Алваро-Менданья де Неира, а последний Куком. Вашингтоновы (93) же острова — Уа-Боа, Уа-Гунга [Уахуга], Нука-Гива, Гиау и Фатуда — находятся к северо-западу от Маркизских. Из них первые три простираются в ширину около 35 миль [64 км], а в длину до 40 миль (74 км). Они найдены в 1791 году в мае месяце Инграмом, начальником американского купеческого корабля из Бостона, шедшим к северо-западному берегу Америки. Хотя все вышеуказанные острова составляют один архипелаг, но поскольку они сделались нам известны в разные времена, а не все сразу, то я и разделяю их на две части.
 
     Я займусь описанием одного только острова Нука-Гивы. О прочих же ничего не могу сказать более, как только то, что они возвышенные, утёсистые и неправильные, вследствие находящихся на них многочисленных хребтов, кроме Тоу-Аты, показавшегося мне в некоторых местах отложе прочих. Удивительно, что ни один из островов не имеет конической возвышенности, но каждый из них представляется как бы прямо поднимающейся из моря стеной.
 
     Остров Нука-Гива я считаю самым большим из всех, составляющих эту группу, или архипелаг. Утёсами же и высотой он походит на прочие. Мы увидали его, находясь на южной оконечности острова Уа-Гунга, хотя в это время горизонт был покрыт туманом. Обойдя почти вокруг весь этот остров, я могу сказать, что у самых берегов его повсюду довольно глубоко, и опасных мест, которые трудно заметить,  совсем нет. По восточную сторону, которая весьма утёсиста, лежит губа Готышева. Она, как кажется, ничем не закрыта от восточных ветров, которые здесь дуют почти беспрерывно, и должна быть опасна для судов.
 
     По южную сторону острова есть три залива: Гоуме у юго-восточной оконечности и Жегауа у юго-западной. Этот залив может называться настоящей гаванью, в которой корабли могут удобно чиниться, ибо изобилует нужными к тому материалами и весьма удобен для заготовления пресной воды. Местные жители показались мне приветливыми и, верно, с великою радостью будут принимать приезжающих к ним европейцев. Третий залив называется Тай-о-Гайа. Он лежит на середине этого берега, имеет хорошее якорное место, и так как он окружён горами, то вход и выход для кораблей могут быть довольно затруднительны. Впрочем, выбрав удобное время и держа в готовности якоря и гребные суда для буксира, нечего опасаться. Как только покажутся острова Митао и Мутонуе, находящиеся по обеим сторонам устья залива, должно держать путь ближе к первому. Острова эти лежат к берегу так близко, что издали отличать их весьма трудно. При выходе из залива нужно держаться восточного берега, так как, какие бы ветры ни дули внутри него, в море они бывают, большей частью, с востока-северо-востока до востока-юго-востока. Лучшее якорное место — под прикрытием юго-восточного мыса, где глубина 14 сажен [25 м], грунт — песок с илом.
 
     Хотя в Тай-о-Гайе, ввиду буруна, неудобно наливаться водой, однако же, жители так услужливы, что стоит только баркасу остановиться на верпе подле берега и спускать бочки в воду, как целая толпа плавающих островитян будет их подхватывать и, налив водой, доставлять обратно с такой поспешностью, что часа в два можно ими наполнить большой баркас. С такой же скоростью доставляются островитянами на гребные суда и дрова, которые можно рубить у самого берега. За всё это мы давали каждому из них по куску обруча в 12 см длиною.
 
     Вследствие кратковременного пребывания и незнания местного языка, мы, конечно, расстались бы с этими местами без всяких других сведений, кроме только того, что могли сами увидеть или заключить по одним догадкам, если бы не помог нам Робертс, которого судьба, как бы нарочно, на наше счастье завела сюда. Около семи лет назад он ушёл с купеческого судна сперва на остров Тоу-Ата, где прожил два года, и, переехав потом в Тай-о-Гайю, пользуется теперь некоторым уважением новых своих соотечественников, ибо женат на королевской родственнице и имеет землю.
 
     Нука-Гива, подобно прочим островам этого архипелага, управляется многими владетелями, которые, к сожалению, находятся почти в беспрестанной войне между собой. Хотя всё достоинство этих старшин заключается более в имени, нежели в существенной власти, однако же, им предоставлены некоторые особенные перед прочими  преимущества, как-то: лучшие и обширные земли, уважение народа и право в хороший урожай брать четвёртую часть плодов, принадлежащих их подданным, в другое же время — смотря по обстоятельствам. Эти правители вступают во владение наследством. Хотя вести войны со своими неприятелями они не могут без согласия народа, однако же, нередко бывают орудием для прекращения кровопролития. Примером этому могут служить жители залива Тай-о-Гайя. Они имели непримеримую вражду с жителями двух других заливов, лежащих по обе стороны от него. Война между ними происходила непрерывно как на суше, так и на море. Но с того времени, как королевский брат женился на дочери правителя одного из этих заливов, а сын его на дочери старшины другого, оба эти народа, по крайней мере на море, прекратили неприятельские действия. Если же жёны их окончат свою жизнь у мужей, то между народами война прекратится навсегда. Было бы весьма утешительно, если бы все правители последовали их примеру и тем доставили бы вечный мир своим подданным.
 
     Судя по тому, что у нукагивцев есть жрецы, они должны иметь и веру, но в чём она состоит, неизвестно. Гражданских же законов у них никаких нет, и каждый, набрав себе множество приверженцев, всё право поставляет на силе. Нахальство, воровство и даже смертоубийство хотя и почитаются у этих диких народов пороками, однако, кроме мщения от обиженного или от его родственников, никакому другому наказанию не подвержены. Установленных обрядов богослужения также нет.
 
     Тело покойника обыкновенно обмывается и кладётся на доску среди дома. Родственники и посторонние посещают его до выноса. Первые выражают свою печаль рыданиями, царапая при том своё тело до крови зубами какого-либо животного, острой раковиной или чем-нибудь другим, а прочие — как хотят. После этого умерший относится на кладбище.
 
     После этого умерший относится на кладбище, ставится на возвышенной площадке и там истлевает. В военное время тела и кости умерших зарываются в землю, чтобы они не попались в руки неприятелю, ибо не может быть обиднее жителю Маркизских островов, как видеть голову своего родственника привязанной к ногам соперника. Робертс уверял меня, что после смерти жреца приносятся в жертву три человека. Двое из них вешаются на кладбище, и кости их, когда они спадут на землю, превращают в пепел, а третьего разрывают на части и съедают. Голова же его обыкновенно надевается на истукана. На такое жертвоприношение определяются, однако же, не свои люди, но украденные у соседей, которые, узнав о том, ведут войну с похитителями от 6 до 18 месяцев. Впрочем, продолжение её зависит от наследника умершего, который по кончине своего родственника удаляется в неприкосновенное место (т. е. на которое наложено табу). Пока он не оставит своего убежища, смертоубийство между двумя народами не прекращается.  Во время пребывания наследника в этом самовольном заключении, ему оказывают всяческое внимание и не отказывают ни в чём, хотя бы он потребовал человеческого мяса (94). По окончании столь нелепой и несправедливой войны, следуют пиршества и всякого рода забавы и увеселения.
 
     Хотя прежние путешественники и заключали, что здешние женщины не имеют ни к кому супружеской обязанности, однако же, заключение это неверно. Супружество на этих островах соблюдается так же, как и в Европе, а если и есть какая-либо разница, то разве в самых маловажных обстоятельствах. Хотя здесь, как уже упомянуто выше, нет никакой законной расправы и суда, однако же, обычай утвердил некоторые правила, служащие для обуздания виновных. Например, если муж узнает о неверности своей жены, то он всячески старается достать жену своего соперника и воздать ему равное за равное. При совершении браков (Всё сказанное мной здесь и Маркизских островах относится также и к Вашингтоновым) наблюдают следующий обряд. Молодой человек, полюбив девицу, старается познакомиться с ней наедине или идёт прямо к её отцу и объявляет ему о своём намерении. Когда предложение его принято невестой и родными, то он с того же дня живёт с ней в самом тесном согласии. Если через некоторое время они друг другу понравятся, то дело оканчивается тем, что молодые переезжают в свой дом. Женщины богатых семей имеют обыкновенно по два мужа. Один из них может быть назван господином, а другой домашним прислужником. В отсутствии же первого он заступает его место. Он обязан следовать за женой везде, где настоящему её мужу не случится быть. Такие помощники выбираются иногда после брака, а гораздо чаще бывает, что в одно и то же время сватаются двое, с тем, что один из них заступит первое, а другой второе место. Последние обыкновенно бывают люди необеспеченные, но с хорошими качествами и достоинствами. Островитяне считают вполне допустимым, если жена родит и на другой день после свадьбы, и ребёнок признаётся законным. Брачные разводы совершаются здесь с такою же лёгкостью, как и свадьбы. Если между мужем и женой возникает несогласие или они друг другу не полюбятся, то расходятся без всяких околичностей. Муж берёт себе другую жену, а жена вступает в новый брак. Хотя принятым обычаем запрещается родственникам вступать в супружество ближе второго колена, однако же, бывают случаи, что отец живёт со своей дочерью, а брат с сестрой. Впрочем, такие связи считаются пороком. Нам рассказывали, что за несколько лет перед этим один нукагивец сделался любовником своей матери, но островитяне уверяли при том, что такого примера прежде никогда не было. Из этого можно заключить, что права матери почитаются здесь священными. 
 
     При рождении детей маркизцы соблюдают только один обряд, состоящий в отрезании пупа у новорождённого. До того времени, пока этот обряд еще не совершён, никто не может ни входить в дом, где родился младенец, ни выходить из него. Такое запрещение называется здесь табу (95). Их бывает, сколько я мог заприметить, два. Одно духовное, а другое королевское. Первое налагается жрецами, а последнее королём. Хотя нарушители табу наказываются примерным образом, однако же, это нарушение, особенно людьми сильными, делается нередко. Каждый из здешних жителей пользуется имуществом, доставшимся или по наследству или благоприобретённым. У богатых насаждения, дома, лодки и прочая собственность содержится в довольно хорошем порядке, у людей бедных господствует скудность и даже совершенная нищета. Дома нукагивцев представляют род беседки, сделанной из тонких шестов. Из них задние и боковые ставятся обыкновенно стоймя, а передние кладутся изредка и притом так, что их, в случае надобности, можно вынимать. Крыша делается из листьев хлебного дерева и издали походит на нашу соломенную. Во всём доме больше одного помещения не бывает, оно без окон и с широкой дверью посередине. В одном только королевском доме видел я перегородку с дверью, которая была столь низка, что сквозь неё можно было пролезть не иначе, как на коленях, да и то с большим трудом. Лучшие строения стоят на довольно возвышенных площадках из камня, который хотя не обтёсан, но хорошо подобран. Внутренность дома, лучше сказать, пол, разделяется на две части бревном. Из них ближайшая к стене устилается сухой травой, а потом рогожами, на которых спят, передняя же часть служит для сидения. Чистота и опрятность нукагивских жилищ мне весьма понравились. Под крышей и по стенам обыкновенно вешается разная посуда и другие вещи, выдолбленные из дерева, а также военные уборы и оружие. В некоторых домах я видел множество зрелых кокосов, живописно развешанных по стенам. Кроме этих жилищ, каждый зажиточный островитянин имеет ещё особое строение такого же почти рода, которое служит вместо столовой, а особенно в праздничное время. На него налагается табу для женщин, которые не только не могут туда входить, но даже проходить той дорогой, на которой перед постройкой лежал камень для фундамента. К этому надо добавить ещё магазин для запасов и небольшой огород, в котором растут деревья, из которых делают островитяне употребляемую ими ткань. Эти магазины или погреба не что иное, как кругловатые ямы, уложенные булыжником. Стены и пол обмазаны глиной и покрыты ветвями и листьями. В них хранятся продукты, состоящие, большей частью, из разных кореньев, и плоды хлебного дерева. Припасы кладутся на упомянутые листья, потом засыпаются глиной с песком, а напоследок землёй. Этот способ, по уверению жителей, наилучший для сбережения плодов и кореньев. Особых кухонь  видеть мне нигде не случалось, а каждый готовит свою пищу на открытом воздухе перед домом. Плоды хлебного дерева и коренья пекут, обернув их листьями. Свинину же приготовляют иным образом. Сперва вырывают яму и, положив в неё дров, кладут на них булыжник и дают ему раскалиться. Потом булыжник очищается от пепла, который вынимают из ямы, устилают яму листьями и, наконец, кладут совершенно очищенную целую свинью (которых здесь всегда давят, а не колют). Сверху покрывают её листьями, потом булыжником, засыпав его землёй. Животное остаётся в яме до тех пор, пока совсем не изжарится. Так как этих животных на Нука-Гиве не очень много, то нередко случается, что зажаренная свинья принадлежит многим семействам. В таком случае она делится на части по изготовлении и раздаётся хозяевам; Если мясистые части не дожарились, тогда приготовляется другая печь, подобная первой, и сыроватые куски жарят вторично.
 
     Все мои старания получить точные сведения о числе жителей Нука-Гивы были тщетны. По уверению же Робертса и судя по тому, что довелось видеть самим, можно полагать, что их на одном только южном берегу до 4 000 человек.
 
     Здешние жители весьма статны и красивы, а особенно мужчины, которые ростом и чертами лица не уступят никакому европейскому народу. Цвет тела их темноватый, волосы чёрные и прямые. Богатые или знатные нукагивцы имеют довольно светлый цвет кожи, так, что если бы они с самого детства одевались по нашему обычаю, не испещряли (Вышеупомянутое испещрение здесь называется «тэту». Оно делается наколкой на коже и никогда не сходит. Для этого употребляется небольшая кость с несколькими острыми зубцами, вправленная в тонкую бамбуковую палочку) бы своего тела разными узорами и не намазывали его кокосовым маслом, то по цвету кожи не уступали бы южным европейцам. Татуировка здесь в таком употреблении, что редко можно видеть человека, тело которого и голова не были бы испещрены фигурами. У многих, как, например, у короля и его родственников, нет на теле ни одного места, которое было бы оставлено в природном его виде. Этот обычай сперва показался мне странным, но напоследок телесная пестрота островитян казалась мне весьма красивой. Женщины, однако же, не испещряют своего тела. Они имеют только некоторые черты на руках, губах и на ушах около отверстий, в которые продеваются серьги.
 
     Мужчины не прикрывают своей наготы никакой одеждой. Иногда они носят что-то вроде полотенец для прикрытия тех частей тела, которые, как кажется, и сама природа желала утаить от взора других. Обрезание не в употреблении, но они вытягивают крайнюю плоть и завязывают её шнурком, концы которого висят вниз. Сперва я думал, что это делается для предохранения от укусов насекомых, но впоследствии  убедился, что это не что иное, как обычай. Однажды королевский брат, взойдя к нам на корабль и приметив, что шнурок у него нечаянно спал, тотчас остановился, закрылся руками и знаками просил завязки. Это обстоятельство служит доказательством того, что маркизцу быть без такого убранства столь же стыдно и непристойно, как европейцу без нижнего платья. Маркизские женщины обыкновенно покрывают своё тело тканью, сделанной из коры таким образом, что одним концом обёртывают себя вместо юбки, а другой накидывают через левое плечо, оставляя правую или обе груди обнажёнными. Это называется у них полным нарядом, а запросто ходят совсем нагие, закрыв только бёдра небольшим лоскутом ткани. Иные из мужчин стригут волосы вокруг всей головы, оставляя их только на темени. Другие выбривают всю верхнюю часть головы, кроме только двух клочков по сторонам, которые завязывают в пучки, так что они кажутся рогами. Иные же обнажают одну сторону вдоль головы, а на другой оставляют длинные волосы. Некоторые из них красят своё тело желтоватым цветом, другие намазывают его кокосовым маслом. Все вообще носят в ушах, вместо серёг, раковины или тоненькие кусочки дерева. Шею украшают ожерельем из свиных клыков, раковин, касаткиных зубов или просто из дерева, усаженного красными горошинами. Женщины, когда бывают в полном наряде, также намазываются кокосовым маслом, смешанным с жёлтой краской. Волосы имеют длинные и в задней части головы связывают их в пучок.
 
     Пища, употребляемая островитянами, состоит из рыбы, кокосов, бананов, плодов хлебного дерева и корня, называемого тарро (96). Жители привозили к нам и сахарный тростник, но, кажется, он растёт у них не в большом изобилии. Мужчины и женщины едят вместе, кроме тех случаев, когда обед бывает в вышеупомянутых столовых. Свиней также немного, и потому они употребляются в пищу только во время какого-либо празднества.
 
     Недавно жители этой губы терпели такой сильный голод, что многие из них принуждены были рассеяться по горам, оставив жён и детей, и питаться всем тем, что только могли сыскать. По словам Робертса, в одной этой губе умерло около 400 человек, или около четвёртой части всех её обитателей.
 
     Судя по доброте и кротости нравов местных жителей, нельзя даже и подозревать, чтобы они были людоедами. Однако же, по уверению Робертса, они в самом деле употребляют в пищу взятых ими в плен неприятелей. Мы получили от них несколько человеческих черепов, из которых иные были проломаны камнями. Эти трофеи зверской и бесчеловечной их победы мы выменивали на ножи.
 
     Маркизцы ведут войну на море и на суше. Их оружие состоит из булавы, копья и узкого весла с круглой ручкой, которое употребляется вместо сабли. Всё это оружие делается из весьма твёрдого дерева.  Булава имеет в длину около 4 3/4 фута [1,5 м]. Один её конец бывает кругловатый, а другой — широкий и плоский. На нём обыкновенно вырезываются разные украшения. Весло длиной в 6 футов [1,8 м], а копьё от 11 до 13 футов [от 3,4 до 4 м]. Сверх того, употребляют они пращи, которыми весьма далеко и метко кидают камни. Хотя этот народ, по указанию Робертса, и храбр, однако же, нападает на неприятеля не явно, всегда украдкой и чрезвычайно боится огнестрельного оружия. Такой страх вселил в них американский корабль, выстрелом с которого был убит королевский старший брат. В то время, как он плавал около этого корабля, кто-то из островитян бросил хлебный плод и попал в капитана корабля. Часовой, без всякого приказания, выстрелил из ружья и, вместо виновного, убил невинного королевского брата. Этот случай так сильно подействовал на всех островитян вообще, что даже вид ружья приводит их в содрогание.
 
     Каждый здешний житель чистосердечно верит, что душа деда переселяется в его внука. Если бесплодная женщина ляжет под мёртвое тело своего деда, то непременно сделается беременной. Верят в существование нечистых духов, которые будто бы иногда, приходя к ним, свистят и страшным голосом просят пить кавы (Кава [какао — прим. ред.], или ава, напиток уже довольно известный из описаний прежних мореплавателей) и есть свинины. Никто из жителей не сомневается, что если эти требуемые нечистым духом вещи поставить посреди дома и чем-нибудь накрыть, то, конечно, через некоторое время они совершенно исчезнут.
 
     Военных маркизских лодок видеть мне не случалось; обыкновенные же их лодки продолговатые и узкие. Дно их выдалбливается из цельного дерева, к которому потом нашиваются бока. Нос прямой, как у галеры. По нему весьма удобно выходить на берег. На корме горбылём выводится довольно длинное дерево, в конец которого проходит шкот (97) треугольного паруса из тонкой рогожи. Чтобы лодка во время плавания не опрокидывалась, между носом и кормой кладётся поперёк два длинных шеста, на концы которых привязывается перевес, или коромысло, состоящее из довольно толстого бревна, которое при наклоне лодки на сторону, упираясь в воду, препятствует ей опрокинуться.
 
     Природа острова Нука-Гива изобильна. Он горист, окружён водопадами, которые не только имеют с моря прекрасный вид, но и снабжают жителей отменно хорошей водой. Климат здоровый и весьма способствует долголетию островитян. Робертс уверял меня, что многие здешние обитатели доживают до ста лет. Я сам видел королевскую мать, которая, хотя имела уже восемьдесят лет от роду, однако же, не чувствовала никаких припадков, сопряжённых со старостью. Море, окружающее берега острова, изобилует рыбой, но жители, как кажется, небольшие  охотники до рыбной ловли, ибо она требует трудов, а иногда и сопряжена с опасностями. Плодоносных дерев и кореньев, употребляемых в пищу, растёт там множество. Самые важные деревья следующие.
 
ДЕРЕВЬЯ (98)
 
     Туму-мей, или хлебное дерево (99). Свои ветви оно распространяет весьма широко, листья похожи на фиговые, но гораздо больше и темноватого цвета. Плод имеет овальный вид, к концам несколько сжатый, светлозелёного цвета, но когда будет сорван, то по прошествии двух или трёх дней темнеет. Поперечник длины спелого плода от 5 1/2 до 6 1/2 дюймов [от 14 до 16 см], а ширина от 4 до 5 дюймов [от 10 до 12 см]. Это весьма полезное для здешних жителей дерево приносит плоды три раза в год. Первый, самый лучший, бывает около января и называется мейнуе; второй — около сентября, а третий — около половины июня; последний именуется коуме. Из коры этого дерева делается толстая ткань, которую иногда желтят с помощью какого-то корня и кокосового масла.
 
     Туму-еги. Так называется кокосовая пальма, плод которой и польза, им приносимая, известны уже всему свету.
 
     Меика, банановое или платановое дерево (100). Здесь их много родов. Иные из них, как мне и самому случалось видеть, имеют плоды длиной в 9 дюймов [23 см], а окружностью 7 1/2 дюймов [19 см]. Обыкновенные же плоды бывают не длиннее б дюймов [15 см].
 
     Туму-иши. Род каштанового дерева; приносит плоды в мае и ноябре.
 
     Тыману. Дерево весьма крепкое. Из него строятся военные лодки; в окружности бывает около 9 футов [3 м]. Кроме упомянутых лодок, употреблять его ни на что более не позволяется.
 
     Туму-маи, походит на ольху. Из него жители строят свои обыкновенные лодки.
 
     Кенаи. Мягкое дерево, употребляемое по большей части для челнов и перегородок. Оно принимается весьма скоро. Стоит только отрубленную или сломанную ветвь посадить в землю, и она в самое короткое время пустит корни, как наша верба или ива.
 
     Пуа-деа. Самое толстое из всех растущих на острове деревьев. Говорят, что иные из них имеют до 30 футов [9 м] в окружности. Рубить его запрещено. Однако же ветви срезываются для жертвоприношений. Их разводят на кладбищах для тени.
 
     Когу. Это дерево употребляется на дрова. На нём растут чёрные ягоды, которые смешиваются с душистым корнем для окраски тела в жёлтый цвет.
 
     Тоар. Весьма крепкое дерево. Из него делаются копья, военные булавы и прочее оружие.
 
     Фоу. Дерево средней величины. Из его коры островитяне прядут  нитки, употребляемые на рыбные сети и на верёвки. Говорят, что ветви этого дерева состоят из 8 слоев, которые можно весьма удобно сдирать один за другим.
 
     Еути. Из коры этого дерева делается белая ткань. Способ, при этом употребляемый, самый простой. Набрав довольно большое количество коры, мочат её до тех пор, пока древесные частицы отделятся от жилок, которые потом колотят вальком. Расплющиваясь, они соединяются между собой и составляют как бы лист бумаги. Наконец, расстилают эту материю по земле. Высохнув, она становится годной к употреблению.
 
     Е-ама, или свечное дерево. Плоды его употребляются вместо свечей. Они походят на небольшие каштаны. Очистив, нанизывают их на прутик и в случае нужды зажигают.
 
     Гиаба. Большое дерево, из которого делается ткань белого цвета для поясов, употребляемых мужчинами.
 
     Фоа. Оно служит для украшения. На нём растут шишки, подобные кедровым, но только гораздо крупнее. Разломив их и нанизав зёрна, жители носят их на шее и голове вместо цветочных венков.
 
КОРЕНЬЯ
 
      Tay. Род иньяма. Листья его походят вкусом на капустную рассаду, если хорошо приготовлены.
 
     Карпе. Длиной обыкновенно около 3 футов [1 м]. Большая часть его растёт в земле. Он созревает в 12 месяцев и приготовляется вместо иньяма, или вроде пудинга.
 
     Гое. Род картофеля. Островитяне едят его только в случае неурожая других растений, ибо он вкусом горьковат и мало питателен.
 
     Титоу. Походит на нашу репу и растёт на полях.
 
     Тогугу. Величиной с кокосовый орех. Сваренный, походит на кисель.
 
     Из трав на острове родится только одна, которую можно употреблять в пищу. Она походит на горчицу и называется емаге. Мы сами неоднократно употребляли её вместо салата, и она нам весьма понравилась.
 
Коментарии
 
     93 Вашингтоновы острова — северная группа вулканических Маркизских островов в восточной части Полинезии. Состоит из шести крупных островов и нескольких коралловых рифов. Наиболее крупный остров — Нука-Гиза, далее следуют Уу-Уака (Вашингтон), Уа-Пу, Мотуити, Хиау, Хатуту.
 
     94 Людоедство (антропофагия, или каннибализм {Это название происходит от названия караибы, или канибы, — племени американских индейцев, которое встретил Колумб на Антильских островах.}) довольно широко распространено на низких ступенях развития человеческого общества как действие магического характера. Вопрос же об употреблении человеческого мяса с целью утоления голода считается спорным, как у отсталых народов, так и в прошлом человечества. Достоверных данных о постоянном употреблении в пищу человеческого мяса не существует. Оно могло быть связано с голодовками и является скорее эпизодическим. Неверны также представления о связи Л. с человеческими жертвоприношениями. Как магическое действие, Л. выражается в поедании какой-либо части тела убитого врага или пленника, особенно его сердца, печени и глаз, и питье его крови, с целью присвоить себе силу и удачу убитого, а также уничтожить его душу. При этом существует уверенность, что загробная месть со стороны убитого становится невозможной, если будут уничтожены важнейшие органы его тела, а с ними и его душа. В древней Мексике существовал обряд поедания «божества», заместителем которого избирался какой-либо человек. Этот обряд представлял собой развитую форму магического Л. Пережитки аналогичных магических действий сохранились в христианском обряде причащения.
 
     95 Табу, или «тэпу»,— слово, общее всем полинезийским языкам. В переводе означает «особенно отмеченный». Выражает запрет производить те или иные действия и обособляет человека, предмет или действие от обычных, общеупотребительных, разрешённых явлений. Противоположное Т. понятие — ноа — всеобщий, обычный. Табу имеет два значения. Предмет или действие выделяется как Т. или потому, что является священным, или же потому, что признаётся нечистым.
 
     96 Тарро, или колоказия, — растение из семейства ароидных. Культивируется в субтропических и тропических странах. Подземные клубни, богатые крахмалом, употребляются в пищу. В сыром виде ядовито. Молодые листья и черенки применяются, как овощи.
 
     97 Шкот — снасть, при помощи которой растягиваются нижние углы парусов.
 
     98 Приводимые в тексте местные, названия растений с Маркизских островов трудно определить.
 
     99 Хлебное дерево — тропическое растение из семейства тутовых. Плоды растут на стволах и на толстых ветвях, богаты крахмалом, а семена — маслом. Плоды пекут, нарезав, как лепёшки, или же предварительно квасят в особых ямах. Хлебное дерево даёт обильные урожаи. Происходит из влажных лесов Индии, Молукских и Зондских островов и широко распространено теперь как культурное растение в тропиках, где является важнейшим источником питания. Так как и остальные виды того рода, к которому принадлежит X. д., распространены, главным образом, в Иидо-Малайской области, то возможно, что Лисянский допустил ошибку, описывая X. д. на Маркизских островах.
 
     100 Бананы (род Musa) разводятся под тропиками в двух подвидах — собственно бананы и «платано».
 
Источник: Ю. Ф. Лисянский. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах. М. ОГИЗ. 1947
Продолжение


Источник: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Reisen/XIX/1800-1820/Lisjanskij/text12.phtml?id=5121
Категория: Лисянский Ю. Ф. Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах | Добавил: alex (12.05.2013)
Просмотров: 147 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz