РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.10.2017, 11:36

Главная » Статьи » 1815-1818 "Рюрик" Коцебу О.Е. » Коцебу О.Е. Путешествие в Южный океан и Берингов пролив

Путешествие в Южный океан и Берингов пролив. Глава VIII. Плавание от Камчатки к Берингову проливу и оттуда к острову Уналашке. (Продолжение)

Путешествие в южный океан и Берингов пролив для отыскания северо-восточного морского прохода, предпринятое в 1815–1818 гг. на корабле «Рюрик» под начальством флота лейтенанта Коцебу

18 августа. Сильный ветер от S продолжался беспрерывно, и мы были окружены таким густым туманом, какого при подобном ветре у берегов Америки никогда не имели. В продолжение ночи мы несколько приблизились к азиатским берегам; глубина постепенно увеличилась до 31 сажени; температура воздуха так переменилась, что нам казалось, будто мы внезапно перенесены из теплого климата в холодный. Термометр, показывавший в полдень у американских берегов от 9 до 10° тепла [11¼ — 12½°С], понизился до +5°¼ °С], вода также была гораздо холоднее; высота барометра была здесь всегда меньше, чем у берегов Америки. Течение в Беринговом проливе имело постоянно направление к NO и было сильнее у берегов Азии, нежели у берегов Америки. У последних мы не видели китов и моржей, великое множество которых теперь окружало нас. Моржи имеют весьма странный вид, когда поднимают голову перпендикулярно над поверхностью воды: тогда их большие клыки торчат горизонтально. В 3 часа пополудни туман рассеялся; мыс Восточный лежал на SW 45° от нас в 12 милях. Хотя ветер от S принудил нас лавировать, но мы надеялись при тихой воде подвинуться вперед; в 7 часов вечера мыс Восточный лежал на SW 17° от нас, о. Ратманов — на SO 39°. Погода стала пасмурной, ветер усилился.

 Кайра с капюшоном (тонкоклювая кайра) (Uria Froile Latk) Рисунок художника Л. Хориса

19 августа. Пролавировав всю ночь при дождливой и бурной погоде, я полагал, основываясь на корабельном счислении, что мы находимся вблизи залива Св. Лаврентия. Густой туман скрывал берег, но в полдень несколько прояснилось, и мы увидели на очень близком расстоянии на SSW вершину горы. Мы до крайности удивились, когда при большей ясности узнали, что гора эта есть мыс Восточный и что мы со вчерашнего дня ни насколько не подвинулись вперед. Течение увлекло нас за сутки на 50 миль к NO, что составляет немного более 2 миль в час. Я вычислил, что при свежем ветре от S скорость течения в самом глубоком месте фарватера у берегов Азии составляет до 3 миль в час.

По-видимому, судьбе угодно было, чтобы мы посетили мыс Восточный, и я направил туда свой курс, но только к северной его стороне, чтобы иметь защиту от южных ветров.

 Толстоклювая кайра (Uria Brunnichu) Рисунок художника Л. Хориса

Берега этого мыса весьма высоки и покрыты в разных местах вечным льдом; в некотором отдалении мореплавателю кажется, будто от мыса далеко в море простирается коса; вероятно, поэтому и изображен он в этом виде на карте Кука. Но на расстоянии 5–6 миль усматривается весьма низменный берег, примыкающий к горам, и мыс теряет прежний вид косы. На самой внешней оконечности мыса на низменной земле поднимается остроконечная гора, вершина которой обрушилась. Это место представляет ужаснейшее зрелище: множество черных обрушившихся и упирающихся друг в друга утесов, между которыми особенно отличается один, имеющий вид совершенной пирамиды, вселяют какое-то чувство содрогания. Это нагромождение страшных утесов заставляет человека размышлять о великих превращениях, которые некогда здесь последовали, ибо вид и положение берегов рождают предположение, что Азия некогда была соединена с Америкой, и острова Гвоздева суть остатки бывшего прежде соединения мыса Восточного с мысом Принца Валлийского. Низменная земля образует на W бухту, на берегах которой мы видели большое число юрт в виде малых курганов, обставленных множеством китовых ребер. Мы поплыли в бухту и в полдень бросили якорь на 18½ саженях глубины, где нашли грунт ил. Лишь только мы стали на якорь, как к «Рюрику» приблизилась байдара с 11 людьми; они молча объехали несколько раз вокруг корабля и рассматривали его с большим вниманием, но не решались взойти на шканцы, хотя хорошо понимали знаки, которыми мы их приглашали. Указывая сперва на бывшие при них разные пушные товары, а потом на свои жилища, они направились туда, кивая нам, чтобы мы за ними последовали; вероятно, они были отправлены для разведывания.

Среди их оружия мы заметили одно ружье; если русские купцы отваживаются продавать им ружья, то это может иметь весьма опасные последствия для русских поселений на Камчатке, так как, когда народ столь воинственный, как чукчи, снабжен будет огнестрельным оружием, тогда жители Камчатки находиться будут в опасении нападения.

 Кайра с белым зеркалом (Uria Jrylle) Рисунок художника Л. Хориса

Я приказал спустить на воду две шлюпки, и мы в 2 часа отправились к берегу. Хотя чукчи приняли нас довольно дружественно, но обнаружили недоверчивость, так как не допустили приблизиться к их жилищам: 50 человек, вооруженных длинными ножами, встретили нас у самого берега и пригласили сесть на разостланных шкурах, сами сели вокруг нас; другой отряд скрывался позади жилищ и, как казалось, наблюдал за нами. Такое превосходство сил не только лишило меня возможности осмотреть их жилища, но делало наше пребывание на берегу не совсем безопасным; однако мы беседовали, как только могли, и я одарил двух начальников, сидевших подле меня отдельно от прочих, разными мелочами и навесил каждому на шею по медали. Крайне неопрятная одежда дикарей, нечистые, гнусные и дикие их лица и длинные ножи придавали этой группе людей вид разбойничьей шайки; из их обращения, которое мало-помалу делалось более смелым, я заключил, что они часто бывают в сношениях с русскими.

Этот народ мало отличается по виду от американцев, лодки и оружие у них те же, копья снабжены, как и у жителей берегов Америки, широкими железными наконечниками; они одинаково украшаются бисером, который, однако, у чукчей несколько мельче. Главное различие обоих этих народов в том, что чукчи не носят под губой моржовых костей; притом они, кажется, превосходят американцев в росте и крепости. Женщины, вероятно, убежали, ибо мы ни одной не видели. Спустя час мы возвратились на корабль в сопровождении трех байдар, на которых находились оба упомянутых начальника; прежде всего каждый из них подарил мне по лисьему меху, после чего взошли с своими провожатыми на шканцы, не обнаруживая ни малейшего страха. С большим удовольствием они ели наши сухари и с некоторой даже жадностью запивали их водкой. Табак они не курят, но нюхают и жуют его. Начальник вошел с несколькими провожатыми в мою каюту; здесь они равнодушно смотрели на все, кроме большого зеркала, перед которым остановились, как очарованные. Они внимательно и пристально рассматривали свои изображения, а когда один из них сделал движение, которое увидел в зеркале, то все поспешно вышли из каюты, не говоря ни слова. На шканцах они начали рассказывать оставшимся тут товарищам, один из которых обнаружил желание увидеть зеркало; я свел его в каюту, но он не отважился войти, а только просунул голову в дверь и, увидев себя в зеркале, тотчас убежал. В продолжение путешествия я часто замечал, что северные народы страшатся зеркала, южные же, напротив, рассматривают себя в нем с большим удовольствием. После полудня поднялся легкий ветер от NO, которым я тотчас воспользовался и вступил под паруса. На якорном месте мы нашли, что скорость NO течения составляла 1 милю в час; такая малая величина объяснялась тем, что это место защищено от S мысом Восточным.

 Кайра с белой полоской (Uria lacrymans) Рисунок художника Л. Хориса

Тысячи моржей забавлялись около нашего корабля и ревели, как быки; между ними иногда были видны киты, которые метали высокие фонтаны; они подходили очень близко к «Рюрику» и, казалось, вовсе его не страшились. Один большой кит, покрытый раковинами и морскими растениями, метал свои фонтаны так высоко, что брызги попадали нам в лицо, это нам было неприятно, так как выпускаемая вода имела плохой запах; кит так долго оставался на поверхности воды, что за это время можно было пустить в него до 20 острог.

20 августа. Всю ночь ветер был слабый, с рассветом же сделался свежим и утвердился в NO. Мы плыли по 7 миль в час, но вперед подвигались медленно; следовательно, течение от S удерживает свою силу и при свежем N ветре. До полудня был туман и шел сильный дождь, однако мы плыли прямо к заливу Св. Лаврентия, и в то самое время, когда нам была необходима ясная погода, дождь прекратился и туман исчез; мы увидели, что находимся перед самым заливом. В 3 часа пополудни мы обогнули небольшой песчаный остров, образующий здесь настоящую гавань, в которой и бросили якорь на 10 саженях глубины, найдя грунт ил. На NO мы видели около небольшого возвышения несколько чукотских шалашей; западная оконечность низменного острова лежала от нас на SW 30°. Вскоре к нам приблизились две байдары с 20 людьми чукчей, которые громко пели; они осторожно остановились в некотором отдалении; я начал манить их к себе, и они безбоязненно взошли на корабль. Я велел снарядить две шлюпки, чтобы посетить обитателей в их жилищах и наполнить на берегу несколько бочек водой; щедро одаренные и весьма довольные, чукчи следовали за нами. Прежде чем дойти до их жилищ, нам надлежало подняться на возвышение по весьма затруднительной дороге, идущей через места, покрытые льдом и снегом, и через топкие мшистые болота. Лед и снег не растаяли здесь еще с прошлого года, и весь берег был покрыт ими, между тем как в Америке вершины высочайших гор уже очистились от снега; там взору мореплавателя представляются покрытые тучной зеленью берега, а здесь его поражают черные и мшистые утесы, покрытые снегом и ледяными сосульками. Даже одна мысль быть принужденным прожить здесь свой век приводит в ужас; и вместе с тем находят люди и счастье и довольство в этой самой природой, так сказать, забытой стране!

 Жители Чукотки у своих яранг Рисунок художника Л. Хориса

Мы нашли 12 летних жилищ, которые были построены из пирамидально составленных длинных жердей, покрытых шкурами разных морских зверей; огонь разводится в середине такого шалаша, а вверху находится отверстие, через которое выходит дым. Шалаши были больше тех, которые я видел прежде; они имели 12 шагов в поперечнике и были вышиной в 2–3 сажени; обитатели их, кажется, принадлежат к кочующим племенам, — я заключил это из множества нарт, на которых они сюда прибыли, чтобы запастись на зиму китовым жиром и морскими животными; по окончании этой работы они переселяются опять туда, где пасутся стада их оленей. Жилища были поставлены в один ряд; среднее принадлежало начальнику, человеку старому и почтенному, имевшему вид здоровый, но лишившемуся употребления ног. Все обитатели скрылись в свои жилища и держали, как мне казалось, свое оружие в готовности; один только помянутый старец сидел с двумя молодыми людьми в нескольких шагах от своего шалаша на разостланной коже и, узнав, что я начальник, просил сесть по правую сторону. Первое его старание было сделать мне понятным вопрос — нет ли у меня человека, который разумел бы их язык. Но того мне и недоставало; только один матрос, взятый на Камчатке, зная язык коряков, понимал несколько слов и здесь; хотя его сведения были весьма скудны, он был довольно полезен. Из имевшегося при мне словаря наречий сидячих чукчей, приложенного к путешествию капитана Крузенштерна, они не разумели ни слова. Я велел сказать старцу, что мы русские и их друзья, пришли сюда единственно для снабжения пресной водой и просим его отпустить нам несколько оленей. Долгое нужно было время, чтобы толмач мой успел перевести эти слова; наконец, старец его понял и обещал позаботиться о доставке оленей, однако старался растолковать, что на это понадобится несколько дней, поскольку оленей надо пригнать издалека. Так как матросы со времени отплытия из Чили редко получали свежее мясо, то я был крайне обрадован обещанием старца и щедро одарил его; хотя он принимал все охотно, но изъявлял сожаление, что не в состоянии достойным образом одарить меня. Я уверял его, что не желаю ничего, как только чтобы он принял мои подарки, но он с прискорбием кивал головой и дал какое-то приказание одному из своих людей, который стремглав побежал в шалаш, возвратился и положил к моим ногам шубу, но я решительно остался при своем намерении ничего не принимать. Я наконец добился его доверия, когда подарил ему медаль с портретом государя императора и когда объяснил ему с помощью переводчика ее достоинство; однако казалось, что изображение это было ему известно, ибо получение этой медали доставило явное удовольствие (на мысе Восточном один из чукчей показывал мне медную табакерку с изображением государыни императрицы Екатерина II). Затем прочие чукчи, как мужчины, так и женщины, начали вылезать из своих шалашей, сели в кружок около нас и рассматривали с большим любопытством. Одна молодая женщина по повелению старца поднесла мне чашку с китовым жиром, который я, однако, никак не мог есть, потому что от первого угощения сохранил непреодолимое отвращение к этой пище. Я приобрел высочайшую доверенность и благорасположение женщин, когда роздал им бисер и иголки; последние они именуют «тетита». По вторичному приглашению старца я вошел в его шалаш, в котором господствовала ужаснейшая неопрятность; на огне стоял большой медный котел, шалаш был перегорожен растянутыми кожами на несколько отделений, в которых находились сделанные из мехов теплые постели. Чайник и разная другая домашняя утварь, получаемая ими из Колымы, доказывает, что они ведут торговлю с русскими. Время было уже довольно позднее, когда мы оставили их шалаши, сопровождаемые чукчами, часто повторявшими слово «тарома», которое они употребляют как для приветствия, так и при прощании.

Основываясь на приобретенном мною знании чукчей, я не могу согласиться с мнением, что лица у них длиннее обыкновенных азиатских; у всех видны большие выдающиеся скулы и маленькие китайские глаза; если головы у иных не совсем похожи на азиатские, то это происходит, может быть, от близкого соседства русских. Бороды у них нет, как и у прибрежных американцев; вообще, я нахожу незначительные различия между этими двумя народами и склоняюсь считать их происшедшими от одного племени. Чукчи, которых мы видели, были крепкого сложения и выше среднего роста, — такими я нашел и американцев; одежда и в той и в этой стране совершенно одинаковая, с той только разницей, что американцы опрятнее, да и изделия их, казалось, выработаны с большим искусством и изяществом. Наш живописец с большой точностью изобразил одежду этих народов. Их оружие состоит из луков, стрел, ножей и копий. Они имеют ножи трех родов: первый, длиной в аршин, носят в ножнах, на левом боку; другой, немного короче, прячут под одеждой на спине так, что рукоятка видна на 1 дюйм выше левого плеча; третьего рода ножи, длиной в полфута, засовывают в рукав и употребляют только для работы. Женщины татуируют себе лица и руки. Мы заметили как здесь, так и на противолежащем берегу, что тут господствуют глазные болезни; причиной этому, вероятно, должна быть продолжительная зима, ибо на открытом воздухе глаза помрачает блеск снега, а в юртах вредит копоть от масла.

21 августа. Вчера велел я сделать все приготовления к поездке, которую вознамерился предпринять для осмотра бухты и для выяснения ее протяженности на W. Но утром погода была весьма дурная, а когда около полудня прояснилось, то нас посетили на шести байдарах жители деревни Нунягмо (к которой приставал некогда Кук) со своими женами. Прежде чем пристать к кораблю, они несколько раз медленно объехали вокруг него, распевая песни; на каждой байдаре один из чукчей бил в бубен, а другой плясал под эту музыку, делая смешные движения руками и всем телом. Наконец, они все взошли на корабль (исключая женщин, из которых только одна взошла на шканцы и была зарисована). Не обнаруживая ни малейшей недоверчивости, они обнимали матросов и с ними пели и плясали; я велел поднести им по чарке водки, которая еще более увеличила и без того уже веселое расположение духа чукчей. Один из них имел совершенно русское лицо, и некоторые из нас были того мнения, что он действительно русский, но не хотел только в том открыться; он отличался от прочих большой бородой, которую, однако, без всякой боязни дал обрить одному матросу. Я объявил гостям желание видеть на берегу их пляски, поскольку на корабле из-за тесноты это было неудобно; чукчи оставили «Рюрик» с радостными криками, чтобы сделать на берегу нужные приготовления. Я должен здесь заметить, что чукчи и американцы, которых мы видели, отличаются от всех прочих северных народов постоянно веселым расположением духа.

В 3 часа пополудни, вооружась как следует, мы на трех гребных судах отправились к берегу. Жители деревни Нунягмо расположились на низменном месте недалеко от шалаша вышеупомянутого старца; их байдары были вытащены на берег и поставлены в одну линию, так что могли служить некоторой обороной против какого-либо нападения; за этой же линией расположено было их оружие в наилучшем порядке. Вероятно, у них эта предосторожность взята за правило из-за непрестанной войны, которую они ведут как между собой, так и с американцами. Они вышли навстречу нам и просили сесть на звериные кожи, разостланные напротив байдар; перед началом плясок я одарил женщин иголками и бисером, а мужчин листовым табаком. Затем был открыт бал танцем соло: старая, неопрятная и до крайности безобразная женщина выступила на сцену; не сходя с места, она делала самые странные и утомительные телодвижения, ворочала глазами и была столь искусна в кривляньях, что рассмешила всех зрителей. Музыка состояла из бубнов и многоголосного пения, которое, однако, для европейского уха не могло быть приятно. Потом поодиночке выступало несколько мужчин и женщин, но никто не мог достигнуть до совершенства старухи. В заключение было показано зрелище иного рода:

12 женщин, сев одна подле другой в полукруг, спинами внутрь, пели и старались движениями рук и тела выразить содержание песни. По окончании этого увеселения отправились мы на корабль.

22 августа в 8 часов утра мы оставили при ясной погоде и умеренном SO ветре «Рюрик» и, пройдя на баркасе и байдаре 12½ миль, около полудня достигли находящегося на южном берегу залива Св. Лаврентия мыса, у которого оканчивается опись вице-адмирала Сарычева. Здесь я решил остановиться для определения полуденной высоты солнца и нескольких углов.

Мы нашли широту 65°43′11″ с. Склонение же компаса было 23° О. На мысе мы увидели нескольких людей, которые собрались было обратиться в бегство; мы поспешили остановить их несколькими подарками, а они, к нашему удовольствию, отдарили нас 16 дикими гусями и двумя тюленями. Мы не теряли ни одной минуты. Каждый матрос сделался поваром, и пяти гусей было достаточно, чтобы нас насытить; остальные оставлены для товарищей на «Рюрике». Берега этого залива не заселены, но посещаются чукчами для звериной ловли. Казалось, что гуси пойманы были силками, а тюлени убиты из лука. Эти добрые люди, осмотрев нас и удовлетворив тем свое любопытство, продолжали путь на восток к входу в залив.

 Оружие народов, живущих у Берингова пролива Рисунок художника Л. Хориса

Мы, подкрепив силы хорошим обедом, предприняли дальнейшее плавание к NW, куда залив простирался между высокими цепями гор. Поскольку наши суда были нагружены, мы не могли поместить в них тюленей и оставили их на берегу до возвращения. Пройдя 3 мили, мы достигли двух высоких и утесистых островов, обитаемых одними морскими птицами. Лежавший на востоке остров, имевший около 3 миль в окружности, я назвал о. Храмченко, по имени моего старшего штурмана, а меньший, находившийся на западе, — о. Петрова, по имени второго штурмана. До этого места было более 20 саженей глубины, а между островами только 12 саженей. Когда же мы прошли мимо островов, то глубина постепенно уменьшалась до 8 саженей, грунт повсюду ил; здесь вода совершенно спокойная, и корабли могут стоять около самого берега, что бывает весьма выгодно в случае каких-либо починок; здесь никакой шторм не может вредить кораблям. Пройдя с полудня 7½ миль, мы достигли конца залива, замыкавшегося округлой мелкой бухтой, имеющей 4 мили в окружности; две небольшие речки самой чистой воды (их источники, истоки находятся в вершинах цепи гор) низвергаются через несколько порогов и впадают в эту бухту. Из-за мелководья мы привалили к берегу у входа в бухту близ южного мыса, где я решил переночевать. Солнце было еще довольно высоко, естествоиспытатели воспользовались этим временем для прогулки по берегу, а я сопровождал их; вид этой страны еще печальнее, нежели в Беринговом проливе, хотя этот последний лежит далее к северу. Мы видели несколько плохих ив, кое-где низенькое растение, изредка цветок, и все это было окружено высокими, с покрытыми снегом вершинами, горами, круто поднимающимися из воды. Скалы состоят из выветрившегося гранита. На песчаном берегу приметил я свежие следы необычайно большого медведя.

23 августа в 5 часов утра мы оставили место ночлега при весьма хорошей погоде и попутном ветре, но были принуждены оставить наших тюленей, которые, вероятно, достались в добычу хищным зверям и птицам. Чукчи, убившие кита и вытащившие его на песчаный остров, занимались разрезыванием его; они уделили нам несколько китового жира и не могли понять, как мы гнушались такой лакомой пищей.

Прибыв в 11 часов на «Рюрик», я получил через нарочного известие от нашего старого друга о пригоне четырех живых и привозе трех убитых оленей; он велел просить меня принять их в подарок от него и его подчиненных и для этого приехать к нему на берег.

Отправясь туда вскоре после обеда, мы еще застали там жителей деревни Нунягмо, так же как и старика, привезенного туда на санях, и всех его сопровождающих. Сперва мне отдали убитых, а потом живых красивых и резвых оленей, которые, водимые на длинных ремнях, высокими прыжками сшибали с ног своих вожатых; они сделались еще резвее, когда почуяли, что нечто чуждое их окружает, и нам следовало быть очень осторожными, чтобы избегать ударов их рогов, которыми они сильно бодались. Старик спросил меня, не лучше ли их убить; едва я согласился, как все четыре оленя в одно мгновение пали мертвые на землю по первому удару их хозяев, попавшему прямо в сердце. Я старался доказать мою благодарность разными подарками и оставил как старика, так и его подчиненных весьма довольными моей щедростью.

Сегодня нас посетили несколько чукчей, которые старались сбыть свои товары, не переставая при этом петь и прыгать; особенно отличался один мальчик своими веселыми плясками. Когда я велел дать ему листового табаку за несколько отважных скачков, то он повторил еще раз эту пляску, требуя вновь за то уплаты, не получив же ничего, делал самые ужасные кривляния. Некоторые из чукчей отважились войти в каюту, в которой зеркало наводило на них ужас. Один из чукчей был одет в кафтан с золотым шитьем, который, как утверждал, получил из Колымы от какого-то приятеля.

25 августа. Мое намерение выступить еще сегодня из залива Св. Лаврентия не могло осуществиться из-за ветра от S, да и понижение ртути в барометре предвещало продолжительную дурную погоду. Весь день мы имели множество гостей, а вечером пришли от S пять байдар, как я после узнал, из Мечигменской губы; они также посетили нас и отправились на ночь к берегу, обещая повторить на следующий день свое посещение. С ними были жены, дети и все их хозяйство; их начальник, пожилой уже человек, имел ружье, которое, однако, было в весьма дурном состоянии. Оленье мясо мы нашли чрезвычайно вкусным.

Чукчи приносили нам иногда некоторый род сараны, похожую на камчатскую, только несколько крупнее, имеющей вкус хороших картофелен. Хотя мы и дорого за нее платили, но не могли получить ее в достаточном количестве, из чего я заключил, что собирание этого плода связано с затруднениями.

26-го числа было совершенное безветрие, продолжавшееся до полудня 27-го числа; тогда настал от SO слабый ветер, который вскоре усилился и в 2 часа внезапно превратился в шторм, столь жестоко свирепствовавший, что я опасался за [якорные] канаты. Шторм продолжался до 12 часов ночи и мало-помалу начал утихать; в продолжение его самая меньшая высота барометра была 28,70 [729,0 мм].

28-го вечером погода выяснилась, но свежий SO ветер не позволил вступить под паруса. После полудня я поехал на берег, чтобы пригласить старца, моего друга, на корабль. Чукчи, пришедшие из Мечигменской губы, расположились на берегу, но я пробыл у них недолго и пошел к старцу, который хотя и очень обрадовался моему посещению, но только с большим трудом согласился отправиться на корабль. Не столько старость, сколько опасение, что я увезу его с собой, сделала его несговорчивым. Когда я старался для его успокоения внушить ему, что ветер противный, он отвечал: «Никакой ветер не может вас удержать, вы плаваете и против ветра». Чукчи удостоверились в этом на наших судах, быстро идущих в бейдевинд; каждый раз, когда мы при противном ветре плыли к берегу, множество чукчей собиралось на нем, чтобы видеть это чудесное для них явление. Паруса на их байдарках состоят только из четырехугольных копий, а это, как и плоскостность их лодок, является причиной тому, что байдары чукчей могут плыть под парусами только при попутном ветре. Наконец, старец решился отправиться к нам; молодой, крепкого сложения чукча взвалил его к себе на плечи и без малейшего усилия нес с горы на гору.

Пока я был занят приглашением старца, один чукча из Мечигменской губы силой отнял у одного из моих матросов ножницы и даже обнажил свой нож, чтобы защитить свою добычу. Это происшествие вызвало бы кровопролитие, если бы туда случайно не подоспел один из подчиненных моего приятеля, который стремглав бросился со стрелой на злодея и отнял у него похищенное; начальник последнего также поспешил туда.

 Предметы культа, вырезанные из клыков моржей жителями Чукотки и залива Коцебу Рисунок художника Л. Хориса

Когда я стал укорять, что его люди ведут себя дурно, — не сказав ни слова, он повел меня к одному месту, где на земле был начерчен круг, имевший около 1 сажени в поперечнике: по этой черте виновник должен был бегать безостановочно в одну сторону. Это наказание столь же мучительно, как и необыкновенно; я не думаю, чтоб кто-либо мог долго бегать таким образом, не упав от истощения. Старец, следовавший за мной на собственной байдаре, был поднят на корабль и внесен в каюту двумя почетнейшими чукчами. Все они вели себя столь благопристойно, что могли бы служить примером и некоторым европейцам, посещавшим мой корабль. Множество находившихся здесь новых для них предметов возбудили их внимание и подали, как мне казалось, повод для глубоких размышлений. Я велел поднести гостям чаю, употребление которого было им еще неизвестно: они выжидали, чтобы видеть, что я стану делать со своей чашкой, а потом последовали моему примеру; сладкий чай им очень понравился. Чукчи находятся в вечной вражде с американцами: мой гость называл их просто злодеями. Он рассказывал, что американцы принимают личину дружелюбия только пока чувствуют себя слабее, но как только признают себя сильнейшими и не усматривают никакой для себя опасности, то без малейшего зазрения грабят и умерщвляют чужестранца; на этот случай, говорил он, они носят ножи в рукавах, а своих жен используют для приманки чужестранцев. Увидев несколько написанных нашим живописцем изображений жителей берегов Америки, они тотчас узнали их по костям под нижней губой, а один из гостей, обнажив нож, с пылкостью воскликнул: «Где бы я ни встретил такого человека с двумя костями, то пронзил бы его!» На вопрос, откуда американцы получают железо, мне ответили: из Колымы. Они многое говорили об этом, однако мой толмач мог понять только то, что американцы отправляются водой к северу вблизи Колымы; но производят ли они там торговлю с русскими или с чукчами — того я не мог узнать и потому сожалел, что не было при мне хороших переводчиков. По прошествии получаса старец оставил корабль; мои подарки он принимал неохотно, так как полагал, что не мог достойно меня отдарить. В прочих я не заметил такой щепетильности: подобная забота не мешала им принимать все с сердечным удовольствием. Старцу я дал письмо, в котором изъявил мою благодарность за ласковый прием; после некоторого толкования, казалось, он понял это и тщательно спрятал письмо. Я просил его держать несколько оленей в готовности к тому времени, когда я в будущем году опять сюда прибуду; он охотно обещал это, прибавив, что тогда наделит меня ими с избытком.

Сегодня последний день нашего пребывания в заливе Св. Лаврентия. В заключение я хочу прибавить некоторые замечания и наблюдения, произведенные мною здесь. Поскольку этот залив достаточно известен из путешествий капитана Биллингса и вице-адмирала Сарычева, то я считаю излишним давать его подробное описание. При всей бесплодности и бедности этой страны она изобилует пушным товаром, которого мы видели великое множество, хотя чукчи его не променивали. Наиболее попадается здесь яврашка, строящий в земле жилища с двумя выходами, перед одним из которых обыкновенно сидит, посвистывая. Из его шкурок делается легкая летняя одежда. Чукчи его ловят, наливая воду в одно отверстие и таким образом заставляя выходить в другое. Мы обнаружили здесь особый род мышей, пребывающих в земле. Береговых птиц здесь, кажется, нет; мы ни одной не видали.

Когда чукчи чему-либо удивляются, то часто повторяют слово «мезенки»; когда зовут кого-либо, то говорят: «туму-тум». Старец говорил, что теперь приближается время сильных штормов и что последняя буря была только слабый ветер. Он старался нам разъяснить, что во время настоящего шторма никто не может устоять на ногах и должен лечь плашмя на землю. Пойманный чукчами кит был снесен с берега во время последнего шторма и пошел неподалеку от нас на дно; поскольку из головы было вырезано большое количество мяса и жира, задняя часть получила перевес и опустилась. Место это имело 7 саженей глубины, что составляло 2/3 длины всей туши. Оно показалось мне очень большим; но в Уналашке я узнал, что киты, называемые там алчамак, бывают иногда длиною в 30 саженей, так что люди, находящиеся на разных концах кита, должны, как меня уверяли, кричать очень громко, чтобы понимать друг друга.

Средняя широта нашего якорного места, выведенная из нескольких наблюдений, была 65°39′33″ с. Склонение компаса 24°45′ О. Широта западной оконечности низменного острова 65°27′38″ с., долгота по хронометрам 171°12′30″ з.

29 августа утром поднялся слабый ветер от N, которым я немедленно воспользовался; до полудня мы обошли низменный остров; ветер дул от N и NO, и я направил курс к восточной оконечности залива Св. Лаврентия для исследования его. К вечеру мы потеряли берег из виду, ветер усилился, и все предвещало бурю, которая вскоре и началась от NO. Наиболее она свирепствовала около полуночи, и хотя марсели были зарифлены, я все-таки опасался, что сильные порывы ветра сорвут их вовсе; однако я должен был нести паруса, чтобы не быть снесенным к берегу. По причине сильного в этом море течения волны быстро, одна за другой, высоко вздымались острыми вершинами и представляли вид опасного буруна; никогда наш маленький «Рюрик» не был подвержен такой ужасной качке, как теперь: едва один бок корабля погружался в море, как следующая волна перекидывала его на другую сторону; я до сих пор не понимаю, как мачты выдержали такую жестокую качку.

 Улюлюк, главное поселение на острове Уналашке Рисунок художника Л. Хориса

Во время бури шел проливной дождь. Положение наше было весьма опасно как из-за ужасной темноты, в продолжение которой все работы производились ощупью, так и морского течения и близости берега.

30 августа в 7 часов утра буря утихла, и погода сделалась ясной. Около полудня ветер поворотил к N и постепенно крепчал, а в 8 часов вечера подул от W. Зыбь хотя и была большая, но правильная. Полагая, что нахожусь в близости о. Св. Лаврентия, я велел лечь в дрейф, так как из-за сильного течения не мог полагаться на корабельное счисление и опасался попасть в ночной темноте на берег.

31-го числа в 4 часа утра я продолжал при умеренном ветре плавание к SSO. Горизонт был покрыт густыми непроницаемыми облаками, а так как из-за этого определение положения восточного берега о. Св. Лаврентия было невозможно без большой потери времени, то я решил миновать его; мне было необходимо прибыть заблаговременно в Уналашку, чтобы оттуда отправить нарочного в Кадьяк для получения нужного мне на следующий год толмача. Такой нарочный посылается на байдаре, поднимающей трех человек, вдоль южного берега п-ова Аляски; в позднее время года невозможно предпринять это путешествие, которое даже летом можно считать отважным, поскольку такие байдары или почты, как они называются в Уналашке, часто погибают.

В полдень на короткое время проглянуло солнце; воспользовавшись этим, мы определили широту 63°13′с. Долгота по корабельному счислению 167°54′ з. Отсюда я направил курс к StO½О для исследования отмели Шоалнес; глубина, бывшая сначала в 19 саженей, постепенно уменьшалась, так что в полночь было только 15½ саженей, грунт — ил. При пасмурной и дождливой погоде ветер переменялся и дул то от NW, то от NO.

1 сентября в 9 часов утра сильный ветер дул от NW. Глубина составляла только 13½ саженей, а грунт был серый песок. Ветер усилился до такой степени, что мы зарифили паруса, барометр предвещал сильную бурю, и все это побудило меня прекратить исследование отмели Шоалнес. Положение было весьма опасно, ибо жестокий северо-западный ветер не позволял взять направление к W, которое одно только могло избавить нас от опасности попасть на мель. Зарифив марсели, которые из-за шторма надлежало бы крепить совсем, я стал править к WSW½S. К 11 часам глубина уменьшилась до 9 саженей, и я находился в крайнем беспокойстве; положение наше стало еще опаснее, но около полудня мы нашли внезапно 15 саженей глубины, которая до 6 часов вечера была одинаковая, а к ночи, когда и ветер утих, еще увеличилась, так что мы избежали угрожавшей нам опасности; в продолжение ночи и небо выяснилось.

2 сентября. Величественный восход солнца, зрелище, какого мы давно не видели, предвещал прекрасный день; дул свежий ветер от запада, и я правил на StO к Уналашке. Перед самым полуднем я взял несколько высот солнца, по которым определил широту 59°42′30″ с.; долгота по хронометрам 169°53′ з. Глубина составляла 26 саженей, грунт был мелкий белый песок.

3 сентября в 6 часов пополудни был усмотрен с салинга о. Св. Павла на StW в 20 милях; видны были только три небольшие возвышения, едва поднимавшиеся над горизонтом. Множество морских птиц летало настолько безбоязненно около корабля, что мы поймали нескольких. На следующее утро мы миновали о. Св. Георгия в 18 милях; он лежал на W от нас. Сильный NNW ветер способствовал быстро плыть к Уналашке; в 8 часов утра мы усмотрели на S корабль в большом отдалении. Этот корабль был первый, встреченный со времени отплытия из Бразилии; в этом море мы менее всего могли ожидать такой встречи. Догнав его в полдень, я велел поднять флаг, двухмачтовая шхуна сделала то же самое. Из кратких переговоров я узнал, что она принадлежит Российско-американской компании, и, нагрузив пушные товары на островах Св. Павла и Св. Георгия, везет их на о. Ситку.

5 сентября. Претерпев ночью сильную бурю, мы находились по корабельному счислению в 20 милях от Уналашки; густой туман, скрывавший берег, лишил нас надежды достичь сегодня гавани. В 5 часов дня туман на самое короткое время несколько рассеялся, и мы увидели на небольшом расстоянии высокий берег, который я принял за NO оконечность о. Уналашки; туман вскоре опять покрыл землю, и мы должны были пуститься в море и лавировать всю ночь при мелком дожде и слабом NO ветре.

6 сентября с наступлением дня туман исчез, и NO оконечность острова, которую мы теперь совершенно ясно видели, находилась от нас только в 6 милях. Редко встречает мореплаватель такое безотрадное зрелище, какое представляет этот остров, особенно с NO стороны. Черные берега, покрытые лавой, отвесно подымаются из моря. Весь остров состоит, как кажется, из одних остроконечных гор, стоящих близко одна около другой; некоторые из них так высоки, что достигают облаков. Сегодня мы имели не столь печальный вид, ибо даже самые высочайшие вершины гор очистились от облаков и лучи солнца, преломляясь на ледяном покрове, придавали ему розовый цвет.

 Жители Алеутских островов Рисунок художника Л. Хориса
 Жители Алеутских островов Рисунок художника Л. Хориса

В 6 часов поднялся умеренный ветер от SO; для нас он был противный, и мы были принуждены весь день и всю следующую ночь лавировать вблизи Уналашки.

7 сентября, наконец, поднялся слабый попутный ветер от NO, которым мы воспользовались и направили свой курс к гавани Иллюлюк, где Американская компания имеет поселение; едва мы приблизились ко входу в гавань, окруженному высокими горами, как наступил совершенный штиль. Перед входом в гавань нет возможности стать на якорь, ибо и 100 саженями нельзя достать дна; притом плавание в гавань сопряжено с опасностью от часто случающихся шквалов, могущих легко нанести корабль на берег. Между тем о прибытии корабля стало известно в гавани. Крюков, правитель конторы Американской компании, прибыл к нам с пятью большими 24-весельными байдарами, чтобы буксировать нас в гавань; за такую внимательность мы были весьма благодарны, ибо без этого не смогли бы войти в гавань сегодня. Множество алеутов, приехавших из любопытства на маленьких байдарах, вмещающих только по одному человеку, представляли странное зрелище. В час дня мы бросили якорь в восточной части Капитанской гавани напротив деревни Иллюлюк. Костюмы жителей Алеутских островов Рисунок художника Л. Хориса

Якорное место здесь совершенно безопасно, и эта гавань была бы лучшей в свете, если бы вход и выход из нее не были сопряжены с такими затруднениями. Крюков, желая доставить нам удовольствие, велел истопить для нас баню, которая необходима всякому русскому после долговременного путешествия; наше наслаждение усилилось еще живым воспоминанием о любезном отечестве. Хотя на Уналашке и на прочих Алеутских островах находилось только 12 голов рогатого скота, принадлежащих Американской компании, тем не менее Крюков приказал убить одного быка и ежедневно присылал свежее мясо на всю команду, а из своего собственного огорода снабжал нас картофелем, репой и редькой, единственными произрастающими здесь овощами. Свежие запасы придали нам всем новые силы, и я с удовольствием видел, что весь мой экипаж совершенно здоров.

8 сентября утром в гавань вошло маленькое судно «Чирик», которое мы видели между Уналашкой и о. Св. Павла. Капитан этого судна рассказал мне, что с о. Св. Павла в ясную погоду на SWtW виден остров; он предпринимал в нынешнюю экспедицию поиски, но ему препятствовал туман. Крюков, за несколько лет перед этим живший на о. Св. Павла, также уверял меня, что в ясную погоду видел оттуда берег. Я твердо вознамерился исследовать эту страну в следующем году во время плавания к Беринговому проливу; если этот остров действительно существует, то я надеюсь его найти.

Вследствие данной мне инструкции, надо было отправиться от Уналашки к Сандвичевым островам, чтобы дать экипажу отдых и запастись там свежими припасами для предстоящего плавания в Южное море; предложение это, конечно, было бы хорошо, если бы я мог быть уверенным в получении там потребной мне провизии. Но, по всем известиям, собранным мной о Сандвичевых островах у капитанов кораблей Американской компании, не мог я иметь никакой надежды на получение там провизии; поэтому я решил отправиться в Калифорнию, дать экипажу в превосходнейшем порту Св. Франциска несколько недель отдыха, починить корабль, запастись водой, дровами и продовольствием, а уже потом посетить Сандвичевы острова на короткое время. В Уналашке я не мог долго оставаться, поскольку плавание здесь в позднее время года опасно из-за часто свирепствующих сильных бурь; поэтому поспешил я налиться водой, чтобы без потери времени отправиться опять в путь. Между тем я составил реестр всем моим потребностям на будущий год и вручил его правителю конторы Американской компании, который по распоряжению находящегося в С. — Петербурге Главного правления обязан был исполнить мои требования. Они состояли в следующем:

1. Построить одну 24-весельную байдару, две одноместные и две трехместные.

2. Нанять 15 человек здоровых и сильных алеутов, опытных в управлении байдарами, снабдив их всей нужной амуницией.

3. Заготовить для всего экипажа камлайки из сивучьих кож для защиты от дождя.

4. Немедленно отправить нарочного на о. Кадьяк, чтобы через правителя тамошней конторы Американской компании получить толмача, знающего языки народов, населяющих берега Америки к северу от п-ова Аляски.

Последнее требование было самым трудноисполнимым, ибо позднее время года угрожало непрерывными штормами, от которых маленькое судно подвергалось величайшей опасности, тем более что приставание к берегу в открытом океане очень трудно, а часто даже совершенно невозможно. Но получение толмача (переводчика) для путешествия в Беринговом проливе было для меня слишком важно, а потому следовало приложить максимум усилий, чтобы выполнить это. К счастью, нашлись три отважных алеута, которые сами вызвались в эту поездку.

11 сентября. По случаю вчерашнего торжества именин государя императора Крюков давал на берегу обед всему экипажу; после обеда мы пошли в просторную землянку, в которой было собрано множество алеутов для плясок. Оркестр состоял из трех алеутов с бубнами, которыми они производили простую, печальную, состоявшую из трех тонов музыку. На сцену выступало только по одной танцовщице, которая, без всякого выражения сделав несколько прыжков, скрывалась между зрителями. Мучительно было смотреть на этих людей, принужденных прыгать передо мною; мои матросы, также чувствуя скуку и желая развеселиться, запели веселую песню, а двое из них, став на середину кружка, сплясали. Этот быстрый переход от печали к радости развеселил всех нас, и даже на лицах алеутов, стоявших до этого с повисшими головами, блеснул луч веселья. Один промышленник Американской компании, оставивший отечество в цвете лет и здесь поседевший, вбежал внезапно в дверь и, воздев руки к небу, воскликнул: «Так это русские, русские! О, дорогое, любезное отечество!» На его бледном лице изображалось в эту минуту блаженное чувство, слезы радости оросили его, и он скрылся, чтобы предаться своей горести. Меня поразила эта сцена, я живо представил себе положение старца, со скорбью вспоминавшего о своей юности, счастливо проведенной в отечестве. Он прибыл сюда в надежде приобрести здесь достаточное состояние, чтобы наслаждаться потом беззаботной старостью в кругу своего семейства, но должен был, подобно многим другим, окончить жизнь в этой стране.

Источник: Коцебу О. Е. Путешествие в Южный океан и в Берингов пролив для отыскания Северо-Восточного морского прохода, предпринятое в 1815–1818 на корабле «Рюрик»: в 3 ч., 1821–1823 гг.



Источник: http://www.litmir.net/br/?b=181555&p=41
Категория: Коцебу О.Е. Путешествие в Южный океан и Берингов пролив | Добавил: alex (29.01.2014)
Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz