РУССКИЕ НА ВОСТОЧНОМ ОКЕАНЕ: кругосветные и полукругосветные плавания россиян
Каталог статей
Меню сайта

Категории раздела

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Друзья сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 19.10.2017, 15:43

Главная » Статьи » 1819-1821 "Восток" Белинсгаузен Ф.Ф. и "Мирный" Ла » Белинсгаузен Ф.Ф. Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света

Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 годов. Глава 3. (Продолжение)
Ф. Ф. Беллинсгаузен. Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 20 и 21 годов, совершенные на шлюпах "Востоке" и "Мирном" под начальством капитана БЕЛЛИНСГАУЗЕНА командира шлюпа "Восток" Шлюпом "Мирным" начальствовал лейтенант ЛАЗАРЕВ

Глава третья (Продолжение)

 Плавание по восточную сторону Южных Сандвичевых островов. - Плавание в Южном Ледовитом океане.

3 марта.   Ртуть в Реомюровом термометре стояла ночью на двух с половиной градусах ниже точки замерзания. Лишь только офицер, управляющий вахтою, успел смениться, приметили по временам показывающееся мерцание света, причины коего мы сначала не знали. Наконец, в исходе второго часа ночи, когда облака стали реже, открылось взору нашему прекраснейшее и величественнейшее явление природы. На юге представилось нам сначала два столба бело-синеватого цвета, подобно фосфорическому огню, с скоростью ракет из-за облаков на горизонте исходящие; каждый столб был шириною в три диаметра солнца; потом сне изумляющее нас явление заняло пространство на горизонте около 120°, переходя зенит. Наконец, к довершению явления, все небо объято было подобными столбами. Мы любовались и удивлялись сему необыкновенному зрелищу. Свет был так велик и обширен, что от непрозрачных предметов была тень подобно как во время дня, когда солнце закрыто облаками; можно было без пруда читать самую мелкую печать.
      Явление мало-помалу исчезло и, освещая во всю ночь горизонт, приносило нам великую пользу, ибо уже за несколько дней пред сим в самую облачную ночь становилось по временам светло, чему мы не знали причины, а при сем свете могли смелее продолжать плавание.
      Последнее такового рода явление показалось сначала небольшим бело-синеватым шаром, из коего мгновенно распространялись по своду небесному того же цвета полосы и некоторые простирались до противоположного горизонта; а иные, достигая зенита, переходили оный; иногда на небесном своде представляли подобие пера, а иногда все небо и даже горизонт на севере покрывались сим светом. При утренней заре прекрасное южное сияние постепенно исчезало.
      Ветр дул крепкий от SW, мы шли к востоку. На рассвете увидели впереди четыре льдяных острова. Великое волнение с яростию разбивалось о ближайший к нам остров. Брызги, поднимаясь, уносимы были ветром чрез остров, который видом подобен был маяку.
      До полудня мы прошли тринадцать льдяных островов и плавающих льдов. В полдень по наблюдению находились в широте 60° 49' 11" южной, долготе 82° 22' 16" восточной. Склонение компаса было западное 48° 4', среднее из найденных.
      От полудня до сумерек прошли мимо разных льдяных островов, которых число час от часу умножалось. В вечеру набежал от запада сильный шквал; при ночной темноте и великом снеге мы далее пяти шагов вперед не могли видеть, почему в 10 часов вечера привели к ветру на север и остались до рассвета в сем положении.

4 марта.   В продолжение всей ночи ветр дул довольно свежий с порывами при чрезвычайно густом снеге, но как скоро перестал итти снег, открылось южное сияние во всем величии и блеске, совершенно отличное от того, которое мы видели 3-го числа; весь небесный свод, исключая от горизонта на 12 или 15°, покрыт был радужного цвета полосами, со скоростью молнии извилисто пробегающими от юга к северу и переливающимися из цвета в цвет. Сие явление, превосходящее всякое описание, приводя нас в величайшее изумление, спасло, может быть, от бедствия. Когда после снежной тучи осветило море сиянием, мы увидели, что прошли подле льдяного большого острова, оставя оный под ветром; по-читали себя счастливыми, что не задели за остров.
      Впоследствии лейтенант Лазарев мне рассказывал, что некоторые матрозы его шлюпа при сем внезапном явлении вскричали: горит небо И уже недалече! Я сему не удивился, ибо думаю, что таковое внезапное зрелище изумило бы и самого профессора, преподающего лекции по сей части, ежели ему не случалось прежде видеть подобных явлений.
      В четыре с Половиной часа, лишь только рассвело, я спустился на SO 70°, и мы увидели, вблизи нас двенадцать больших льдяных островов. К 8 часам прекратились порывы с густым снегом, но ветр продолжался тот Южная полярная бурная птицаже. Льдяные острова беспрерывно умножались на пути нашем, и многие были огромной величины.
      В 10 часов утра, когда по великому числу льдяных островов они становились опасны, я лег на NO, и шлюпу "Мирному" чрез телеграф велел переменить курс влево на четыре румба.
      В сие время проходили льдину, которая имела вид древних башен. Капитан-лейтенант Завадовский посредством секстана нашел, что высота сего льдяного острова в 357 английских футов от поверхности моря *(1). Художник Михайлов нарисовал вид острова.
      Лейтенант Лазарев в первое наше после сего свидание говорил мне, что когда шлюп "Восток" проходил вблизи одного из островов и был в расстоянии от "Мирного" около пяти миль, тогда казалось, что его рангоут вышиною в третью долю льдяной громады. Из сего лейтенант Лазарев заключил, что остров возвышался на 408 футов *(2).
      Таковая высота сверх поверхности моря - средняя между спицами Петропавловскою в С.-Петербурге и Св. Михаила в Гамбурге. Первая в 385 английских футов, а последняя в 429. Льдина имела верх острый.
      Шлюп "Мирный" по причине дальнего от нас расстояния не скоро исполнил по сигналу, и для того сигнал повторен при двух пушечных выстрелах с ядрами,
      В полдень мы находились в широте 60° 29' 35" южной, долготе 86° 6' 5" посточной. Склонение компаса было западное 49° 40' среднее из найденных.
      С самого утра и до 5 часов пополудни мы шли между льдяными островами и плавающими льдинами. Подле одного огромного острова, от которого волнением отбило несколько кусков льда, мы легли в дрейф и спустили ялы, набрали льда до десяти бочек, потом, подняв ялы, к ночи взяли у марселей по два рифа и направили курс на NO 40°.
      Во время дрейфа приехал к нам командир шлюпа "Мирного". Я объявил ему намерение мое оставить большие широты, как по множеству встречаемого льда и приближению равноденственного бурного времени, так и по темноте ночей и по беспрестанным снегам; объявил, что вместо Аукландских островов, к которым назначено мне дойти, пойду в Порт-Жаксон, где можно запастись всеми свежими съестными припасами, коих нет на Аукландских островах да и дров в Порт-Жаксоне больше. Вследствие сего предположения я сказал лейтенанту Лазареву, что близ пересечения пути капитана Кука шлюпы должны разлучиться. "Мирному" должно итти по параллели на 2'/з или 3° южнее пути капитана Фюрно *(3); приближаясь к долготе 135° восточной, войти в широту 49° 30' южную и продолжать плавание к востоку по сей параллели, дабы осмотреть остров Компанейский 83, означенный на Аросмитовой карте в широте 49° 30' южной, долготе 143° 4' восточной; потом, обозрев пространство от сего острова до южной оконечности Ванднменовой земли *(4), итти в Порт-Жаксон. Шлюпу "Востоку" назначил плавание севернее пути капитана Кука, также на 2'/2 или 3°, дабы оба шлюпа перешли и обозрели пространство моря по долготе на 55°, по широте на 8°, которое еще никем из известных, мореплавателей не было обозреваемо. Приблизившись к острову Компанейскому, я намерен был осмотреть оный и потом уже итти в Порт-Жаксон. Я присовокупил лейтенанту Лазареву, что когда наступит час разлучения, о сем ему дам знать чрез телеграф. Ночью мы шли тем же курсом под малыми парусами. Два раза набегали шквалы от SW, с таким густым снегом, что на десять сажен ничего не возможно было видеть.

5 марта.   В 3 часа утра мы вошли между множества льда, плавающего большими кусками, но, к счастию нашему, в сие время южное сияние осветило море, так, что мы могли все видеть и избрать путь, дабы миновать льды. Чрез час вышли на свободное место.
      При рассвете открылось до одиннадцати льдяных островов в разных направлениях от шлюпа. Весь следующий день мы шли между льдяными островами. В полдень находились в широте 59° 00' 31" южной, долготе 88° 51' 9" восточной. Склонение компаса было среднее из найденных 48° 2' западное; к вечеру льдяные острова показывались реже. В продолжение дня проходило несколько туч с снегом, и, как по наступающему равноденствию, я не надеялся иметь более благоприятного случая нарубить льда, то выпадающий снег собирали в кадки и впоследствие времени поили им свиней и баранов.
      На шлюпе "Востоке" служащих было многим больше, нежели на "Мирном", а потому, дабы по наступлении великого поста доставить им возможность исполнять обязанности христиан, я взял священника с шлюпа "Мирного" до соединения нашего в Новой Голландии *(5). Оба шлюпа легли в дрейф, и священник к нам переехал.
      По поднятии яла шлюпы пошли прежним курсом на N0 40°. Вскоре потом, через телеграф, при семи пушечных выстрелах, я велел шлюпу "Мирному" итти в повеленный путь, пожелал ему всех возможных успехов и назначил местом соединения Порт-Жаксон. Лейтенант Лазарев отвечал двадцатью выстрелами, чрез телеграф также пожелал нам успехов и лег на NO 79°; в 7 часов вечера ночная темнота скрыла от нас сопутников наших, и мы на долгое время с ними разлучились.
      С вечера мы остались под рифлеными марселями. При свежем ветре от SSW шли на NO 70° по семи миль в час, встречая несколько льдяных островов. Густый снег препятствовал нам различать предметы, и потому в предосторожность, от времени до времени, я уменьшал ход, обезветривая паруса.

6 марта.   В полночь морозу было 1,2°; южное сияние, некоторым образом способствующее безопасности плавания нашего, продолжалось с 10 часов вечера до 3 часов утра.
      Я сделал привычку при рассвете взглянуть за корму на шлюп "Мирный"; ныне, вышед на шканцы, взглянул и, не видя своего сопут-ника, почувствовал, что мы находились одни в центре горизонта; в виду имели льдяные острова, прибавляли парусов, но не выходили из скучного одиночества.
      Пеструшки, черные, голубые, бурные птицы и дымчатые альбатросы были свидетелями нашего плавания.
      Число льдяных островов уменьшалось. В продолжение дня при большом ходе встретили оных не более десяти,
      В 7 часов пополудни ветр задул от запада и шел небольшой снег; для ночи убрали все лисели.

7 марта.   С полуночи до 4 часов южное сияние способствовало нашему плаванию. С рассветом поставили все лисели, ветр перешел к северу, с небольшою пасмурностью, дождем и снегом. Ртуть в термометре стояла на точке замерзания. В 7 часов прошли мимо льдину, оставя оную влеве.
      Я уже давно хотел запастись льдом, но до сего времени всегда встречал препятствия: то крепкий или благополучный ветр, которого не желал упустить, то большая зыбь не позволяла пристать и держаться с гребным судном около льдины. Сегодня в начале десятого часа утра, подошед к льдяному острову весьма близко, пятью выстрелами с ядрами мы отбили достаточно льда, легли в дрейф, спустили оба яла и отправили оные за льдом.
      Во время дрейфа успели измочалившийся от непогод штуртрос переменить новым.
      В полдень находились в широте 58° 21' 48" южной, долготе 97°28'38" восточной; склонение компаса было 42° 51' западное.
      Собрав лед, подняли гребные суда на боканцы, наполнили паруса и легли на NO 80°, при свежем ветре от NW. Ходу было около восьми миль в час. От полудни до вечера видели вдали только два льдяные острова.
      В 8 часов вечера спустили для ночи лисели; в 10 часов вечера прошли мимо льдины; пасмурность очистилась; в 11 часов началось южное сияние, которое простиралось от SW к NO.

8 марта.   С 9 часов утра ветр начал крепчать от севера, что принудило нас, закрепя брамсели, взять у марселей по рифу. В 2 часа пополудни спустили брам-реи на росторы; с 3 часов покрылся горизо-ит мрачностию. В 5 часов у фор-марселя и крюйселя взяли остальные рифы и у грот-марселя закрепили предпоследний риф и спустили брам-стеньги на найтовы; в 9 часов взяли грот на гитовы; в 11—прошли льдяной остров и увидели впереди еще несколько. Ветр все крепчал, что принудило нас поворотить на другой галс.

9 марта.   В полночь ветр уже был так силен, что мы остались при зарифленном грот-марселе и штормовых стакселях. В 2 часа грот-стаксель-фал лопнул, мы скоро убрали и, переменив новым, подняли стаксель. В 5 часов вдруг порвало грот-марса шкот, грот-стаксель и бизань стаксель-шкоты; положение шлюпа нашего могут себе представить только те, которые подобное испытали. Хотя марсель убрали скоро, равно и стаксели спустили, однакоже они к употреблению уже были совершенно негодны; устоял один фок-стаксель. Я приказал скорее спустить, дабы иметь хотя один парус на всякий случай. Ветр ревел; волны поднимались до высоты необыкновенной; море с воздухом как будто смешалось, треск частей шлюпа заглушал все. Мы остались совершенно без парусов, на произвол свирепствующей бури; я велел растянуть на бизань-вантах несколько матрозских коек, дабы удержать шлюп ближе к ветру, Мы утешались только тем, что не встречали льдов в сию ужасную бурю. Наконец, в 8 часов с баку закричали: льдины впереди; сие извещение поразило всех ужасом, и я видел, что нас несло на одну из льдин; тотчас подняли фок-стаксель и положили руль на ветр на борт; но как все сие не произвело желаемого действия и льдина была уже весьма близко, то мы только смотрели, как нас к оной приближало. Одну льдину пронесло под кормою, а другая находилась прямо против средины борта, и мы ожидали удара, которому надлежало последовать; по счастию, огромная волна, вышедшая из-под шлюпа, отодвинула льдину на несколько сажен и пронесла у самого подветренного штульца. Льдина сия могла проломить борт или отломить руслень и свалить мачты.
      В 11 часов буря свирепствовала попрежнему; вершиною одной из огромных волн ударило в конец бушприта, так что разогнуло наветренные гаки, ватер-бакштаги и крамбал-бакштаги. При сем случае я много обязан расторопности и деятельности капитан-лейтенанта Завадовского, которому было поручено как можно скорее наложить двои сейтали на место бакштагов; скорым сего исполнением мы могли удержать бушприт и мачты.
      В продолжение бури не видно было ни одной птицы, кроме дымчатого альбатроса, который прятался от жестокости ветра в бороздах волн и, удерживаясь в оных с распростертыми крыльями, перебирал ногами воду.
      В 2 часа пополудни сила ветра несколько уменьшилась. В 3 часа мы видели большой льдяной остров в трех милях от нас. Ветр с полудня склонился чрез север к NW. Поставя фок-стаксель, мы поворотили и взяли курс N0 80°. В 6 часов вечера, уже могли нести фок и грот зарифленные; тогда видели льдяной остров на N и несколько пеструшек; они все еще старались удерживаться на поверхности воды между волнами. Приближающаяся ночь умножала опасность нашу, ибо мы испытали, что плавание между льдяными островами во время шторма может быть бедственно, особенно, когда темнота ночи препятствует увидеть льды прежде самого близкого расстояния; при сильном ветре иногда нет средства управлять судном по желанию; может случиться, что не будет возможности ни пройти на ветр, ни спуститься, и тогда гибель неизбежна.

10 марта.   В полночь ветр все еще свирепствовал попрежнему, сопровождаем дождем и снегом; каждый набегающий огромный вал подымал шлюп на свою вершину и потом низвергал в пропасть; шлюп находился то в прямом положении, то на правом и левом боку; весьма неприятно было видеть движение частей шлюпа и слышать, как они трещали.
      В исходе второго часа рассмотрели под ветром льдяной остров, выше которого пройти не надеялись, и потому спустились под ветр. В 3 часа, проходя мимо сего острова, встретили отделившиеся от оного куски плавающего льда; весьма счастливо прошли между ими, не задев ни за один. Мы скачала обманулись, почитая сии куски льда пеною, происходящею от волн. В 11 часов утра ветр перешел опять к N0, мы поворотили вновь к NW, чтоб как можно менее податься к югу, опасаясь встретить более льда. При повороте видели на SSW в трех милях, и на N0 60°, в трех же милях, два огромных льдяных острова; вскоре, по прочищении пасмурности, открылся третий на N0 в четырех милях. К вечеру ветр начал стихать. В 7 часов пополудни спустились и обходили льдяной остров.

11 марта.   В полночь было совершенное безветрие, дождь и снег. Прежнее волнение производило чрезвычайно вредную качку и несло нас по своему направлению. Сие положение не менее прочих опасно, ибо равно невозможно управлять судном.
      Поутру переменили изорванный грот-марсель новым и по причине чрезмерной качки и мрачности поставили только марсели рифленые. Беспрерывный мокрый снег затруднял все матрозские работы.
      С полудня задул ветр от NWN; я опять взял курс к NN0, чтоб скорее выйти из льдов; но чрезмерная зыбь, оставшаяся после бури, препятствовала нам воспользоваться сим ветром; к вечеру опять задул крепкий от севера и принудил нас итти к востоку. Мы тогда имели только грот-марсель зарифленный всеми рифами и фок рифленый; морозу было два с половиной градуса.

12 марта.   В 2 часа ночи увидели под ветром льдяной остров; с теми парусами, которые мы имели, я не надеялся пройти на ветре оного, и потому обошел под ветром. В 7 часов утра прошли еще одну льдину. В продолжение всей ночи и до полудня выпадал небольшой снег, в полдень перестал; тогда небо очистилось, и солнце выглянуло к отраде нашей.
      По наблюдению в полдень мы находились в широте 58° 39' 57" южной, долготе 108° 16' 15" восточной; течением в продолжение шести суток нас снесло на юг, шестьдесят две мили.
      Около полудня сила ветра несколько уменьшилась, а к вечеру задул ветр от NW; по сей причине, поставя фор-марсель и грот, мы шли на N0.

13 марта.   До полуночи луна светила по временам, выходя из-за облаков, а с первого часа ночи благодетельное для нас южное сияние хотя временно, но весьма хорошо освещало.
      Сегодня мы также прошли мимо нескольких льдяных островов, один был вышиною в 250 футов; на краю его стоял льдяной столб наподобие обелиска. В 8 часов в широте 57° 33' прошли льдину; она имела вид сопки и была последняя, которую мы встретили на пути к Порт-Жаксону.

14 марта.   По крепости ветра на ночь убавили парусов, шлюп остался под одними зарифленными марселями, ходу имел семь с половиной узлов. Ночь была темная, временно мрачность, шел небольшой снег, и мы впереди ничего не видали. По сей причине я держал грот-марсель на стеньге, чтоб иметь не более четырех узлов хода. С утра прибавили парусов и шли весь день по восемь с половиной миль в час на N0 77°.
      С вечера по темноте, происходящей от пасмурности, облачной и дождливой погоды, мы привели в бейдевинд и остались только под грот-марселем, фок-стажселем и апселем; ветр дул крепкий, чрезвычайно большая зыбь произвела великую качку. В 11 часов небо прояснилось и луна осветила горизонт, тогда

15 марта.   С рассветом отдали у грот-марселя один риф и поставили фор-марсель и крюйсель зарифленные. День был ясный, лучший, какового можно ожидать в Южном океане.
      В полдень находились в широте 56° 41’ 40" южной, долготе 124° 10’ 7" восточной. Склонение компаса оказалось 21° 5’ западное. Течением нас увлекло в последние трое суток на SО 62°, семьдесят семь миль. Сие произошло от большого волнения и неверного определения склонения компаса, ибо склонение компаса невозможно определить с точностию, когда он от великого волнения сильно качается. Высоту солнца также нет возможности взять надлежащим образом, потому что когда шлюп подымается и опускается на волнении, самый горизонт переменяется.
      С полудня, дабы войти в меньшие широты, я взял курс на N0 40°, но сим румбом мы шли только до 9 часов вечера, тогда сделался ветр противный, от N0.
      В продолжение дня встретили голубых бурных птиц, пеструшек, одного белого альбатроса, а около вечера видели курицу Эгмонтской гавани.

16 марта.   Ночь темная, посмурность и дождь. По термометру теплоты было 3°. В 3 часа утра ветр задул от NW, почему мы поворотили на N0t0. Ветр крепчал и к 8 часам утра выбил нас из парусов, так что с нуждою могли нести один рифленый грот; в 3 часа пополудни и сей парус убрали и остались под одним бизань-стакселем. Во время сей бури, в 10 часов вечера, ветр отходил к W и смягчался; мы поставили тогда штормовые стакселя и фок, пошли к N0. Вскоре пасмурность начала прочищаться и луна осветила горизонт.

17 марта.   К утру ветр сделался тише; мы поставили все паруса; по причине крепких ветров давно не имели к сему возможности, и паруса быв мокры от продолжавшихся девятидневных штормов, требовали просушки; вывесили для просушки сырое служительское платье. В полдень по наблюдению находились в широте 55° 3’ 37" южной долготе 129° 7’ 51" восточной. Склонение компаса было 8° 45' западное.

18 марта.   В продолжение всего дня мы имели благополучный западный ветр; к ночи на короткое время сделался несколько противный; в час опять отошел к западу, и мы переменными румбами продолжали плавание к N0. В полдень находились в широте 54° 28' 54" южной, долготе 131° 9’ 52" восточной. Течением увлечены были к востоку на семнадцать миль; прошли мимо травы, плавающей на поверхности моря. С полудня ветр задул от N0 с пасмурностию и туманом. Желая скорее достигнуть меньшей широты, я поворотил к NW.

19 марта.   С полуночи ветр неожиданно перешел через О к SО и до утра дул жестокий; шлюпу было весьма трудно итти против зыби. Выбило мартингал *(6). С утра от 7 часов ветр сделался SW и обратился в шторм. Мы имели ходу по десяти узлов; часто встречали морскую траву.
      В полдень находились в широте 53° 1’ 58" южной, долготе 133° 9’ 42" восточной.
      До 6 часов пополудни свирепствовал шторм, гнал перед собою отделявшиеся с вершин волн брызги, которые наполняли воздух; солнечные лучи, проницая сквозь облака и преломляясь в сих брызгах, представляли взору нашему на поверхности моря множество малых радуг. Волнение было велико, шлюп имел боковую и килевую качку. Из птиц провожали нас голубые и средние черные бурные птицы, пеструшки, дымчатые и белые альбатросы; к полуночи ветр несколько смягчился и перешел к W.

20 марта.   Мы продолжали курс N0 50° при лунном свете, который показывался сквозь облака. В 8 часов утра ветр задул от ONO с дождем, я поворотил к NW. Зыбь от SW все еще продолжалась и производила большую боковую качку; с полудня ветр перешел опять к NW и SW и, так сказать, едва двигал шлюп наш к N0; мы видели несколько морской травы и девять пингвинов.

21 марта.   С полуночи ветр при дожде усилился от юга так, что мы могли продолжать путь на N0 56°, по семи и восьми миль в час. В 6 часов ветр был весьма крепкий с сильными порывами; развело большое волнение, качка сделалась ужасная. Мы несли грот-марсель и фок зарифленные.
      Всем известно, что в продолжение долговременного плавания на судах от сильных ветров, качки и прочего люди, лазя по снастям наверх, оттуда иногда падают и ушибаются, а иногда и вовсе погибают в море. В продолжение всего путешествия с нами случилось токмо одно следующее подобное несчастие.
      21-го в 10 часов утра от большого волнения шлюп непомерно лег на бок, и его так сильно толкнуло, что священник, беседуя в кают-компании, не удержался на ногах. Штурман Парядин, желая ему помочь, по неловкостиНерпы своей, вместе с ним свалился и ударился головой о продольную переборку в кают-компании, прошиб переборку и проломил себе голову. Священник был счастливее, ибо упал на штурмана и, вставая, удивился, что видит его лежащего на полу. Лекарь Берг подал скорую помощь, однако ж штурман Парядин не прежде прибытия нашего в Порт-Жаксон совершенно выздоровел.

22 марта.   В полдень 22-го мы находились в широте 49° 44’ 37" южной, долготе 142° 29’ 39" восточной.
      Ветр дул тот же WSW свежий, погода с утра была пасмурная, временно шел дождь. Мы не могли видеть далее шести миль. С полудня я взял курс N0, дабы приблизиться к широте острова Компанейского, который в 49° 30’ южной широты; пройдя к N0 девять миль, я лег на N0 85°. Сим румбом шел по карте Аросмита чрез упомянутый остров и, держась одним курсом до 5 часов вечера еще семнадцать миль, не заметил берега. Я полагал также встретить шлюп «Мирный», которому надлежало итти сим же местом, но острова не видел, а шлюпа не встретил. Ежели широта острова Компанейского неверно определена, то в настоящую погоду легко можно пройти мимо, и потому с 5 часов вечера к ночи, я взял курс к южной оконечности Вандименовой земли *(7), на N0 18°. Остров Компанейский предоставляю сыскать тому, кто счастливее меня в подобных поисках. При сем повороте найдено склонение компаса 6° 53’ восточное. Тогда же видели двух куриц Эгмондской гавани.
      Встречая беспрерывно морскую траву, нырков, несколько пингвинов и куриц Эгмондской гавани, мы имели доказательство близости Вандименовой земли, и вероятно были недалеко от нескольких небольших островов, которых однако же не видали.
      К вечеру в 11 часов, по причине нахождения сильных порывов от NWtW, закрепили у марселей все рифы.

23 марта.   С полуночи ветр отошел к западу, дул сильно, с пасмурностию и дождем; я взял курс на N 1/2 О. Мы шли по девяти с половиною и десяти миль в час.
      В полдень находились в широте 47° 18’ 26" южной, долготе 144° 45’ 53" восточной.

24 марта.   При крепком ветре от WtS с порывами, дождем и большим волнением мы продолжали курс на NtO. В 1 час ночи, в широте 45° 40’ южной, увидели блистание молнии, чего во время бытности в больших южных широтах не видали. В 4 часа утра набежал шквал, сопровождаемый дождем и снегом.
      В полдень находились в широте 47° 18’ 26" южной, долготе 144° 45’ 53" восточной.
      В начале третьего часа пополудни посланный для усмотрения берега на салинг закричал: «виден берег»! «виден берег», — повторял вахтенный лейтенант; «виден берег», — все повторяли, и на лице каждого изображалось удовольствие. Тогда взяли курс параллельно южному берегу земли Вандимен, вскоре прошли на траверсе высокий камень, находящийся на западной стороне мыса Педра Бланка.
      Ветр дул крепкий от SW с порывами, облака неслись во множестве, временно шел дождь, большое разводило волнение, шлюп бросало всячески. Ртуть в термометре показывала 7,5° теплоты; мы шли по десяти миль в час. В 7 часов убрали грот и фок и легли на N0 50°.

25 марта.   Ночь была весьма темная, временно шел дождь, пенящееся море наполнено было светящимися искрами. С полуночи взяли курс N0 18° и закрепили грот-марсель. В 7 часов утра ветр переменился, задул от запада; мы поставили грот-марсель и крюйсель рифленые, посадили фок и грот.
      В полдень находились в широте 42° 4’ 40" южной, долготе 149° 24’ 25" восточной. Все чувствовали большую перемену; небо очистилось от облаков; ветр дул тихий с Вандименовой земли; теплоты было 13°, барометр поднялся до 30 дюймов, чего в большой южной широте никогда не случалось. Мы просушили все паруса, которые были очень сыры и давно уже требовали просушки. Я приказал опять отворить все люки и заняться приведением шлюпа в лучший порядок.
      В 5 часов пополудни, в широте 41° 41’ южной, долготе 149° 37’ 25" восточной, найдено склонение компаса 11° 22’ восточное.

26 марта.   Прошедший день и всю ночь имели благополучный ветр. В полдень 26-го были в широте 39° 2’ 19" южной, долготе 149° 46’ 50" восточной.

27 марта.   В 7 часов утра увидели к западу берег Новой Голландии; находились тогда в широте 37° 17’ южной; склонение компаса было 8° 34’ восточное. Настало маловетрие.
      В следующий день служители занимались мытьем и чищением, чтобы встретить праздник пасхи. Приятная погода оживила всех, на лице каждого изображалась радость. После столь долговременной мокроты от снега, дождей, изморозья, тумана и прочего всего с особенным удовольствием просушивали свои вещи.
      В первый день праздника пасхи все оделись в летнее чистое праздничное платье, по обыкновению соотечественников наших отслушали заутреню и все молитвы. Служители разгавливались куличами. С утра тихий ветр от юга дал шлюпу покойное положение. Мы шли в виду высоких гор Нового Южного Валлиса и уже мечтали назавтра быть в Порт-Жаксоне, иметь разные удовольствия, но ветр стих, и потом задул от севера противный.
 
Примечания
 
*(1) 15 января 1820 г. русская экспедиция впервые пересекла южный полярный круг. — Ред.
*(2) В этот момент Беллинсгаузен находился в расстоянии не более 20 миль от материка Антарктиды в районе так называемой Земли принцессы Марты. В своем предварительном донесении из Порта-Жаксона Беллинсгаузен писал, что 16 января он проник на юг до широты 69°25', в долготе 2°10' (западной). Пасмурная погода не дала Беллинсгаузену с уверенностью утверждать, что он открыл Антарктиду. - Ред.
*(3) Беллинсгаузен вновь находился в расстоянии около тридцати миль от материка Антарктиды. - Ред.
*(4) Долгота восточная. - Ред.
*(5) В третий раз русская экспедиция находилась вплотнуюк материку антарктиды, Беллинсгаузен, повидимому, считал, что перед ним материк, что видно из следующих слов его предварительного донесения, присланного в Россию из Порт-Жаксона: «...не прежде как с 5-го на 6-е число дошел до широты 69° 7' 80" южной, долготы 16° 15' восточной. Здесь за льдяными полями мелкого льда, коего края отломаны перпендикулярно и который продолжается по мере нашего зрения, возвышаясь к югу подобно берегу (курсив наш). Лишь исключительная добросовестность не позволила ему уже тогда заявить об открытии русскими Антарктиды, поскольку все же у него не было полной уверенности, что «материк льда», «возвышаясь к югу подобно берегу», действительно является сушей. - Ред.
*(6) В первом издании опечатка: сказано «западной». - Ред.
*(7) Как видно беллинсгаузен опять высказывает предположение о близости материка Антарктиды. - Ред.

Источник: Ф. Ф. Беллинсгаузен.   Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 20 и 21 годов.
Москва, 1949г.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32

 


Источник: http://www.kronstadt.ru/books/travels/bellinsgausen_4.htm#3_3
Категория: Белинсгаузен Ф.Ф. Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света | Добавил: alex (17.10.2013)
Просмотров: 125 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz